Свеча времени, или почему образу Ирины Федосовой не место на печи

0
519
Знаменитая заонежская плакальщица Ирина Федосова. Фото: museum.ru
Знаменитая заонежская плакальщица Ирина Федосова. Фото: museum.ru

Двести лет для России – не срок. Словно застыло время на нашей родной земле. Чтобы понять это, достаточно разобраться в отношениях власть предержащих и, как принято говорить с высоких трибун, «простого» населения. Кто читал русских классиков, помнит, что в стародавние времена разные начальники – посредники между царем и народом – не считались с мнением «обчества». Так и сегодня сидящие в своих уютных кабинетах чиновники «страшно далеки от народа». Не верите? Вот вам пример.

На грустные мысли наводит история с памятником народной сказительнице, плакальщице и благотворительнице из Заонежья Ирине Федосовой, которая своим творчеством вдохновляла многих великих деятелей культуры – писателей, поэтов, композиторов России XIX века. Самого памятника еще нет, и когда он появится в Петрозаводске – невозможно предугадать. Хотя, если бы чиновники из министерства культуры Карелии не затеяли свои бюрократические игры вокруг предложенной общественностью идеи об увековечении памяти прославленной землячке, – проект уже мог быть близок к осуществлению.

«Грамотой неграмотная» Ирина Федосова в своем плаче от имени вдовы сельского старосты, которого уважало и считало своим защитником крестьянское сообщество, так описывала собирательный образ тогдашней власти: «Мироеды мировы эти посредники, Разорители крестьянам православным; В темном лесе быдто звери-то съедучие, В чистом поле быдто змеи-то клевучие; Как наедут ведь холодные-голодные, Они рады мужичонка во котле варить, Они рады ведь живого во землю вкопать, Они так-то ведь нам ими изъезжаются, До подошвы они всех да разоряют!».

Минкультуры Карелии. Фото: Валерий Поташов

Настало время народного «плача» – о памятнике.

Напомним, что в прошлом году почитателями народных традиций широко отмечалось 190-летие Ирины Андреевны Федосовой. Событие это могло пройти незамеченным, если бы председатель комитета по образованию и культуре прежнего состава Законодательного собрания Андрей Рогалевич загодя, еще в начале 2016 года, не отправил тогдашнему главе республики Александру Худилайнену письмо о грядущем юбилее Федосовой, на основании которого в правительстве началась работа по его подготовке. «Черника» рассказывала, как чиновники пытались превратить эту инициативу в рядовое мероприятие, но граждане этого сделать не позволили. Одной из главных инициатив общественности было создание памятника Ирине Федосовой в Петрозаводске, на месте, где она жила – в районе улицы, носящей теперь ее имя. Активистам удалось сломить сопротивление чиновников из оргкомитета по подготовке к юбилею, которые заговорили о дороговизне памятника (не лучше ли поставить бюст сказительнице в Национальной библиотеке, который обещал оплатить Рашид Нургалиев, предлагали они), и вскоре работа закипела.

Средства на памятник решили собирать через благотворительные акции, концерты, а также принимать от меценатов. Сама Федосова жертвовала полученные от выступлений перед богатой столичной публикой деньги на школы, поддерживала бедных земляков-заонежан, так неужели не найдется последователей ее добрых дел, думали участники инициативной группы. Собрать на первом этапе удалось около 200 тысяч рублей. Аккумулируются средства на счете Фонда поддержки и развития этнокультурных инициатив, руководит которым заместитель директора Центра национальных культур и народного творчества при Минкультуры Карелии Татьяна Леднева. Контроль за сбором и расходованием пожертвований возложен на общественную комиссию по реализации проекта «Создание и установка памятника Ирине Андреевне Федосовой в городе Петрозаводске», куда вошли общественники – председатель КРОО «Заонежье» Валентина Сукотова, член Общественной палаты РК Валентина Лапичкова, сотрудник Института языка и литературы Елена Марковская. Правда, в последний раз комиссия собиралась год назад, чтобы утвердить решение о размере вознаграждения победителю конкурса на лучший эскизный проект памятника – решили, что призовой фонд составит 30 тысяч рублей.

Архивное фото Ирины Федосовой. Именно такой образ плакальщицы предлагали для памятника карельские общественники
Архивное фото Ирины Федосовой. Именно такой образ плакальщицы предлагали для памятника карельские общественники

В протоколе заседания комиссии указано, что прием заявок на участие в конкурсе проектов памятника Ирине Федосовой пройдет с 5 июля по 20 сентября 2017 года. Дальнейшие события напрочь выпали из поля зрения общественности, которая была шокирована выбором конкурсной комиссии, фактически сделанным за их спиной. «Черника» рассказывала о несогласии граждан с видением образа именитой заонежанки скульптором Александра Кима, победившим в конкурсе. Автор задумал усадить плакальщицу на камень и окружить старушку деревенскими детьми, слушающими с открытым ртом ее… сказки. Огорошило и заявление вице-премьера Ларисы Подсадник о серьезном удорожании памятника – до 10 миллионов рублей (первоначально речь шла о трех миллионах).

Чиновники Минкультуры, озадаченные категорическим неприятием проекта со стороны знатоков жизни и творчества Федосовой, через несколько дней огорошили публику еще больше. По словам министра Алексея Лесоенена, автор проекта поспешно (видимо, без согласования с комиссией) свою идею изменил: Федосова будет теперь сидеть на печи – в полном одиночестве!

Чтобы остановить этот ужас, граничащий с неуважением к знаменитой сказительнице и всему коренному русскому сообществу, один из инициаторов создания памятника, депутат ЗС РК Андрей Рогалевич обратился к главе Карелии Артуру Парфенчикову, который, судя по комментариям в соцсетях, тоже не оставлял без внимания тему увековечивания памяти Федосовой. Ответ Парфенчикова просто обескуражил: в работу комиссии по оценке предоставленных авторами трех проектов памятника было предложено войти одному из инициаторов создания памятника Валентине Сукотовой, но она не приняла участие. Похоже, на Валентине Александровне свет клином сошелся?

Глава Карелии Артур Парфенчиков. Фото с личной страницы губернатора в социальной сети "ВКонтакте"
Глава Карелии Артур Парфенчиков. Фото с личной страницы губернатора в социальной сети «ВКонтакте»

На мой вопрос, адресованный Татьяне Ледневой, почему в комиссии наряду с профессионалами – бывшими главным художником и главным архитектором Петрозаводска, представителем Союза художников Карелии и чиновниками не нашлось места общественникам, она ответила так: «Я позвонила Валентине Александровне Сукотовой, но она отказалась. Тогда ей было предложено назвать несколько фамилий людей, которые могли бы участвовать в рассмотрении проектов с совещательным голосом, но она никого не назвала».

В Минкультуры винят Сукотову, однако сама Валентина Александровна разговор с Татьяной Ледневой отлично помнит, и считает, что так серьезное дело не делается. С весны до осени руководитель проекта «Федосовские чтения» живет на родине – в деревне Космозеро, занимается огородом, обихаживает престарелую маму и одновременно работает с земляками по сохранению народных традиций Заонежья, помогает в исследовательской работе школьникам и взрослым. В министерстве отлично знают фамилии тех, кто вместе с ней предложил установить памятник Федосовой и в Петрозаводске с ними легче связаться, посчитала общественница, о чем и сказала Ледневой. Валентину Сукотову, уж если на то пошло, возмущает и тот факт, что в комиссию не были приглашены карельские этнографы, историки, фольклористы, литературоведы – все те, кто мог указать на грубейшие ошибки победившего проекта.

– Предлагаю отменить решение конкурсной комиссии, заново объявить конкурс и провести обсуждение эскизов публично, в том числе – в поселениях Заонежья: Великогубском, Толвуйском, Шуньгском, – комментирует Валентина Сукотова. – Пусть мы потеряем еще полгода, но получим произведение искусства, за которое потомкам заонежской вопленицы не будет стыдно перед гостями Карелии и перед самими собой. У нас народный проект, создаваемый на народные деньги. А чиновники в своем репертуаре – опять устроили какой-то междусобойчик!

Валентина Сукотова. Фото из личного архива

Чтобы понять «кухню» так называемого конкурса проектов памятника Ирине Федосовой, мы встретились с одним из его участников – молодым карельским скульптором-монументалистом Павлом Калтыгиным, который работает в артели академика Владимира Горевого, профессора Российской академии художеств в Санкт-Петербурге, где и сам преподает будущим художникам.

3 мая в Петрозаводске открылась первая персональная выставка Павла. На ней среди множества экспонатов можно увидеть его конкурсную работу – проект памятника Ирине Федосовой в неожиданной для многих трактовке. Молодая женщина с печальным лицом и покрытыми волосами стоит босыми ногами на бревнах, словно балансируя перед взмахом рукой, в которой – атрибут прощания – маленький платочек…

– Я десять лет проработал в артели академика Горевого над монументальными памятниками и много повидал разных конкурсов, поэтому скажу о том, что меня удивило, к чему я оказался готов, а к чему – нет, – начал нашу беседу скульптор. – Когда мне в руки попал текст технического задания для участников конкурса, то я подумал, что вмешалась Москва – документ был так прописан, что ни один карельский художник не смог бы соответствовать этим условиям. Но все оказалось куда проще: кто-то бездумно скопировал текст задания какого-то другого конкурса, отсюда многие вопросы и мое чисто профессиональное недоумение.

Скульптор Павел Калтыгин. Фото: Ирина Ларионова

О конкурсе Павла Калтыгина никто не уведомил, он случайно узнал о его проведении узнал слишком поздно и через десятые руки, примерно за месяц и, считая себя карельским художником (скульптор родился и вырос в Петрозаводске), решил, что не может его проигнорировать. Поэтому и заявился со своей работой, хотя трудиться над ней из-за дефицита времени пришлось в прямом смысле день и ночь. По непонятной причине из карельского союза художников никакой информации Павел не получил, как, надо полагать, и многие другие российские скульпторы, которые могли бы принять участие в соревновании проектов.

Одной из основных проблем конкурса Павел считает отсутствие заданного заказчиком места, где планируется разместить памятник. «Скульптору необходимо некое заданное поле, или строительный план – то, от чего надо отталкиваться при выборе масштаба памятника, а этого при подготовке конкурса сделано не было, – комментирует художник. – Благо у меня есть знакомый архитектор, который разыскал последний градостроительный план Петрозаводска за 2012 год, что позволило увидеть, как район улицы Федосовой будет предположительно выглядеть и как в него впишется в соответствии с законами композиции моя работа. Этому долго учатся и это ни в коем случае нельзя игнорировать, как произошло в случае с техзаданием».

Что же получается, задаемся вопросом мы: при справедливой оценке представленных на конкурс работ комиссия не имела права признавать победителем проект Александра Кима как выполненный без учета заданного строительного плана?

Другой немаловажный момент, на который обратил внимание Павел Калтыгин – это публичность обсуждения, об отсутствии которой сейчас говорит общественность. Любой конкурс, по его мнению, предполагает не только обсуждение проекта памятника на уровне градостроительного совета администрации города. Участвовать в процессе должен состоящий из компетентных людей общественный совет, участники которого занимаются творчеством Федосовой и понимают масштаб ее личности. Свое слово должны сказать и местные жители на открытом голосовании, если памятник устанавливается на народные деньги.

– Это меня больше всего и удивило, – продолжает художник. – Я не знаю, кто входил в комиссию, но то, что отсутствовала открытость, публичность – работы не были сфотографированы и представлены на обсуждение – правда.

Отвечая на вопрос удивленных общественников, почему скульптор изобразил заонежскую плакальщицу в образе молодой женщины, ведь всем привычен портрет старушки в платочке с изрытым морщинами лицом? Оказывается, Павел Калтыгин изначально предполагал, что конкурс проектов окажется «конкурсом бабушек». Он мысленно представил, а захотела бы сама Федосова остаться в памяти народной старенькой уставшей женщиной? Скорей всего, ей эта идея не понравилась бы …

Такой проект памятника предлагал Павел Колтыгин. Фото: Андрей Рогалевич
Такой проект памятника предлагал Павел Калтыгин. Фото: Андрей Рогалевич

– Что такое хорошее произведение? Это смысл и идея. Ирина Федосова для меня – это некий символ карельского заонежского фольклора, собиратель и поэт, – комментирует художник. – Она ведь старушкой не родилась, в раннем возрасте стала вопленницей и причитальщицей, а в зрелости ее талант стал известен в России. Поэтому, работая над памятником, я не изображал всем знакомую по гравюре маленькую женскую фигурку у камня, а создавал нестеровский образ причитальщицы, который символизирует свечу, где она сама является пламенем. Моя Федосова, как аллегорический символ страдания народа…

Мы поинтересовались у Павла Калтыгина как у опытного скульптора-монументалиста, как формируется стоимость памятника, в какую сумму мог уложиться его проект и чем объяснить заявленную цену проекта Александра Кима в 10 миллионов рублей?

По словам мастера, скульптура – очень затратный вид творчества. Если бы выбор пал на его работу, то стоимость памятника могла варьироваться с учетом доработки в пределах двух-трех миллионов рублей, а ландшафтную планировку можно было бы провести за счет городских субботников, практически на нее не потратившись. Что входит в 10 миллионов, он не знает, возможно, речь идет о дорогостоящей обработке камня. Но тогда это будет памятник камню, а не Ирине Федосовой…

Как следует из ответа главы Карелии Парфенчикова Андрею Рогалевичу, «принимая во внимание высокую социальную значимость проекта по созданию и установке памятника И.А Федосовой», Минкультуры Карелии дано поручение до 31 мая провести обсуждение проекта Александра Кима с участием всех заинтересованных сторон… Чиновники не сдаются, но и общественность стоит на своем: итоги конкурса надо отменять и объявлять новый.

Или тогда уж вместо скульптуры вопленницы поставить памятник бюрократу. Кстати, не в обиду будет сказано, у Александра Кима ироничные образы современников хорошо получаются.