Николай Флеганов

Николай Флеганов

Адвокат, состоит в коллегии адвокатов, тренер проекта "Адвокатская школа", член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов.

Есть поговорка: «от сумы и от тюрьмы не зарекайся». Она очень актуальна, особенно в нашей стране, где может попасть на допрос за пикет или неосторожный комментарий в соцсети абсолютно любой гражданин. Дам несколько советов, как вести себя если вы попали в лапы правоохранителей.  Первые, с кем вы столкнетесь – это оперативные работники или опера, так проще. Оперативные сотрудники бывают разные. Бывают добрые, как Анатолий Дукалис из сериала, а бывают и не очень. Но и тот и другой типы оперов, как правило, хорошие психологи. Прием добрый и злой полицейские работает. А ещё неплохо в оперативной деятельности работают следующие простые, но действенные уловки. В начале допроса опер может вести себя: «Как мать родная». Его цель — разбудить в вас «хорошего мальчика», который с детства приучен отвечать добром на добро, а вежливостью на вежливость. После того, как вы расслабитесь, с вами постепенно начнут беседу с далеких от дела вопросов, чтобы разговорить, и когда вы будете уже «тепленьким», получить нужную им информацию или признание. Знайте, что цель недобросовестного опера вовсе не разобраться в ситуации, а выполнить план «по посадкам», и что такие сотрудники часто лукавят. Вот некоторые примеры:

1) Тебе не нужен адвокат. Первое, что делает грамотный опер при «отработке материала» — убеждает «собеседника» в том, что ему не нужен адвокат. По крайней мере — платный. Главный аргумент — зачем тратить деньги зря? Итак все понятно, дело ясное. Отсутствие адвоката позволяет недобросовестному оперу не слишком аккуратно соблюдать закон при общении с гражданином, уговорить его взять на себя лишнее и позволяет делать кое-что ещё. Уж кому в спорной ситуации адвокат точно не нужен, так это оперу. Есть высокая вероятность, что проделанная до этого оперативная работа ляжет в стол.

2) Можешь ничего не говорить, я и так все знаю. Но если все расскажешь, так и быть, я послушаю. Тут хочется отметить, что он может ничего и не знать. Но очень хочет все выяснить. А также, знать — не значит доказать. Задача опера — взять подробную явку с повинной на бумаге от «человечка» и передать следователю.

3) Я хочу тебе помочь. Попытка войти в доверие, как правило, начинается с этой фразы. Однако, Володи Шараповы встречаются чаще в кино, чем в жизни. Под этой фразой следует читать «я хочу сделать статистику по раскрытию». От статистики зависят звания, премии, повышение по службе, оперу часто бывает все равно, как это будет достигнуто. Разменной монетой здесь может выступить судьба человека.

4) Я договорюсь с судьей, дадут условно. На самом деле, доступ у оперативников к судьям очень ограничен. Как правило, это один судья в районе или городе, который  выдает судебные постановления на прослушивание телефонных переговоров и производство иных оперативно-розыскных мероприятий. Как правило, этот судья не рассматривает дела, по которым оперативники получали от него разрешение. Так что реальной возможности договориться у оперативников нет. Да и суд у нас не зависит от оперов. Единственное, что оперативник может сделать реально для обвиняемого, это дать положительную справку в дело, но для суда она не всегда будет определяющей. Суд примет справку от опера и будет рассматривать наряду с другими материалами дела. Определяющего значения эта справка, как правило, не играет.

И последнее, вам могут подсунуть фиктивное объяснение какого-либо человека, который будто бы указывает на вас, как на лицо, совершившее преступление, имейте в виду, что это объяснение написано самими операми, что бы лихо взять вас «на понт». Так что, как быть в общении с оперативником и нужен ли вам адвокат — решайте сами.