Как лагерь на Белом море попал под следственный «замес»

2
8050
Лагерь
Лагерь "Золото Белого моря" одним из первых попал под проверки после трагедии на Сямозере. Фото: vk.com

После трагедии на Сямозере, где во время шторма погибли тринадцать подростков, участвовавших в водном походе, в Карелии начались масштабные проверки летних лагерей, и, похоже, надзорные и следственные органы уже готовы заподозрить всех, кто имеет отношение к организации детского отдыха. В Лоухском районе задержан руководитель палаточного лагеря «Золото Белого моря» Денис Орлов, но у многих, кто знаком с деятельностью этого лагеря, действие следователей вызвало недоумение. Денис был задержан за…противодействие властям в эвакуации детей с острова Сидоров. Чем же так провинился организатор лагеря перед компетентной проверкой?

Денис Орлов. Фото: vk.com
Денис Орлов. Фото: vk.com

А вот чем: поставил разборные конструкции на федеральной земле (вызвали подозрение на капитальные), жег плавник (плавник – это бревна и обломки деревьев, используемые на дрова и бессовестно выброшенные морем после шторма, во множестве свободно плавающие по воле волн и вдруг ставшие государственным ресурсом особо важного или стратегического значения), нарушил строгие СанПИНы.

Комиссия решила: детей нужно срочно эвакуировать, а Орлова посадить за противодействия властям в воспитательных целях, при этом ответственность при проведении эвакуации за детей брать отказалась. А что теперь в итоге? Денис сидит, инструкторы, дети и родители  задерганы, программа сорвана.

Возникает вопрос: а для чего это нужно? «Затерроризировать» 14 лет функционирующий легально лагерь. Зарегистрированный как туроператор, с врачом, психологами, инструкторами, имеющими опыт и специальную подготовку. Апофеозом попытки показательной эвакуации стало предложение эвакуировать детей с острова на маломерных судах, при этом 20 июня решением Комитета по чрезвычайным ситуациям принимается распоряжение о запрете выхода детских групп на водоемы Карелии на маломерных судах до окончания расследования на Сямозере. Левая рука не знает, что делает правая?

В Белое море участники лагеря выходили на традиционных для этих мест судах. Фото: vk.com
В Белое море участники лагеря выходили на традиционных для этих мест судах. Фото: vk.com

История начала превращаться в фарс. Орлов сослался на это решение Комитета по чрезвычайным ситуациям, но высокая комиссия этого не услышала. Еще смешнее выглядят предписания прокуратуры владельцам маломерных судов на Белом море о запрете перевозки детей со ссылками обоснования вынесения предписания на Кодекс внутреннего водного транспорта РФ. Прокуратура не смогла составить грамотное, с точки зрения закона, предписание.

Откроем не тайну, а истину. Белое море относятся к территориальным морским водам РФ и имеет статус внутреннего моря России, режим плавания в которых, как и иных видов деятельности, регулируется Кодексом торгового мореплавания РФ (КТМ), а никак не Кодексом внутреннего водного транспорта (КВВТ). Традиционное желание «не пущать…» и «абы чего не вышло…» позволило принять решение об эвакуации лагеря еще до его посещения в качестве превентивной профилактической меры и заботой о благополучии детей. И вот уже следственный комитет ищет в лагере «Золото Белого моря» «оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности, по сговору группы лиц». Но жалоб и заявлений от родителей ни следственный комитет, ни прокуратура не получали. И вот уже в Карелии с экрана телевизора объявляют о двух случаях дизентерии в детском лагере, а в ближайшей больнице таких диагнозов не устанавливали. При этом в предыдущих пресс-релизах было озвучено лишь подозрение на ОРВИ. Как банальная простуда трансформировалась в страшно заразное кишечное заболевание? Или эта перверсия произошла на путях информационных каналов?

Участники лагеря на Белом море на его деятельность никому не жаловались. Фото: vk.com
Участники лагеря на Белом море на его деятельность никому не жаловались. Фото: vk.com

По всем каналам новостей прошло видео прошлых лет о тренировке на деревянных гребных лодках (особо отмечено: длиной менее 5 метров) детей, якобы в сильный шторм. То что, это видео прошедших лет, журналисты опустили, как то, что дети прыгают в воду, как раз отрабатывая способы личного выживания на море и покидания судна в спасательном жилете, опустили так же. Мы же отметим то, что «страшное» видео сделано в июле, при температуре воды около 17 градусов, а накат совершенно обычное явление на море («море дышит»), и все кто ездит отдыхать на другие моря, почему-то ему не ужасаются, а наслаждаются.

Еще более интересна информация о длине лодок. Можем сказать, что поморы ходили в северные моря и на гораздо более утлых и меньших суденышках, и ни в одном регламентирующем документе нет требований к длине гребного судна, используемого для проведения туристских походов, есть требования к пассажировместимости и мореходности, и, если они обеспечиваются, проблем не возникает. Ведь никому не приходит в голову наказать военных моряков и кадетов нахимовских училищ за использование парусно-гребных ялов в занятиях военно-прикладными видами спорта  из-за того, что они меньше 5 метров. Вопрос поддержки нашим отечеством изучения морской науки молодежью – это давняя оскомина. И граничит с фанатичным «непущааать…», а то что-нибудь случится.

Морской поход. Фото: vk.com
Морской поход. Фото: vk.com

Обязательно случится. Если подросток к 16 годам не научился грести веслами, заводить лодочный мотор, одевать спасательный жилет, разводить костер, готовить еду в котелке, собирать чай из листьев брусники. Не представляет, как пользоваться компасом и читать карту, рубить топором и забить гвоздь молотком, отрыть консервы без ножа, пользоваться тем же ножом, защититься от комаров без репеллента, не понимать опасности клещей и способов избежать укуса, не умеет себя вести со случайно встреченным диким животным. Не может лечь спать в палатке и не подхватить сопли. Не умеет общаться и работать в команде. В любой затруднительной ситуации будет ждать поддержки мамы (как вариант: папы, бабушки, дяди из силовых структур и т.п.), не научился нести ответственность перед собой и коллективом за совершенные поступки, все свободное время посвятит компьютерным играм, а не походам в лес, море, горы. Имеет заниженную самооценку и еще тысячу отсутствующих мелких навыков, приобретаемых только с жизненным опытом ценой многочисленных проб и ошибок. Если хотя бы части из вышеперечисленных навыков не приобретено в юности, то рано или поздно обстоятельства сложатся так, что случится коллапс городского человека, попавшего в условия дикой природы.

Примером может служить группа американских студентов, посетивших беломорское побережье в недалеком прошлом. Несколько особо одаренных жителей американского мегаполиса не могли помочиться в лесу, а ближайший унитаз был за 30 км, что чуть не привело к разрыву мочевого пузыря и попаданию в больницу жителя дальнего континента. Примеров можно приводить множество, когда люди не могут согреться и погибают если сломался любимый новый автомобиль на занесенной снегом или одинокой трассе, или дети в пяти метрах от счастливых родителей тонут у пляжа лазурного теплого моря и гибнут, поскольку ни папа, ни мама не знают, как на самом деле ведет себя утопающий человек, или человек с мобильным телефоном испытывает комплекс неполноценности при внезапно пропавшей связи.

Лагерь «Золото Белого моря» учил подростков этим столь необходимым практическим навыкам, недоступным для получения в городе. И главное: формировал у подростков умение работать в команде, честно, без подстав, без кастовости – все равны «один за всех и все за одного». Этого недостает многих контролирующих службах самого разного уровня и подчинения. Есть только текущая конъюнктура для карьерного роста и «корпоративное братство», объединяющее индивидов в рамках одной узкой задачи, с так знакомой целевой формулировкой «против кого дружить теперь будем…». Ну и куда же в реализации данных ценностей без «показухи» в теле-демонстрации личной преданности «с видом лихим и слегка придурковатым».

В лагере "Золото Белого моря". Фото: vk.com
В лагере «Золото Белого моря». Фото: vk.com

Да, нарушения найдены. Да, меры приняты. Да, «злодей» назначен и наказан, и все дети «спаслись» от потенциальной опасности. Но никто не спросил родителей детей, хотят ли они такого спасения? Они послали своих отпрысков в «Золото Белого моря» осознанно, доверяя 14-летнему опыту работы с детьми и подростками команды, натренированной Денисом Орловым. Можно было сделать предписания с самым жестким сроком исполнения, обязать присутствовать в лагере дополнительных спасателей от МЧС, привести кухню к требованиям СанПина и принять много грамотных и рациональных решений для предупреждения возможных негативных процессов, не вовлекая в показательную «порку» детей, которым лагерь «Золота Белого моря» нравился таким, какой он был. Живой, романтичный, интересный, а не сухо-выжатое жалкое подобие советского «Артека», основным достоинством которого была возможность осуществить предел мечтаний некоторых родителей – ребенок выкупался в Черном море и идеологически верен.

Подобные проверки (наезды) ждут еще многие лагеря для подростков, приехавших отдохнуть и научиться навыкам проживания в условиях северной природы. И тем, кто проверяет, совершенно безразличны чувства детей и родителей, поломанные волевым решением псевдозаботы о них, а на самом деле банальное «прикрытие задницы» структурами, непосредственно обязанными развивать детский отдых и устанавливать «вменяемые правила игры» для тех, кто этот активный отдых организует.

Ведь можно разработать государственную программу поддержки лагерей природного туризма, создать государственную доступную и понятную всем систему подготовки инструкторов, вожатых, аниматоров. Законодательно разъяснить понятие лагерь, бивак, поход. Выработать на основе общественных объединений (федераций по видам спорта, туризма) рекомендации для разных типов лагерей, походов и т.п. Разработать систему сертификации и предоставления лесных участков для краткосрочного пользования при проведении подобных лагерей. Разработать требования по обеспечению безопасности участников при проведении тренировок на воде, скалах, и т.п., чтобы это было понятно и не вызывало разночтений. Разработать механизм взаимодействия с МЧС, МВД, министерством здравоохранения и т.п., но не просто завалить и обязать организатора заполнять отчеты, формы, бланки, а создать консультационно-справочную службу по взаимодействию с органами власти и муниципалитетами. Вот это должно было быть разработано еще несколько лет назад. Вот это помогло бы если не предотвратить, то снизить вероятность развития трагедии на Сямозере, и было бы лучшей профилактикой подобных трагедий.

За участие в лагере на Белом море родители детей платили из своего кармана. Фото: vk.com
За участие в лагере на Белом море родители детей платили из своего кармана. Фото: vk.com

Отдельно отметим, что родители детей «Золота Белого моря» платили за отдых 100-процентно свои собственные деньги, отправляли детей в лагерь осознанно. А организаторы трагически закончившегося отдыха на Сямозере выиграли тендер на организацию детского отдыха от правительства Москвы. Поэтому дети малообеспеченных родителей отправлялись в лагерь на Сямозеро по разнарядке в безальтернативном порядке. Коррупционная составляющая подобных тендеров лежит за пределом нашей статьи и как раз и должна находиться в плоскости зрения прокуратуры, хотя, как показывает практика, возможно, имеет место быть просто некомпетентное составление договорных обязательств между заказчиком и поставщиком услуг, а также отсутствие механизма контроля за реализацией контракта со стороны заказчика. То что случилось на Сямозере – страшное стечение обстоятельств, помноженное на фактически установленную проверкой некомпетентность организаторов детского отдыха. Но неужели для того, чтобы устранить системные ошибки, в том числе и высших управленцев, необходимо «закошмарить» и разрушить то, что устойчиво работает уже много лет в сфере детского и молодежного отдыха и туризма? Все это происходит в такой богатом и одновременно доведенным до экономического банкротства, красивейшего и доступного региона нашей страны.

У «Золота Белого моря» нужно учиться организации отдыха детей, как по постановкам задач, так и принципам применяемым в их реализации, помочь сделать «работу над ошибками», а не «прессовать» комиссиями и проверками. За реальные выявленные, а не надуманные нарушения, надо наказать согласно букве закона, но не казнить, махнув топором наотмашь. Так исторически сложилось, что в России, за очень короткое время на одной плахе может оказаться как жертва, так и палач. Потому что другая комиссия может проверить палача, и ей то же надо будет отчитаться, ведь у нее другие начальники.