Александр Степанов

Александр Степанов

Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.

Недавно известный петрозаводский священник Константин Савандер выложил на своей странице в соцсетях два ролика под ироничным названием «Поповские будни», в котором рассказал о тяжелой доле провинциального священника:

«Живем мы, священники, не особо хорошо, в отличие от московских попов, хотя и не всех. У нас расслоение как в бизнесе, есть бизнесмены богатые, а есть бедные. Большинство священников бедные, каждый промышляет чем может. Чтобы многодетную семью кормить, надо работать. То есть приходишь со службы и работаешь, как обычные люди, а иногда даже и побольше. Когда говорят, что священник жирует, так вот, как раз мы работаем, потому что нам надо зарабатывать деньги на прокорм семей… Делаем стулья, продаем, всего 2000 штука стоит — в отличие от магазинов, где от 5 тысяч начинается цена… Это не мое хобби — хобби у меня другое, я бы лучше в архиве сидел и историей Великой Отечественной войны занимался…»

И о пожертвованиях:

В отличие от московских строек, я всегда всем должен: работникам, за материалы, всё это идет в рассрочку с большими скидками. Денег не хватает на стройку. Но уверяю вас, я бы не стал делать всю эту мебель и продавать, чтобы хобби свое тешить. Это всё нужно для того, чтобы прокормить семью. А всё, что вы скидываете мне на карточку, используется по назначению.

Ролик в целом вызывает доверие, и оговорка про московских попов у отца Константина получилась очень показательной. Более того, можно похвалить честность и искренность православного священника, рассказавшего об имущественном расслоении и откровенно сравнившего ситуацию в РПЦ с положением дел в российском бизнесе.

И эту тему можно и нужно продолжить на других конкретных примерах.

Многие люди, знакомые с деятельностью Русской православной церкви, знают про существование предприятия «Софрино» — еще в советские времена это был основной производитель предметов церковного обихода. В отличие от массы заводов и фабрик в России, которые с началом эпохи реставрации капитализма прекратили свое существование, а то и были сознательно уничтожены, оно испытало настоящий подъем. Как ныне с гордостью сообщается на его официальном сайте:

Сегодня «Софрино» – одно из крупнейших предприятий Подмосковья, соответствующее лучшим европейским стандартам, – современное, высокотехнологичное; это крупнейший в мире производитель предметов церковного обихода. Общая площадь завода – 12 гектаров, здесь работает около 2 тысяч высококлассных специалистов…

На этом же сайте можно познакомиться с широким ассортиментом его продукции. Я решил посмотреть исключительно «пошивочную продукцию», это более 700 видов. Вот, например, изучаем стоимость богослужебных облачений для священников. Она колеблется от 13 тысяч рублей до 148 тысяч рублей. Разница в 10 с лишним раз! Одеяние за 148 тысяч рублей – это, видимо, как раз для «московских попов», о которых упоминал в своем ролике Константин Савандер. А для провинциалов из глубинки сгодится и эконом-вариант за 13 тысяч. Такое вот расслоение среди рядовых иереев! Протодиаконские облачения разнятся по стоимости несколько меньше – от 22 до 66 тысяч рублей, монашеские – от 16 до 32 тысяч рублей.

Но больше всего поражают цены и виды пошивочной продукции для архиереев, «элиты церкви». В среднем они стоят больше 200 тысяч рублей. Например, за 254 тысячи рублей вы можете приобрести в «Софрино» архиерейское облачение, цитата из рекламного объявления, «выполненное из натурального лионского шелка. В комплект входит 8 предметов: саккос, епитрахиль, поручи, пояс, большой омофор, малый омофор, палица, сулок. Состав материала: 100% шелк. Отделочные элементы: автоматическая вышивка с применением 3 D вышивки (объемная вышивка на пуфе), вышитые галун и кресты, кисти на палице. Доступно исполнение во всех богослужебных цветах. По Вашему желанию мы можем внести изменения в отделку или заменить материал».

Или вот, есть чуть дешевле, всего за 221 тысячу рублей:

«Архиерейское облачение, выполненное из натурального немецкого бархата. В комплект входит 8 предметов: саккос, епитрахиль, поручи, пояс, большой омофор, малый омофор, палица, сулок. Состав материала: 100% хлопок (Германия). Отделочные элементы: машинная вышивка, галун, кресты, бахрома. Доступно исполнение во всех богослужебных цветах. По Вашему желанию мы можем внести изменения в отделку или заменить материал».

Отдельно идут митры, это головной убор для высшего духовенства, цена до 60 тысяч рублей, митрополичьи жезлы от 20 до 140 тысяч рублей. Последний вариант – это с драгоценными камнями, например, рубинами. Скромненько, но со вкусом, как говорилось в одной советской комедии. Учитывая то, что многие архиереи, если посмотреть на их фото, часто выступают в совершенно разных облачениях, во сколько же вся эта роскошь обходится? А в это время простые священники стулья мастерят…

Почему-то сразу вспомнилось, что не так давно карельский митрополит Константин назвал Карла Маркса и Фридриха Энгельса «сатанистами». Хотя ведь именно последние писали о том, кто именно потопил в ледяной воде эгоистического расчета «священный трепет религиозного экстаза», кто превратил священников в «своих платных наемных работников». За что же он их так?

Может поэтому в РПЦ давно забыты заветы своих учителей. Например, великого святителя Иоанна Златоуста: «Еще: ты видишь человека, покрытого рубищем и окостеневшего от холода, и вместо того, чтобы дать ему одежду, ставишь золотые столбы, говоря, что делаешь это в честь его: не скажет ли он, что ты над ним насмехаешься, и не почтет ли это крайней обидой? То же представь и о Христе, когда Он, как бесприютный странник, ходит и просит крова, а ты, вместо того, чтобы принять Его, украшаешь пол, стены, верхи столбов, привязываешь к лампадам серебряные цепи, а на Христа, связанного в темнице, и взглянуть не хочешь. Говоря это, не запрещаю и в том быть щедрым, но советую также не оставлять другого, или даже и предпочитать последнее».

И теперь церковь – это не место некоей «духовности» и ее «возрождения». Это конкретная, вполне земная общественная структура, в которой люди делают карьеру, борются за «хлебные» места, имеют свои частные экономические интересы. И одни мастерят стулья, а другие регулярно меняют дорогие облачения за 200 с лишним тысяч рублей…