Юлия Андреева

Юлия Андреева

Социальный предприниматель. Автор проекта по поиску и сохранению лошадей уникальной "карельской" породы.

9-11 февраля в Липецкой области прошла III Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы сохранения местных (аборигенных) пород лошадей России». Главная цель конференции — укрепление роли России в качестве хранителя и держателя богатейшего биологического разнообразия конских ресурсов.

Мы были приглашены для участия в конференции и заявлены в качестве докладчиков, но, к сожалению, не смогли поехать на конференцию. Наша статья «Карельские породы лошадей: миф или реальность?», по словам организаторов, вошла в сборник научных докладов конференции. Пока мы не получили помощи от властей республики в исследовании, но в частном порядке нам активно помогают граждане и специалисты из разных уголков России. Отдельное спасибо Александру Николаевичу Морозову и сотрудникам Национального архива Карелии, музея «Кижи», Национальной библиотеки Республики Карелия, сотруднику Карельской академии РАН Даниилу Панченко, сотрудникам московского ВНИИК и Наталье Белоусовой лично.

Если бы власти проявили внимание к данному вопросу, было бы замечательно. Очень не хватает заинтересованности государства. В соседней Финляндии смогли сохранить свою породу только лишь благодаря государственной помощи. Они развивают свою породу, организуют конкурсы внутри страны и считают своих лошадей культурным наследием народа. Хочется, чтобы и карелы были заинтересованы в сохранении своего наследия. Пока этого нет.

Фото со страницы автора в «Фейсбуке».

Лошади – одни из самых важных для человека одомашненных животных, и, наверное, нет людей, которые бы не любили этих красивых и благородных животных. В 2019 году в поисках познавательного контента для социальных сетей было найдено упоминание о берестяной грамоте со сообщением: «Брать корельских коней» (рис. 1).

Рис. 1. Грамота 275/266 Новгород, {1360–1380} Раскоп Неревский, усадьба «Е» Условная дата: 1360–1380. Содержание: От Сидора к Григорию (хозяйственные распоряжения).

В обрывке грамоты № 266, по мысли Л.В. Черепнина, речь идет о том, что для поездок Григорию не разрешается пользоваться хозяйским «цалцем» (т. е. чалцем, чалым конем) и он должен брать для этой надобности корельских коней (Черепнин, 1969). Под последними, вероятно, имеется в виду особая порода лошадей, купленная или приобретенная иным пу­тем в Северо-Западном Приладожье. Известие этой берестяной грамоты о корельских конях в Новгороде дополняет имеющиеся сведения об экспорте лошадей из Корельской земли в районы современной Финляндии и через Выборг в Швецию в XIV в. (Кочкуркина, 1982).

Поиск сведений об этом вопросе привел к книге «Корела и Русь» Светланы Кочкуркиной, где упоминается еще один поразительный факт – «Указ» 1347 г. шведского короля Магнуса, по которому жителям Выборга разрешалось вывозить лошадей (жеребцов) не моложе 8 лет. Действительно, у корелы было развито коневодство. Она их экспортировала за границу, прежде всего в Любек и Данциг.

Факты очень интересные и значимые для познания образа и уклада жизни населения тех лет. Однако, необходимо отметить, что, несмотря на большой интерес к культуре и традициям народов Карелии, ранее по этой теме данных встречено не было. Есть лишь упоминание в карело-финском эпосе «Калевала» о героях, которые ловили диких лошадей, чтобы на них добраться в царство Похъелы. Консультации у специалистов не внесли ясность в ситуацию и на вопрос, каких же лошадей экспортировали карелы, ответ не получен.

Все сводилось к тому, что в Карелии никогда не было своих пород лошадей, племенная работа не велась, поэтому все гипотезы на эту тему не имеют под собой никаких обоснований. Тем не менее упоминание о лошадях и торговле ими есть в нескольких источниках, и было решено провести анализ архивных данных и литературных источников, в которых можно было почерпнуть сведения по данной теме.

Сопоставляя разрозненные факты и выискивая информацию буквально по крупицам в Национальной библиотеке, Национальном архиве, в музеях Республики Карелия, был сделан вывод, что у нас действительно существовали эти необычные кони. Более того, в советское время с ними даже проводили племенную работу. Далее приведем краткий обзор результатов анализа.

Ветерок. Предположительно конь карельской породы. Почему предположительно? потому что нет на данную минуту в Карелии лошадей, с подтвержденной генетикой. Ветерок не дождался моего исследования и своего генетического обследования — он с хозяином жил на севере Карелии в глухом лесу, и конь был съеден в особо снежную зиму, когда человек не смог выбраться в цивилизацию из снежного плена. Было это в марте 2018 года. Глядя на это фото, я понимаю, что опоздала.

Когда-то Финский залив был домашним регионом для лесных желтых пони, которые согласно английскому ученому  JC Эдварду и норвежскому С. Петерсену стали прародителями эстонских, финских и карельских лошадей. Первые серьезные исследования лошадей северного лесного корня были проведены в 70-х гг. XIX века профессором Галльского университета C. Freytag, который впервые подробно описал экстерьер и основные биологические особенности северных лесных «пони».

К северным лошадям лесного корня он причислял 13 популяций (вятскую, обвинскую, чувашскую, мезенскую, онежскую, олонецкую, вологодскую, финскую, эстонскую, лифляндскую, замгальскую, жмудскую, польскую) Чуть позже его поддержал финский этнолог Кустаа Вилкун.  В книге Цорна 1809 г. упоминались кони «онегской» породы.

Граф М. Бьорнстьерн в книге «Руководство к шведскому коннозаводству» писал о карельских драгунах и их необычных лошадях, которым и самая суровая зима нипочем. В «Книге о лошади» 1952 года были указаны промеры двух пород — «Карельская» и «Онежская» — и дано описание пород.

Описание первой сделано по данным В.П. Войтицкого (1952):

  • «…Карельская лошадь мельче финской, более укорочена, менее обхватиста, но по относительной костистости не уступает финской. Голова у нее большая, шея короткая, корпус сомкнутый, грудь достаточно глубокая, круп свислый, задние конечности часто сближены в скакательных суставах, оброслость сильная. Карельская лошадь аборигенного типа, недостаточно крупна, но хорошо приспособлена к специфическим требованиям и нуждам колхозов Севера. Она используется не только на лесозаготовках, но и в гужевом транспорте в районах Ладожского и Онежского озер и Белого моря, а также в глубинных районах Беломорско-Балтийского канала. Наиболее типичная карельская лошадь, не имеющая явных следов улучшения, разводится в Пряжинском районе и в северной части Олонецкого района Карело-Финской ССР».

Описание второй породы — «Онежской» лошади взято из книги И.А. Юрасова (1929):

  • «…Онежская лошадь при среднем росте 138,4 см имеет обхват груди 163,5 см (индекс 118,1), обхват пясти — 18,5 см (индекс 13,3) и живой вес — 365 кг. У этих лошадей голова большая, грубая, шея толстая, туловище обхватистое. Круп свислый, конечности короткие, прочные, костистые, с короткими бабками; шерсть зимой длинная; грива и хвост длинные, густые; масть обычно темная, чаще вороная. Лошади имеют довольно хорошую рысь, очень нетребовательны и стойки. Они способны к длительной работе по снежно-ледяным дорогам при нагрузке в 4 т и скорости движения 5 км в час. При такой работе и содержании в холодных конюшнях они сохраняют удовлетворительную упитанность….».

К сожалению, политическая ситуация с нашей республикой долгое время оставалась не стабильной. Границы нашего края менялись много раз (как и название). Северная часть Карелии относилась к Архангельской губернии (что может объяснить описание Цорна, где он пишет об «онегской» породе лошадей, проживающей в Архангельской губернии, но отличной от мезенской породы), а центральная часть современной Карелии и южная (Северное Приладожье) относились к Олонецкой губернии, которая существовала с 1801 года по 1922 год. 

Князь Урусов в 1911 году упоминал о карельской лошади, правда, проживающей на территории Финляндии:  «Большей частью чужую кровь можно отследить у карельской лошади… она стала тяжелее и выше… Лошади, достигающие 1,55 м. уже не редкость… Эта порода уже в начале прошлого столетия обладала превосходными качествами». Однако,  Финляндия до  31 декабря 1917 года входила в состав России. Поэтому разобраться в упоминании наших пород «онегская», «олонецкая», «онежская», «карельская» сразу было нелегко. Остановились на двух породах «онежская» и «карельская», взяв за основу «Книгу о лошади» 1952 года, составленную под руководством Буденного.

Тяжелая экономическая ситуация в России в начале XX века и особое расположение нашей республики самым губительным образом сказались на аборигенных породах Карелии. Лошади гибли во время военных действий в Первую мировую войну, во время революции, в голодные военные и послевоенные годы Великой Отечественной войны. Селекционную работу с нашими «аборигенками» в прошлом столетии, конечно, пытались проводить, но основной пик племенной работы пришелся на 1930-1940 гг. Об этом говорят немногочисленные фотографии, которые хранятся в Национальном архиве Республики Карелия. Среди них снимок жеребца местной улучшенной породы по кличке “Стрелок” в колхозе “Красная заря” (д. Водлозеро, Пудожский район, 1938 г.).

В статье «О племенном коневодстве России – прошлое, настоящее, перспективы» академика Калашникова (год), сказано:

  • «…Вопрос о сохранении генофонда местных пород России был поднят только в 1930-х годах. Для этого были организованы экспедиции в зоны их распространения: Р.М. Ольховским (1935) – в Архангельскую и Вологодскую области, В.В. Беляевым (1935-1939) – в Удмуртскую АССР и Кировскую область, М.И. Рогалевичем (1936-1941) – в Сибирь… Эти обследования положили начало организации племенных конеферм и планомерной работе по сохранению и улучшению местных лошадей. Открылись районные племенные книги, начались испытания рабочих качеств лошадей, лучшие представители местных пород экспонировались на ВСХВ и крупных региональных выставках. В 30-40-х годах организуется широкая сеть Госплемрассадников по координации деятельности племенных ферм».

Там же находим: «В конце 50-х – начале 60-х годов после необоснованного гонения отрасли коневодства ГПР лошадей были ликвидированы. Работу с местными лошадьми приостановили, конефермы постепенно закрыли, а большую часть племенных лошадей отправили на мясокомбинаты». К тому времени, когда власти опомнились – было уже поздно. В начале 80-х годов были организованы экспедиции для обследования поголовья северных лошадей, однако об упоминании такой для Карелии не найдено и пока нет данных, как же обстояли дела с общим конным поголовьем в эти годы в Карелии. По некоторым источникам с 1980 годов аборигенные породы в оригинальном виде не встречались, и существовали только улучшенные финскими, орловскими и другими породами лошадей.

Нестабильность границ республики (они менялись почти 10 раз), изменение политического статуса края, войны, голод, некорректное выполнение продовольственной программы, когда на мясо забивались племенные лошади, механизация села, вымирание деревень, слабая селекционная работа, губительная политика властей в коневодстве – все это сказалось на численном поголовье лошадей в республике, а племенное коневодство было практически уничтожено.

Одно из последних упоминаний лесных аборигенных пород лошадей Карелии встречается в книге «Наследие лошади » (2002), но и там упоминалась уже финско-карельская лошадь.

Лошадь финской породы. Соседи свою породу берегут и сохраняют. Не нам чета.

Следующим шагом было изучение ситуации посредством опроса в соцсетях. В результате получено большое количество фотографий и рассказов о лошадях в Карелии, но все не касающиеся конкретно «карельской» породы. Читая воспоминания информаторов, можно было проследить судьбу коневодства в Карелии. Люди рассказывали о том, как забирали лошадей в колхозы, как увозили семьи с лошадьми в Архангельск в эвакуацию, как с голоду ели лошадей или сдавали на убой – чтобы выполнить планы по мясу, как использовали лошадей на Карельском фронте и при строительстве Беломоро-Балтийского канала, как привозили русских русачек, племенных тяжеловозов, орловских рысаков, как пахали на ипподромных жеребцах поля, как отстреливали дикие табуны лошадей, которые нарушали границы Карелии и Финляндии. Понятно, что из детства всплывают только сами яркие моменты и сейчас вспоминаются больше привозные, невиданные ранее кони, а местные лошадки как-то ушли в воспоминаниях на второй план.

Когда надежды найти информацию о существующих ныне «аборигенках» были почти потеряны, пришел первый отклик из Костомукшского района. Девушка писала о том, что в их хозяйстве проживают лошади карельской породы. Их несколько штук и они разного возраста. Описание лошадей и фото были отправлены специалисту ВНИИК, Наталье Белоусовой, которая ответила, что лошади на фото заслуживают внимания.

Особенно привлекли ее внимание две кобылы, как оказалось потом – мама  и дочка. Кобыла Ночка была привезена 22 года назад из старинной карельской деревни, которая на данную минуту считается не жилой. Она отлично выглядит для своего возраста, активна, жеребилась несколько раз. К сожалению, жеребец местной породы погиб. Он был привезен из другой деревни, которая на данную минуту тоже необитаема, но их потомки живы. На данный момент существует договоренность с владелицей лошадей о взятии материалов для генетического анализа, фотографий, промеров и совместном сотрудничестве в рамках проекта. Предположительно эти лошади относятся к «онежской» породе. Получены сведения о существовании и «карельской» породы – сейчас ведется поиск владельцев Бруснички.

На основании полученных результатов принято решение о формировании команды, которая будет заниматься аборигенными породами лошадей, и ведется процесс регистрации юридического лица «Наследие Калевы». Сейчас продолжается сбор сведений о лошадях, их истории, владельцах, планируются экспедиции в несколько районов, из которых пришли сигналы о живых «аборигенках». В перспективе есть цель восстановить  нашу породу и дать лошадям Карелии шанс на существование.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  • Кочкуркина С.И. Древняя корела. / С.И.Кочкуркина – Л.: Наука, 1982. 216 с.
  • Кочкуркина С.И. Корела и Русь. / С.И.Кочкуркина – Л.: Наука, 1986. 144 с.
  • Книга о лошади / Собр. соч.: в 5 т. под ред. С.М. Буденного – М: Сельхозгиз, 1952. – Т. 1. – 608 с.
  • Урусов С.П. Книга о лошади. Настольная книга коннозаводчика, коневода, коневладельца и любителя лошади. Изд. 2-е / С.П. Урусов. – М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2002. – 1020 с.
  • Наследие лошади. Книга 1. – М: Центрполиграф, 2002- 730 с.
  • Белоусова Н.Ф. История, современность и проблемы северных лесных пород лошадей России
  • Калашников В.В., Рождественская Г.А., Милько О.С., Киборт М.И., Рябова Т.Н., Калинкина Г.В., Дорофеева Н.В. О племенном коневодстве России – прошлое, настоящее, перспективы [Электронный ресурс]. // ВНИИК (сайт). Режим доступа: http:// www.ruhorses.ru/problemi/sudba_2.html