«Сингапурского чуда» в Карелии не получилось. Может, пора в управдомы?

0
502
Карельский губернатор Александр Худилайнен. Фото: Губернiя Daily
Карельский губернатор Александр Худилайнен. Фото: Губернiя Daily

Последний год – с момента утверждения Федеральной целевой программы «Развитие Республики Карелия на период до 2020 года» – Александр Худилайнен любит неизменно говорить о постоянном внимании федерального центра к региону. Однако, несмотря на бодрые заявления губернаторской администрации, экономическая ситуация в Карелии остается предельно тяжелой. С каждой неделей возможность возвращения к росту выглядит неочевидной; бизнес-климат по-прежнему характеризуется как «весьма враждебный» даже для тех предпринимателей, которые вчера считались успешными.

Прямым следствием экономической стагнации становится ослабление властно-общественных институтов, что побуждает некоторые авторитарные структуры активизироваться и начинать наступление на региональную экономику, возвращая ее к до боли знакомым методам экономики командной. Если увеличение доли рыночного правового государства в большинстве кризисных проявлений можно считать крайне негативным, но временно терпимым обществом явлением, которое не меняет природы субнациональных экономик, то увеличение роли нерыночного бюрократического и коррумпированного государства в экономике Карелии только укрепляет ее иррациональную основу.

Экономика Карелии держится на эксплуатации ее сырьевых ресурсов. Фото: Валерий Поташов
Экономика Карелии держится на эксплуатации ее сырьевых ресурсов. Фото: Валерий Поташов

Бизнес, как известно, всегда создается только ради получения прибыли. Государство же идет в бизнес не за прибылью, оно решает свои общественно-политические задачи, в первую очередь задачу собственного выживания. То, что мы наблюдаем в республике, является ожесточенными попытками неэффективного государства спасти себя за счет бизнеса, в то время как экономическая теория учит о государственной необходимости идти в бизнес, чтобы спасти его за счет себя.

С каждой неделей чиновники все больше осознают, что они могут просто приказывать собственнику, и нет сомнений, что они не преминут этим воспользоваться при полном одобрении масс, которых они же разорили, обобрали и принудили от отчаяния поддерживать практически любые выкрутасы регионального политрежима. Чем больше чиновники могут решать в экономике, тем неизбежно меньше ее прибыльность и эффективность, но сильнее коррупция и зависимость владельцев собственности от нерыночных факторов. Тем сильнее кризис администрирования и призрачней поиски путей преодоления нынешнего экономического упадка.

Карельской экономике столько чиновников не прокормить. Фото: Губернiя Daily
Карельской экономике столько чиновников не прокормить. Фото: Губернiя Daily

Как организм, помещенный неожиданно в нездоровые условия, начинает проявлять все свои скрытые до этого болезни, так и многочисленные болячки республиканской экономики, загнанные было внутрь, все её мутации и недуги вылезли наружу в обстановке продолжающегося экономического спада. Можно ли рассчитывать на лечение этих экономических патологий, которое, нравится это кому-то или нет, может быть осуществлено только через системную политическую модернизацию?

Ответ на этот критически важный вопрос будет давать только практика. Именно она будет формировать ежесуточный и еженедельный контент, который позволит оценить приемлемость и допустимость предпринимаемых властями усилий.

Последний год при каждом удобном случае Александр Худилайнен ссылается на Сингапур как пример успешной борьбы с коррупцией. Почему-то при этом карельский губернатор акцентирует внимание лишь на то, что Ли Куан Ю арестовал несколько своих друзей-соратников и объявил беспощадные аресты панацеей. Но это – намеренное (или ненамеренное) искажение полной истории. Ли Куан Ю, конечно, не прикрывал воровство в своем окружении. Однако главное, что он сделал для борьбы с коррупцией, – это открытие рынка страны для иностранцев с их корпоративной и управленческой культурой, значительное сокращение регулирующей роли государства и, конечно, построение законодательства и судебной системы по английскому образцу с импортом конечного правосудия через подчинение Лондонскому Королевскому суду. Другими словами, творец сингапурского чуда последовательно осуществил системную политическую модернизацию.

Загрузка...