Станет ли Онежская крепость брендом Петрозаводска?

0
828
Копия древнерусского острога на Урале. Фото: apiural.ru

В отличие от многих европейских и российских городов у столицы Карелии до сих пор нет своего узнаваемого и уникального бренда. А с точки зрения развития туризма это едва ли не ключевой элемент. В современной Европе вклад туризма в ВВП оказывается даже больше, чем у автомобильной промышленности, химпрома, банковского дела, сельского хозяйства и горнодобывающей отрасли. И хотя в сегодняшней России Европу принято считать чуть ли не врагом, но от законов экономики никуда не уйти.

Туристы, приезжающие в Карелию, используют Петрозаводск в основном лишь как транзитный пункт, сразу следуя далее – смотреть историко-культурные памятники республики или просто отдыхать где-нибудь в живописной глуши. В Петрозаводске задерживаются очень немногие. Ибо что город может им показать такого неповторимого, чего они больше нигде не найдут? Вот и получается, что обычному туристу, которых каждое лето приезжают в Карелию тысячи, нет никакого особого резона и интереса остановиться в Петрозаводске на несколько дней, пополнив тем самым бюджет города.

Площадь Ленина - исторический центр Петрозаводска. Фото: Губернiя Daily
Площадь Ленина – исторический центр Петрозаводска. Фото: Губернiя Daily

Конечно, в городе огромное множество развлекательных заведений, но все они довольно стандартны и мало чем отличаются от своих аналогов в других городах. Цены единственного ресторана блюд местной кухни «Карельская горница» рассчитаны на довольно состоятельных клиентов. Поэтому сами горожане там нечастые гости. А бренд должен работать не только для туристов – его популяризация начинается с самих местных жителей.

В настоящее время Петрозаводск символически опирается в основном на историческое наследие петровской эпохи, но эта сфера уже давно и плотно занята Санкт-Петербургом, а его туристический потенциал с нашим городом несопоставим. Кроме того, зарубежным, да и российским туристам «петровское наследие» уже давно известно и не содержит в себе потенциала открытия новых туристических интересов. Да и основанного Петром завода давно уже не существует…

В поисках уникальной городской истории (которая вдохновляет создателей местных брендов в разных мировых городах) нельзя не вспомнить две загадочные карты XVI века – т.е. опубликованные за два столетия до официального появления Петрозаводска. Их авторы, знаменитые картографы своей эпохи Герхард Меркатор и Абрахам Ортелиус независимо друг от друга обозначили приблизительно на месте нынешнего Петрозаводска поселение под названием Onegaborg (Онежская Крепость).

Онегаборг на карте Меркатора
Онегаборг на карте Меркатора

Теоретически такое скандинавское поселение допустить вполне возможно – на территории Карелии археологи находят и рунические камни, и варяжские мечи. Правда, отношение к этим древним находкам поразительное – иногда они просто уничтожаются. Возможно, допетровская история этих мест кому-то кажется не слишком «патриотичной»… Заметим, что похожая ситуация существует и в Санкт-Петербурге, где также официально принято считать, что город основан в 1703 году, а существовавшие до этого поселения Ландскрона и Ниеншанц известны только историкам и краеведам.

Еще интересно отметить, что ссылка на карту Ортелиуса с указанием Онегаборга присутствует в английской и финской версиях Википедии, а в русской ее нет. Наверное, кто-то решил, что нашим согражданам об этом знать «не положено»…

Онегаборг на карте Ортелиуса
Онегаборг на карте Ортелиуса

Но всякое умолчание, напротив, только повышает интерес к различным историческим загадкам. Вот на этом интересе как раз и может быть построено новое брендирование города. Любопытно, что наша беседа с доцентом кафедры зарубежной истории ПетрГУ Ильей Соломещем, к которому мы обратились за комментарием, закончилась именно на теме брендов:

– Илья, как Вы можете прокомментировать присутствие Онегаборга на картах двух знаменитых европейских картографов?

Илья Соломещ. Фото: facebook.com
Илья Соломещ. Фото: facebook.com

История с этими картами нуждается, как минимум, в двух важных замечаниях. Очевидно, что для Абрахама Ортелия (Ортелиуса) и его коллег-современников, всё, что находилось восточнее и северо-восточнее Балтики, было знакомо, мягко говоря, очень приблизительно. Достаточно обратить внимание на наличие Кексгольма и Корелы в двух совершенно разных местах, причем оба неверные, на расположение Ладоги, не говоря уже о Белом море и «Белом озере». При таком раскладе, Онегаборг мог означать все, что угодно, например, поселение на Онежской губе Белого моря.

Второе замечание – отсутствие письменных и археологических источников. Последнее, конечно же, лучше прокомментируют специалисты-археологи. Другое дело – никто не может запретить «поиграть» с этой идеей – в сугубо постмодернистской стилистике брендов. В конце концов, придумали же финны, что Санта Клауса нужно искать в Рованиеми, на что, как известно, последовал наш ответ – российский брендовый проект с Великим Устюгом.

Деревня Санта Клауса в финской Лапландии. Фото: Валерий Поташов
Деревня Санта Клауса в финской Лапландии. Фото: Валерий Поташов

Действительно, вместо буквоедских споров на тему реального существования Онегаборга в какой-то далекой истории ничто не мешает использовать это звучное имя в современной практике городского брендинга. Здесь мне вспомнилось еще десятилетней давности посещение музея Несси на севере Шотландии. Кстати, этот музей и поныне привлекает туда десятки тысяч туристов ежегодно. Там в одном зале собраны «неопровержимые доказательства» реального существования лох-несского монстра. А в другом – столь же «неопровержимые разоблачения». И над выходом висит надпись: «All depends on your imagination size» («Все зависит от масштаба вашего воображения»).

Так вот, воображение (как главный творческий инструмент в создании брендов) подсказывает образ будущего объекта, который наверняка станет новым символом столицы Карелии. Это стены и башни деревянной Онежской крепости, построенной на берегу озера. Кстати, особо въедливым туристам можно объяснить, почему ее исторический прототип не сохранился – в средневековую эпоху все строилось из дерева, а оно, увы, недолговечно. Впрочем, не пройдет и полвека, как все станут считать, что эта крепость существовала здесь всегда. Как и парижане, которые поначалу ругали «новодел» инженера Эйфеля, а потом сделали его главным символом своего города.

А внутри этой крепости можно создать несколько уникальных мировых музеев, куда будут съезжаться туристы из разных городов и стран. Например, Музей северных мифов с различными экспонатами и интерактивными представлениями. Он будет вполне гармонировать с тем, что Карелия – это точка пересечения скандинавской, финской и славянской мифологии. Этот музей станет естественным местом для проведения традиционных для Карелии этнокультурных фестивалей.

Также в Онегаборге следует открыть единственный в мире и глобальный по охвату Музей озер, иллюстрирующий тот факт, что Петрозаводск расположен на Онежском озере – одном из крупнейших в мире. Интересные и необычные подробности различных мировых озер, с флорой и фауной оттуда в гигантских аквариумах. Этот музей также станет естественным местом для проведения здесь международных конференций по лимнологии (науке об озерах).

Ну и разумеется, как и всякая крепость в современном туристическом пространстве, Онегаборг станет популярной площадкой для концертов и реконструкторских турниров, средоточием ремесленных мастерских и т.д.

Станет ли Онежская крепость историко-культурным центром? Фото: mustoi.ru
Станет ли Онежская крепость историко-культурным центром? Фото: mustoi.ru

Разумеется, этот проект немедленно вызовет обвинения автора в «маниловских мечтаниях», ссылки на «Нью-Васюки» и т.д. Однако всякие реальные перемены изначально всегда кажутся «фантастическими». И есть еще такой парадокс – чем масштабнее и амбициознее проект, тем более он «зажигателен» для творческой публики. А творческая публика и является главным мотором городского брендинга. Вместо расхожего уныния и жалоб на то, что «ничего нельзя изменить» она вдруг начинает ставить практический вопрос: «Как это реализовать?».

Интересно, как отреагирует на такой проект городская власть, готова ли будет она его конструктивно рассмотреть и включить в программу развития города? Ведь в России все проекты городского и регионального брендинга могут быть реализованы лишь при поддержке власти. Кстати, название «Онежская крепость» интересно гармонирует и с политической ситуацией, поскольку Петрозаводск остался едва ли не единственным российским городом со свободно избранным мэром.

Но в любом случае – бренд уже появился. Вот уже три года существует независимое интернет-радио «Онегаборг», передающее современную музыку Карелии…

Загрузка...