В конце прошлой недели врио главы республики Артур Парфенчиков посетил северные районы. В Костомукше он, в частности, провел встречу с местным жителями, на которой спустя много лет всплыла, казалось, забытая тема строительства атомной электростанции. Сам Парфенчиков позднее оставил по этому поводу запись в соцсетях, в которой, однако, не высказал своего мнения, передав лишь слова местных жителей. Костомукшане, если верить и.о. губернатора, вспомнили, как против возведения АЭС развернулась целая кампания, и называли «идеологов этого противодействия, в том числе неместного розлива».

Впрочем, кто именно «противодействовал» осуществлению проекта и был ли в этом злой умысел, и.о. губернатора уточнять не стал. Вместо этого он процитировал ветерана, который сокрушался, что в Финляндии совсем рядом от места так и не построенного «чуда карельской энергетики» сооружают свою атомную электростанцию. Разговор с костомукшанами врио главы подвел к ситуации в региональной экономике.

— Безусловно, согласиться с выступавшими можно в одном — экономика и жизнь в Карелии в случае строительства АЭС была бы совсем другой, — многозначительно подытожил Артур Парфенчиков.

Дмитрий Рыбаков. Фото: yabloko.ru

Несмотря на то что пост на странице губернатора собрал немало «лайков», существуют и противоположные точки зрения, которых придерживаются, в том числе, представители научного мира. Среди них — старший научный сотрудник института геологии Карельского научного центра РАН Дмитрий Рыбаков, хорошо известный в природоохранном движении республики. На рубеже 80-90 годов прошлого века он был среди активных противников строительства Карельской атомной электростанции. Такой же позиции ученый придерживается и сегодня.

Рыбаков хорошо помнит, что после Чернобыля многие жители Карелии были настроены против соседства с «мирным атомом» и активно протестовали против планов строительства АЭС. Десятого декабря 1989 года протестные настроения вылились в антиатомный марш. Его участники длинной колонной прошли от бывшего Парка пионеров (ныне — Губернаторского) до площади Кирова, где состоялся двухчасовой митинг, и были в итоге услышаны властями. В мае 1990 года Верховный совет Карелии выступил против атомной электростанции и запретил дальнейшие инженерные работы.

После этого тема строительства АЭС поднималась еще раз 15 лет назад. Однако тогдашнее руководство Карелии во главе с Сергеем Катанандовым также сумело доказать федеральному руководству, что атомная станция принесет республике больше вреда, чем пользы. С тех пор, считает Дмитрий Рыбаков, не случилось ничего кардинального, что могло бы заставить региональные власти пересмотреть отношение к строительству АЭС.

Анти-атомный марш в Петрозаводске. Фото: facebook.com

— Не первый раз с пыльной полки достают эту тематику. На самом деле все уже давно просчитано, — уверяет Рыбаков. — Карельский научный центр в начале 90-х дал заключение о том, что это ущербно для нашей республики как в экологическом, так и экономическом плане и что для Карелии важнее развивать альтернативные, возобновляемые источники энергии. Но это сегодня практически не делается.

Кое-какие решения были, правда, сделаны в отношении использования древесного топлива, и такие модульные станции появлялись, но дальше мы не продвигаемся. Ветровые и солнечные электростанции, биоэнергетика, работающая за счет отходов сельского хозяйства, не развиваются. Это нужно делать. По этому пути идут в других странах. А атомная станция опасна, особенно на обводненной территории нашей республики: у нас тысячи рек и озер, которые составляют единую гидрографическую сеть.

Даже в нормальном режиме атомная станция выбрасывает радионуклиды — криптон-85, например. Это радиоактивный газ с периодом полураспада около 10 лет. В связи с тем, что в мире есть определенное количество АЭС, его количество в атмосферном воздухе накапливается. А негативное влияние малых доз радиации на человека и последствия Чернобыльской аварии известны.

Фото: Игорь Костин, ria.ru

Что касается Финляндии, то строительство АЭС там долго обсуждалось, и решение было принято на уровне парламента. Понятно, что «культура производства», как это раньше называли, там несравнима с нашей. Можно называть нюансы и рассказывать, как у нас строят и эксплуатируют атомные электростанции и что происходит с ответственностью тех, кто там работает. Это плохое для нас сравнение. Но итог общий — негативное влияние на окружающую среду. Думаю, что мы не должны копировать этот опыт.

Предыдущая статьяВ конфликте вокруг Сунского бора поставлена точка
Следующая статьяО каком Шандаловиче говорила главный свидетель обвинения на процессе Нелидова-Романова?