Александр Ершов

Александр Ершов

Советник генерального директора Прионежской сетевой компании. Родился в Медвежьегорске. Закончил исторический факультет Петрозаводского университета. Работал в комсомоле, чего не стыдится и что считает бесценным опытом. Немного поработал в бизнесе, но понял, что это не его. Десять лет отдал телевизионной журналистике. Член Союза журналистов России. Автор книги "Городские истории. Путевые заметки".

4 мая 2011 года

Заместитель генерального директора ОАО «Холдинг «Хранение Единых Резервов России» сидел за своим столом, обхватив голову руками.

— Что это? Ты мне можешь объяснить, — тихо поинтересовался он у начальника Департамента по работе с населением и общественностью ХХЕРРа. – Ты мне можешь объяснить, что это я сейчас смотрю, Дима?

Дима обречённо вздохнул.

— Это, Евгений Николаевич, репетиция акции «Саженцы Победы» в ХЕРе Северо-Запада. Это мне вчера прислала Кожемякина, и я решил посоветоваться с вами…

— А что тут советоваться, — Евгений Николаевич обхватил голову руками и посмотрел на кадры, идущие на мониторе. – Что тут советоваться, Дима? Ты сам-то это смотрел?

— Смотрел…

— Ну, тогда скажи мне – что это такое? Вот это что такое? – заместитель генерального директора ткнул рукой в экран. – Что это такое?

— Это запись репетиции, которая прошла в Мурманске, в Долине Славы…

— А что там, в Долине Славы, Дима, делают эти люди?

— Сажают деревья, — совсем уже похоронным голосом ответил начальник Департамента по работе с населением и общественностью.

— В шубах? В снег сажают? Они идиоты? – Евгений Николаевич грустно посмотрел на мчащийся на заднем плане картинки снегоход, которого не заметила Мария Вольдемаровна.

— Снега, как уверяет, Кожемякина, я с ней вчера разговаривал по этому поводу, видно не будет. Они поставят щиты со звёздочками вокруг посадок, уберут сугробы, а территорию покрасят зелёной краской.

— Что сделают?!

— Краской… покрасят. Зелёной. Из баллончиков.

— Ох, ё-о-о-о! И ты думаешь, что не будет видно, что у них там зима на дворе? Ладно, давай следующую запись посмотрим. Ага, вот эту. Это у нас где снято?

— Коми, Сыктывкар…

— И как там погода, по-твоему?

— Ну, вроде солнце…

— Мороз там, Дима! Мороз! Ты не видишь? У людей пар изо рта идёт, вон старичок какой-то в валенках ковыляет, смотри. Земля мёрзлая там, Дима. Видишь, лопаты не втыкаются, а? Да, и как они собираются эту акцию освещать?

— Они хотят её в интернете в режиме он-лайн транслировать, Евгений Николаевич.

— В интернете?! Чтобы весь мир над нами потешался, не только наша страна? Представь, это за границей кто-нибудь увидит!

Начальник Департамента по работе с населением и общественностью ОАО «ХХЕРР» представил, как в какой-нибудь проклятой «The Washington Post» появляется статья с кричащим заголовком: «Крупный российский холдинг отмечает День Победы массовым убийством молодых саженцев. «Зелёные» на всей планете требуют привлечь садистов к ответственности!» и спина его покрылась липким холодным потом.

— Да, вы правы…

В это время заместитель генерального директора увлечённо просматривал запись из Вологды.

— А тут что, скажи, пожалуйста?

— Это Вологда.

— Ясно. А что там, на переднем плане в Вологде? Кажется, собака лапу задрала?

— Да.

— А почему её никто не прогнал?

Начальник Департамента по работе с населением и общественностью в прошлом году был в командировке в Вологде и, во время экскурсии по городу, видел памятник первому городскому фонарю. Поэтому он со знанием дела объяснил:

— Её, Евгений Николаевич, прогнать нельзя. Она – памятник. Это скульптура такая у них стоит.

Заместитель генерального директора нервно потёр лицо ладонями.

— Чертовщина какая-то! Гадящая собака-памятник! Это тоже бы в интернет пошло?

Дима ничего не ответил.

— Скажи, пожалуйста, ты-то куда смотрел, когда весь этот ужас согласовывал? Ладно, у этой… странной женщины мозгов нет, но у тебя-то… а?

Начальник Департамента по работе с населением и общественностью виновато потупился.

— Поэтому и пришел к вам с этим. Сомнения меня взяли. Не думал, что этот ужас такой… обширный будет.

— Инфаркт у меня сейчас обширный будет! Ну, хорошо, что хоть пришел… — Евгений Николаевич взмахнул руками. – Господи, как эта дура могла нас подставить!

— Может её того… уволить, а? На пенсию, — с надеждой спросил Дима. – А то у меня иногда от Кожемякинской глупой активности приступы мигрени случаются. Она очень боится, что мы её выпрем на заслуженный отдых вот и бьёт копытом землю. А тут такой повод. Как, Евгений Николаевич?

Заместитель генерального директора устало посмотрел на молодого сослуживца.

— Дима, я бы погодил прогонять Кожемякину. Вот представь, завтра наш генеральный, — и он поднял глаза наверх. – Завтра наш генеральный прикажет тебе через сутки организовать в Питере праздник с лазерным шоу в честь нашей компании. И чтобы над Исаакиевским собором в полнеба светилось, — Евгений Николаевич резко прочертил рукой в воздухе. – О-А-О Ха-Ха-Е-эР-эР. Вот ты за сутки такое организуешь?

Начальник Департамента по работе с населением и общественностью пожал плечами.

— Во-о-от! А она организует. Нет, — Евгений Николаевич помотал головой. – Нет, Дима. Это тупое стенобитное орудие нам еще пригодиться. Но поставить Кожемякину на место надо обязательно. Вот что, напиши ей письмо! Причем срочно, чтобы она успела всю эту хрень, что напридумывала, отменить.

— Что конкретно написать-то?

— Ну, напиши так, — заместитель генерального директора ОАО «ХХЕРР» покрутился в кресле. – Напиши так. Послушай, старая клюшка Мария… как её по батюшке?

— Вольдемаровна, — усмехнулся Дима.

— О как! Послушай, старая клюшка Вольдемаровна! Если тебе не дорога собственная репутация, если тебе наплевать на свою работу, то подумай, хотя бы о своей головной компании, о своих коллегах и начальниках, которые будут страдать от твоей тупости. Срочно дай задний ход своей дурной акции, если не хочешь, чтобы тебя выперли на пенсию. И когда задумаешь какую-нибудь, подобную этой, хрень – хотя бы советуйся с нами. Ну, и… всего наилучшего! – Евгений Николаевич, щёлкнул пальцами. – Вот так и напиши. Только переведи на такой язык, другой… более официальный что ли…

 

5 мая 2011 года

«Уважаемая Мария Вольдемаровна!

Вынужден сообщить Вам, что в Департаменте по работе с населением и общественностью ОАО «ХХЕРР» принято решение об отмене проведения в ОАО «ХЕР Северо-Запада» акции «Саженцы Победы». Такое решение было принято в связи с тем, что при её подготовке Вы не учли достаточно важные аспекты, которые могут негативно повлиять на имидж вашей компании и всего Холдинга в целом.

Предлагаем Вам срочно прекратить подготовку к акции и сообщить об этом в соответствующие службы филиалов ОАО «ХЕР Северо-Запада». В противном случае мы будем вынуждены рассмотреть вопрос о вашем служебном соответствии занимаемой должности.

Об отмене акции просим сообщить в Департамент по работе с населением и общественностью ОАО «ХХЕРР» незамедлительно.

Начальник Департамента по работе с населением и общественностью

Д.Е. Параджанов».

Кожемякина сидела у компьютера как изваяние. Она уже выучила письмо начальника Департамента наизусть и теперь думала о том, за что же это её так. И как сказать об этом Танечке Воробьёвой. И этим сказать… своим подчинённым. Наконец, она вышла из ступора.

— Танюша, — слабым голосом позвала Мария Вольдемаровна.

Танечка Воробьёва спинным мозгом почувствовала, что что-то произошло.

— Да, Мария Вольдемаровна?

— В Холдинге отменили нашу акцию. Письмо пришло.

— Что пишут? – Танечка резво привстала и подошла к начальнице. Кожемякина быстро свернула письмо на экране. «Не надо ей этого читать», — подумала советник генерального директора ХЕРа С-З. – «Не её это ума дело!»

— Написано, что акций в День Победы будет предостаточно, и наша идея может затеряться в праздничных программах городов. Поэтому нецелесообразно её проводить. А, в целом…, одобряют и поддерживают. – Она пожевала губами. – Так, Таня, надо на завтра селектор объявить с филиалами. И там я всё скажу о том, как мы трансформируем акцию. Наше поражение мы превратим в победу! И они там, — Кожемякина погрозила кулачком. – Они там еще увидят, как мы умеем работать!

— Нисколько не сомневаюсь, Мария Вольдемаровна, — тряхнув волосиками, ответила Танечка. – Уверена, с вами мы победим! Мы еще всем покажем!

Что она лично собиралась показать всем, Воробьёва не уточнила.

6 мая 2011 года

Кожемякина сидела в кресле в селекторном зале ОАО «ХЕР С-З» хмурая и сосредоточенная.

— Добрый день, уважаемые коллеги! Все меня слышат?

Получив подтверждение, что слышат её все, Мария Вольдемаровна продолжила:

— У меня для вас очень важное сообщение. Ребята, послушайте меня внимательно. Я проанализировала весь ход подготовки ко Дню Победы на Северо-Западе России и, в целом, по стране и приняла вот какое решение. – Кожемякина сделала многозначительную паузу. – И вот какое решение я приняла. Мы с вами не будем высаживать деревья Девятого Мая. С точки зрения пиара это… несколько бледно будет выглядеть на фоне всех торжеств, посвящённых Дню Победы. Мы можем не достичь своей цели – максимального охвата нашей целевой аудитории.

«Господи, как я рада, что работаю с таким человеком», — думала, слушая Марию Вольдемаровну, Танечка Воробьёва. Тем временем, Кожемякина продолжала:

— Мы сделаем немного по-другому. Во-первых, не будем проводить, как я уже сказала акцию в День Победы, а перенесём её на более поздний срок. Во-вторых, я приняла решение не проводить посадку деревьев одновременно во всех наших филиалах. Мы добьёмся большего эффекта, если растянем её во времени.

Воробьёва тихо млела. В Мурманске Спартак Чарторыжский так сжал кулаки, что ногти впились в ладони.

— Сделаем вот что. В каждом нашем филиале мы наметим определённые даты в течение июня. И к этим датам будет приурочена посадка наших саженцев. Вот, например, Псков. Вы к какой дате сможете высадить деревца?

— Мы можем, — Олеся Кашина чуть подумала и выпалила. – Мы можем высадить первого июня, ко Дню защиты детей, Мария Вольдемаровна.

— Замечательно! Получится очень хорошо. Аллея «ОАО «ХЕР Северо-Запада» — детям»! Вот уже пошла работа! Давайте, включаем свою креативность! Итак, все определяемся с датами посадок в июне. Даю вам на это неделю. Мурманск, какие мысли?

— Мы, наверное, ко Дню мелиоратора посадим, — мрачно ответил потомок польских королей. – Он в первое воскресенье июня празднуется. Будет акция «ХЕР Северо-Запада – мелиораторам».

Рыков и Золотов сползли со стульев.

— Н-ну-у-у, — протянула Кожемякина. – Я, Спартак, не против мелиораторов, совсем не против. Очень уважаю эту профессию. Но, подумай еще. Время пока есть.

— Хорошо, — буркнул Чарторыжский.

— Вот и отлично! Значит, всем задание: подумать и представить свои предложения по июню месяцу. И по результатам нашей акции мы издадим корпоративный фотоальбом, который назовём… ну, например, «Общие деревья ОАО «ХЕР Северо-Запада». И туда могут войти не только фотографии с места посадок саженцев, но ваши фотопортреты, фото ваших директоров на фоне лесных насаждений. Поэтому очень рекомендую фотографировать больше и лучше! На этом всё на сегодня. Спасибо за работу. Да! – Мария Вольдемаровна спохватилась. – Хочу всем сказать большое спасибо за ту работу, которую вы проделали при подготовке к акции «Саженцы Победы». Это было замечательно! Еще раз большое спасибо и до свидания.

— Большое пожалуйста, — скривился в Вологде Рыков, выключив микрофон.

ЭПИЛОГ

В течение июня, как и распорядилась Мария Вольдемаровна, деревья были высажены.

В Пскове, как и говорила Олеся Кашина, замученные саженцы клёна опустили в землю первого июня, в День защиты детей, у здания городского кадетского корпуса.

В Сыктывкаре деревья были высажены десятого июня тоже, как и предполагалось, у часовни Новомучеников и Исповедников Российских на перекрёстке улиц Кирова и Домны Каликовой. Посадка деревьев в Коми так и называлась: «ОАО «ХЕР Северо-Запада» – Новомученикам и Исповедникам Российским».

И десятого же июня в Вологде Иннокентий Рыков опять пили коньяк с заместителем мэра города. После второй бутылки Кеше пришла в голову мысль, которую горячо поддержал его приятель. Мысль была такова: объявить субботу 11 июня Днём защиты вологодской экологии и в честь этого высадить шестьдесят шесть саженцев клёна на даче Рыкова. Друзья быстренько обзвонили вологодских журналистов и пригласили их на пикник на Кешину дачу.

На следующий день Рыков, заместитель вологодского мэра и десять представителей СМИ, среди которых было четыре ну очень симпатичных девушки, отправились за город. Девушки-журналистки млели от близости симпатяги Иннокентия и от ароматов замаринованного мяса. Кроме мяса, Рыков прихватил с собой устрашающих размеров сумку с горячительными напитками и разнообразными закусками.

Акция «ОАО «ХЕР Северо-Запада» — вологодской экологии» удалась на славу. Особенно хороши были шашлыки и интервью Рыкова, данное им девушкам-журналисткам в сауне. В своём интервью Кеша, от имени ХЕРа С-З призвал бороться за чистоту реки Вологды и её притоков — Тошни, Синдоши и Масляной. Также он призвал активно бороться за сохранение джунглей реки Амазонки. Река Амазонка, конечно же, никакого отношения к вологодской экологии не имела, но прозвучало красиво! Интервью Иннокентия, когда оно было опубликовано, очень понравилось Марии Вольдемаровне.

В Мурманске Спартак Чарторыжский, после долгих и трудных вычислений, открыл для себя и своих коллег, что семнадцатого июня исполняется ровно шестнадцать лет, два месяца и восемь дней со дня основания Мурманского филиала ХЕРа Северо-Запада. Именно этой замечательной дате и была посвящена торжественная закладка аллеи, ведущей от Центрального областного склада до офисного здания филиала.

Девятнадцатого июня в Петрозаводске маленькие клёны всё же упокоились в земле Губернаторского парка. Захоронение их корней было посвящено принятию закона об отмене рабства в США в 1862 году. Именно в этот день Президент Авраам Линкольн подписал его в Вашингтоне. Опытный пиарщик Матвей Борисоглебский объяснил Кожемякиной, что это событие стало очень важной вехой в развитии всей человеческой цивилизации. Подумав немного, Мария Вольдемаровна с этим согласилась и даже наградила автора идеи плюсиком в зачеточку.

В Новгороде и Архангельске кленовые саженцы хоронили двадцать пятого июня. Только поводы несколько разнились.

Игнат Золотов нашел в календаре памятных дат сведения о том, что в этот день с 1979 года у нас в стране чествуют изобретателей и рационализаторов. В честь этого события, все рационализаторы и изобретатели Новгородского филиала ХЕРа Северо-Запада были подняты по тревоге и, кряхтя и ругаясь, посадили деревья в честь себя и будущих поколений местных Кулибиных.

В Архангельске Лидочка Водонаева решила устроить церемонию с высадкой деревьев в честь Дня дружбы и единения славян, который, как всем известно, отмечается именно двадцать пятого июня. Шестидесяти шести свободных от работы чистых славян в архангельском филиале ХЕРа не нашлось, поэтому единение славянских народов посадкой клёнов демонстрировали также этнические казахи, грузины, а также адыгеец и китаец.

В целом, как отметила чуть позже Кожемякина, во всех филиалах посадки прошли успешно и дали необходимую пищу для публикаций в местных средствах массовой информации. Обрадовало её и обилие фотографий с мест посадок, а также портретов руководства на фоне различных парков, лесов и рощ.

В августе, как и обещала советник генерального директора ОАО «ХЕР Северо-Запада» по связям с общественностью, в Санкт-Петербурге был издан роскошный фотоальбом ««Общие деревья ОАО «ХЕР Северо-Запада».

На пятой странице этого издания, была помещена фотография, снятая где-то в районе Царского села. На фото, среди других деревьев, гордо стояла Мария Вольдемаровна Кожемякина и счастливо улыбалась прямо в объектив.

1 часть.

2 часть.