Александр Степанов

Александр Степанов

Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.

В конце прошлой недели в Олонце состоялся IX съезд карелов Республики Карелия. Формально это самое важное мероприятие для национального движения карельского народа за прошедшие несколько лет. Конечно, в реальности дело обстоит несколько по-другому, ведь все последние съезды карелов превратились в показушные мероприятия, устраиваемые республиканской властью на бюджетные средства, чтобы продемонстрировать свою заботу о карелах и царящее в республике межнациональное согласие. Хотя мир с дружбой народов, к счастью, в наличии у нас имеется, на это можно было бы деньги и не тратить. Было бы полезней организовать честное обсуждение настоящих проблем карельского народа. Однако это совершенно не входило и не входит в чиновничьи планы.

С другой стороны, приходится признать, что и сами статусные деятели национального движения с этой показушностью вполне согласны. Ведь мало кто из «националов» задумывается над грустным парадоксом: в конце 80-х годов, когда в Карелии прошел первый съезд карелов и началось некое «национальное возрождение», процессы ассимиляции коренного народа в теории должны были бы сильно замедлиться. А вышло все наоборот!

Если в 1989 году в Карелии проживало 79 тысяч карелов, в 2002 – уже 65 тысяч, в 2010 – только 45 тысяч, в 2020-м можно насчитать уже явно меньше 40 тысяч представителей карельского народа. То есть с началом процесса возвращения к капитализму и либеральных реформ карелы начали просто вымирать. За последние десятилетия численность карелов сократилась наполовину, что очень скоро покажет очередная перепись населения, назначенная на осень 2020 года. Между прочим, случившееся с нашим народом вполне подходит под определение «либерального геноцида».

Калевальский район стремительно теряет свое население. Фото: Андрей Туоми
Калевальский район стремительно теряет свое население. Фото: Андрей Туоми.

А как на это реагирует национальная общественность? По сути – никак. Из резолюции нынешнего съезда: «Съезд обращает внимание на не прекращающееся снижение численности карельского этноса и сокращение сети поселений его традиционного проживания». Ну хоть внимание обратили, и на том спасибо. Но почему это снижение произошло, в чем его причина? Молчание…

Однако ведь механизм вымирания нашего маленького народа понятен. Первый удар в 90-е годы пришелся по жителям села и прежде всего мужчинам работоспособного возраста. Что поделаешь, такой у нас народ – один обанкроченный «эффективными собственниками» совхоз – это не один десяток преждевременных могил на деревенском кладбище. В лес, основу жизнедеятельности коренного населения, тоже пришел частный бизнес, для которого главное – прибыль. Вдобавок, на этот процесс с начала 90-х годов наложилось появление новой лесозаготовительной техники. Что опять же привело к безработице и вымиранию целых поселков. По сути, мы имеем дело с «территориями доживания», с резервацией, возникшей по объективным экономическим законам капиталистического рынка. Поэтому никак не получается организовать жизнедеятельность в своей деревне, хотя вокруг те же самые леса и поля, которые всегда обеспечивали заработок.

Следом за закрытием производства закономерно последовала оптимизация социальной сферы, безжалостно проводимая чиновниками из «Единой России». Сколько в карельских селах и деревнях закрыто участковых больниц, ФАПов, почтовых отделений, малокомплектных школ? Сколько отменено регулярных в советское время автобусных рейсов? Если что построено в наших деревнях в массовом количестве, так это только церкви да часовни. Для отпевания они, конечно, востребованы…

И вот что интересно: вспомните, как много все последние годы произнесено пышных фраз о поддержке карелов, карельской культуры и языка, о каком-то «возрождении самобытности»! Но вот когда в деревне Куйтежа, где еще на улице можно услышать родную речь, несколько лет назад власти закрывали сначала школу, а затем детский сад – кто из представителей этой статусной «национальной общественности» протестовал? А никто. Боязно же – в президиум очередного съезда за такое не выберут, на губернаторский фуршет тоже не позовут…

И выходит, что можно прилагать титанические усилия для сохранения родного языка и культуры, чем искренне и самоотверженно занимаются немногочисленные активисты. Но несмотря на это в карельских деревнях в перспективе почти не останется тех, кто сможет говорить на карельском языке. Люди уезжают в Петрозаводск, Петербург или даже Финляндию.  А там уже не до «карельской идентичности» для себя и своих детей. Ведь такой народ, как карелы, могут сохранить свой язык от полного исчезновения только на своей земле, причем именно в сельской местности.

Но об этом нужно говорить! А говорят на съездах, большей частью, лишь на тему придания карельскому языку статуса государственного. Из резолюции нынешнего съезда:

«Съезд выражает обеспокоенность тем, что на протяжении трех десятилетий вопрос о придании карельскому языку в Республике Карелия официального (государственного) статуса не находит решения. Республика по-прежнему остается единственной в составе Российской Федерации, где язык титульного народа не наделен официальным статусом».

Участники дискуссии. Фото: Алексей Цыкарев.

Между прочим, на этом съезде произошла маленькая политическая сенсация. Под конец воскресной дискуссии под названием «Что я, карел, скажу сегодня?» которую транслировали и затем выложили в интернете, у микрофона появилась депутат Госдумы Валентина Пивненко и заявила буквально следующее: «сейчас благоприятное время, чтобы внести ваш вопрос о статусе карельского языка как государственного. Это возможно, и это не будет противоречить тем нормам Конституции и изменениям, если их одобрит Конституционный суд и 22 апреля пройдет всенародное голосование, где будет такое населением поддержано». Также депутат Госдумы обещала поддержку в этом вопросе от губернатора Артура Парфенчикова.

Даже забавно, что вопрос с государственным статусом карельского языка Валентина Пивненко связала с итогами голосования 22 апреля, что вообще-то является лукавством. Выдающим лишь обеспокоенность члена «Единой России» Пивненко за апрельскую явку на избирательные участки. Ведь нынешние поправки в Конституцию РФ никак не связаны и никак не могут повлиять на статус карельского языка в Республике Карелия. Думается, большинство людей это понимает. Тем более, что тема второго государственного языка в Республике Карелия – это палка о двух концах. Здесь много проблем, от сугубо законодательных и технических до возможной реакции некарельского населения на такой закон. Конечно, любые опасения представителей других народов на этот счет беспочвенны, но споров может быть много. И главное – а будет ли реальный положительный результат? Ведь если количество носителей языка катастрофически сокращается по причине социально-экономических условий, то формальный, юридический его статус в этой ситуации не сильно поможет.

Что касается остальных решений съезда, вроде призыва к правительству Карелии и руководителям социально ответственного бизнеса, «активнее инвестировать в сохранение среды обитания карельского народа, в развитие его языка и культуры», просьбы принять меры по ускорению социально-экономического развития сельских территорий или призыва к федеральным властям доработать и утвердить федеральный закон «Об этнологической экспертизе», то будем откровенны – это лишь благие пожелания и ничего более.

Впрочем, меня сильно удивила та часть резолюции, в которой говорится:

«IX съезд карелов Республики Карелия призывает всех, кто осознает свою причастность к карельскому народу:

…Использовать свое избирательное право при выборах Президента Российской Федерации, депутатов Государственной Думы и Законодательного Собрания Республики Карелия и на выборах глав и депутатов органов местного самоуправления».

О выборах каких глав местного самоуправления здесь говорится? Муниципальных районов или городских поселений? Так таких выборов в Олонецком, Калевальском или Пряжинском районе давно уже нет. Не могут карелы сами себе главу национального района выбрать, лишила их «Единая Россия» этого права. Да и что касается остальных выборов, за кого делегаты съезда предлагают голосовать? По умолчанию ведь выходит, что призывают голосовать за «Единую Россию»! Которая приняла тот же самый Лесной кодекс, лишивший коренное население, хотя бы в лице органов местного самоуправления, самой возможности хоть как-то влиять на эту сферу. Увеличила всем, в том числе и карелам, пенсионный возраст. А ее бессменный депутат, Валентина Пивненко, своими собственными руками нажимавшая кнопку в Госдуме за все эти решения, удостоилась аплодисментов участников съезда!

Да, целый ряд других пожеланий, записанных в резолюцию съезда – разработать государственную программу по продвижению карельского языка и сохранению карельской культуры, увеличить финансирование специалистов, которые используют карельский язык в своей работе, самодеятельных коллективов, общественных организаций, этнокультурных центров и прочее – не вызывают возражений. Это хорошо, лишь бы деньги доходили до настоящих, искренних энтузиастов сохранения родного языка.

Но в целом IX съезд прошел безрезультатно и вряд ли подавляющему большинству карелов в Карелии итоги этого съезда будут интересны. Собрались карельские делегаты, обсудили какие-то вопросы, в присутствии начальства изо всех сил стараясь не задеть острых тем и тем более не обидеть власть предержащих и разъехались, предварительно покушав калиток и послушав выступления артистов из народной самодеятельности.

И тишина…  

Фото: сайт Законодательного собрания Республики Карелия.