В Старый Новый год в Петрозаводске состоялась презентация документального фильма режиссера Алексея Тихомирова «Экстремисты». История о том, как пенсионеры карельской деревни Суна боролись с чиновниками и бизнесменами против вырубки соснового бора, расположенного вблизи их деревни. Сначала их игнорировали, потом над ними смеялись, потом с ними боролись, а потом «сунские партизаны», не испугавшись ни полиции, ни ФСБ, ни харвестера, победили.

Сунские старики готовились к выезду в Петрозаводск на показ фильма уже с утра – волновались, надевали праздничную одежду и вспоминали, как это было. Как встали на пути лесозаготовительной техники летом и осенью 2016 года, как около года жили в палаточном лагере, посменно дежуря в лесу в дожди и морозы. «После того, как Федотов (гендиректор компании «Сатурн Нордстрой», которая планировала вырубить Сунский бор под добычу песчано-гравийной смеси – прим. «Черники») отказался разрабатывать у нас карьер и ушел из леса, а мы палатку свернули, даже скучно поначалу было», — смеется Нина Петровна Шалаева.

Особенно запомнилось, как восьмидесятилетнему Василию Михайловичу Дийкову во время дежурства плохо стало. «Позвонила Евгения Александровна (жена Дийкова), говорит, что деду плохо стало, давление подскочило. Я посоветовала, какую таблетку выпить нужно, — рассказывает Нина Петровна. – Тут подъехал Коля Мушников, и мы отправились в лагерь. Пришли, а Михалычу еще хуже, Евгения Александровна больше чем положенную дозу дала ему. Стали его выводить из леса. Сначала думали на санках, а кругом сугробы, Дийков сам пошел. Чтобы отвлечь его, я стала анекдоты и смешные истории рассказывать. Тот пройдет немного, потом отдышится, отдохнет и дальше. Как-то дошли до деревни и фельдшера вызвали».

Сам Василий Михайлович Дийков как всегда не унывает. Рассказал, как намедни под лед провалился в реке, потом стали вспоминать о тех событиях.

С Василием Михайловичем я познакомился осенью 2015 года — тот сидел на крыльце своего дома и сурово затачивал напильником вилы. «Пусть только сунутся в наш лес, я их быстро шугану», — решительно заявил тогда Дийков.

Вскоре подошел автобус, и «сунские партизаны» отправились в Петрозаводск смотреть фильм. Православная Инна Кондракова затянула рождественские колядки, так под них и ехали всю дорогу…

В зале Agriculture_club Натальи Ермолиной аншлаг, все места заняты. Собрались сунские пенсионеры, волонтеры, помогавшие старикам в трудные минуты, журналисты и все те, кто следил за историей противостояния людей с республиканскими и местными властями и недроразработчиками. Ни чиновников, ни депутатов в зале не оказалось.

Алексей Тихомиров. Фото: Игорь Подгорный

«Я занимаюсь фотографией профессионально уже семь лет. Со временем стал интересоваться документальной фотографией, она очень сильно отличается от коммерческой фотографии идеей, наполнением внутри кадра. Впервые попробовал себя в роли оператора и режиссера в 2011 году на документальном проекте «Проскурнино». Было очень много съемок, как на фото, так и на видео, и мы смонтировали один короткий фильм для конкурса в рамках международного фестиваля Voices – получили первое место. Это стало хорошим толчком для дальнейшего развития в этой сфере. Документальные фотографии часто снимаю «в стол», есть документальные фильмы, которые тоже ушли «в стол», просто не пришло для них время еще, я так считаю. А вот с «Экстремистами» совсем другая история, захотелось рассказать сразу об этом всем. Меня тронула в этой истории попытка людей бороться, не опускать руки, ныть и стонать, а собраться и встать на защиту своих интересов. Как все началось… Я умирал от безделья в Москве, от морального безделья, времени не было совсем — работа, учеба, сон, поездки в родной город Вологду. В один момент я достал телефон из кармана и набрал родственников из Петрозаводска: «Алло, привет! Ты не знаешь, в Карелии ничего интересного не происходит? Может ракету кто строит, или социальное что-то интересное?» В ответ я сразу услышал историю о пенсионерах в лесу, которые живут в палатке. В этот же вечер я взял отпуск на несколько дней, купил билеты на поезд и уехал просто посмотреть, познакомиться и вдохнуть чего-то социально значимого. Думал поснимать на фото, потому что у меня уже есть документальные истории о людях, живущих в лесу в землянке, о людях в пустых забытых деревнях. Но вот что-то решил снимать на видео, в итоге не мог остановиться. Потом еще несколько раз приезжал и снимал. В итоге получился фильм на 59 минут, но перед первым показом в кинотеатре я его перемонтировал и сократил. Не скажу, что он потерял что-то, но и не приобрел, это другой фильм, с другим внутренним наполнением» — рассказал «Чернике» автор фильма Алексей Тихомиров.

Во время просмотра фильма зрители в зале начинали аплодировать. После показа на сцену под аплодисменты вышли сами «сунские партизаны».

«Сунские партизаны». Фото: Игорь Подгорный

«Мы благодарим всех, кто был рядом с нами в те дни. Это волонтеры, которые дежурили с нами, ученые, корреспонденты, освещавшие события и простые люди всей страны, которые переживали за нас и помогали нам финансово. Это наша земля, и мы ее отстояли. Может быть наш пример кому-нибудь пригодится», — выступила от имени пенсионеров Татьяна Ромахина.

Немалую роль в победе «сунских партизан» сыграли и волонтеры. «Я узнала о защитниках Сунского бора в октябре 2016 года из новостей. Мысль о помощи пенсионерам возникла сразу. Было понятно, что больше всего пенсионерам нужна помощь с дежурством в лесу, так как физически им очень сложно постоянно находиться в экстремальных условиях.  Первые, к кому я обратилась, были ребята из актива группы в «ВКонтакте» «Петрозаводск. Перезагрузка». Я им сказала, что если мы хотим делать дело, а не трепать языками, – так вот оно, дело! Самое настоящее: люди защищают свою малую родину день и ночь, противостоят и бизнесу, и власти, и грош нам цена, если мы отсидимся в стороне. Надо сказать, что даже в нашей группе, в которой, как я считала, собрались исключительно «стойкие борцы и оппозиционеры», моя инициатива понимание встретила не в каждом сердце. С четырьмя активистами мы расстались, так как «подставляться под разгон ОМОНом» они не хотели. Ситуация с Сунским бором стала своего рода лакмусовой бумажкой для нас. Сейчас, когда встречаюсь с «новоиспеченными гражданскими активистами», я их спрашиваю: «А где ты был, когда шла война за Сунский бор?». Очень интересно наблюдать за реакцией. В результате трое ребят из «Перезагрузки» были готовы ездить на дежурства с ночевками, двое — подвозить на машинах волонтеров. Теперь с этим уже можно было что-то реально делать. После этого мы поставили в группе закрепленный пост о помощи, и к нашей команде стали присоединяться люди, не имевшие к активу группы «Перезагрузка» никакого отношения. Моя работа заключалась в том, что я списывалась в «Вконтакте» с теми, кто готов был помочь, находила им машину. Спрашивала, когда их надо забрать обратно, искала машину на обратный путь, созванивалась с самой активной защитницей Сунского бора – Ниной Петровной Шалаевой, так как нужна была лодка и проводник, и все это координировала. Все делалось исключительно на волонтерских началах. Никто не платил мне, и я, естественно, никому ничего не платила. Тем обиднее было читать, что есть какая-то сила неведомая нам, которая проплачивает всю эту историю с Сунским бором. Были дни, когда по самым разным обстоятельствам те ребята, которые ездили постоянно, поехать не могли. И тогда я открывала своих «друзей в «Вконтакте» (многих из которых я не знала лично) и просто спрашивала в «личке» – не хотят ли они помочь. Были те, кто после этого блокировал меня. Но были и те, кто охотно отзывался и ехал на дежурство с ночевкой. После истории с Сунским бором я поняла, что у нас нет настоящих волонтерских движений. Ни одно из них не откликнулось на призыв о помощи старикам. Ни один участник какого бы то ни было волонтерского движения не приехал ночевать в лес. Приезжали только ребята из велодвижения, но это — не волонтерская организация, в большинстве своем это люди, которые бережно относятся к природе. Никто из представителей политических партий, за исключением Залецкой (Ольга Залецкая – руководитель регионального отделения «Яблока» — прим. «Черники»), не поддержал сунское сопротивление. И это тоже крайне неприятно, так как в активах многих партий есть молодые люди, которые предпочли отсидеться. Почему мы все этим занимались? Думаю, ответ на данный вопрос очень прост. Эти пенсионеры показали всем нам, как надо действенно, любить свою Родину. Если бы каждый из нас так же действенно, не на словах любил свою деревню, поселок, город и так далее, то наша жизнь была бы совсем другой – с нами, гражданами, считались бы и власть, и бизнес, так же, как они вынуждены были считаться с горсткой пенсионеров. Борьба за бор — пример мужества и умения отстаивать свои интересы, и все, кто помогал «сунским партизанам» так или иначе, – хотел быть причастен к добру и справедливости», — рассказала «Чернике» известный гражданский активист из Петрозаводска Дарья Каликина.

Дарья Каликина (слева) в лагере «сунских партизан». Фото: Алексей Владимиров

Напомним, противостояние жителей деревни Суна и разработчика карьера обострилось летом 2016 года, когда компания «Сатурн Нордстрой» предприняла попытку приступить к вырубке леса. Деревенские пенсионеры живым щитом встали на пути лесозаготовительной техники и остановили уничтожение деревьев. Однако поскольку компания не собиралась отказываться от своих планов, защитники Сунского бора были вынуждены поставить в лесу палатку и нести круглосуточное дежурство, чтобы предотвратить новые попытки начать рубку. С тех пор деревенских пенсионеров стали называть «сунскими партизанами», и о них заговорили далеко за пределами Карелии – о конфликте в Сунском бору рассказали ведущие телекомпании и издания многих стран. Особенно после того, как «сунские партизаны» обратились с видеопосланием к президенту страны Владимиру Путину с просьбой защитить их малую родину. Между тем прежнее руководство Карелии никак не хотело идти на уступки защитникам леса. Еще в начале февраля экс-глава республики Александр Худилайнен заявлял на встрече с депутатами карельского парламента, что в Сунском бору дежурят не деревенские пенсионеры, а молодые люди, которых якобы кто-то «стимулирует». А министр по природопользованию и экологии Карелии Виктор Чикалюк вообще сравнил защитников Сунского бора с экологическими террористами. Тон карельских чиновников резко изменился спустя несколько дней после этих скандальных заявлений, когда в Сунский бор прибыли члены президентского совета по правам человека. Вместе с ними в Карелию приехали и известные российские экологи, которые поддержали требования жителей деревни Суна. В частности, руководитель Лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко возложил вину за разгоревшийся вокруг Сунского бора конфликт на республиканские власти, которые не прислушались к мнению местного населения, и заявил, что единственным разумным выходом из сложившейся ситуации станет отказ от разработки карьера и замена участка недр для компании, которая собиралась его осваивать.

Предыдущая статьяОткуда в Ладоге столько грязи
Следующая статьяКак доехать до «неизбежного прекрасного будущего»?
Алексей Владимиров
По его словам, в журналистику попал случайно, но как-то затянуло. Сотрудничал и сотрудничает с Агентством журналистских расследований (Санкт-Петербург), газетой «Совершенно Секретно» и другими федеральными СМИ. Лауреат четырнадцатого профессионального конкурса журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Золотое перо» в номинации «Лучшее журналистское расследование» за 2008 год.