Черника

Черника

Известный журналист, писатель, автор учебных пособий по истории Карелии Николай Кутьков выступил в Кондопоге с лекцией «С.М. Прокудин-Горский: фотографии в пределах Кондопожского района».

Напомним, Сергей Михайлович Прокудин-Горский (1863—1944) стал пионером цветной фотографии по методу цветоделения, первым «цветным» фотографом России. Его мечта запечатлеть различные стороны жизни Российской империи нашла поддержку у Николая II. В 1916 году он побывал в Карелии, и это была его последняя фотоэкспедиция. В библиотеке Конгресса США хранятся фотографии Прокудина-Горского, которые сейчас доступны, в том числе здесь.

«Черника» обратилась к Николаю Кутькову с просьбой рассказать нашим читателям о царском фотографе. Итак, небольшой эпизод путешествия царского фотографа Прокудина-Горского по территории Кондопожского района.

На карельской Суне

Прокудин-Горский отправился вверх по течению Суны не один, а в компании с помощником-ассистентом. Присутствие этого незримого дублера постоянно ощущается на многих снимках Мурманского цикла. То в виде отсутствующего третьего пассажира на дрезине под Петрозаводском, то при разглядывании портретных снимков самого Прокудина-Горского на Киваче или в лесу по дороге на Кивач. То фотограф-помощник даст о себе знать, сняв шефа в компании с двумя чеченцами, охранниками Мурманской дороги.

Этюд у водопада Кивач. 1916 год. На снимке С.М.Прокудин-Горский. Фото: сайт » «Открытый исследовательский проект «Наследие С.М. Прокудина-Горского».

Видимо, роль фотоадъютанта, Санчо Пансы при фоторыцаре представлялась последнему совсем незначительной. Иначе он сам хотя бы разок запечатлел своего помощника, например, для масштаба при съемке какого-нибудь железнодорожного сооружения. Возможно, тот носил скромные унтер-офицерские погоны или столь же невеликие «эполеты» железнодорожного ведомства.

Водопад Пор-Порог на реке Суне. 1916 год. Фото: сайт » «Открытый исследовательский проект «Наследие С.М. Прокудина-Горского».

На Кивач и остальные водопады двое путешественников ездили, как выяснилось, совсем не на крестьянской лодочке, а на гужевом транспорте железнодорожного ведомства. Факт наличия на станциях разъездных пролеток даже с откидным верхом подтверждают сами прокудинские фотографии. Например, такая вполне комфортабельная повозка, запряженная парой гнедых, оказалась в кадре (конечно, при максимальном увеличении) и по дороге на Кивач, и на одном из снимков Медвежьей Горы. Поэтому в расчете на гужевой комфорт путешественники запаслись немалым количеством хрупких стеклянных пластинок.

Эти продолговатые стекляшки, в отличие от квадратных пластинок для черно-белой съемки, были в три раза длиннее, поэтому во столько же раз возрастала опасность повредить их при пешей транспортировке.

Этюд. У водопада Гирвас. 1916 год. Фото: сайт «Открытый исследовательский проект «Наследие С.М. Прокудина-Горского».

Можно было не экономить и щедро тратить почти все упомянутые запасы на самые рядовые сюжеты. На вешала для сушки снопов ржи, одинокую сосну у околицы деревни, мальчика на изгороди возле крестьянской ригачи, лодочку с двумя сунскими рыбаками. Правда, негативы четырех снимков оказались испорченными и дошли до нас только в черно-белом варианте. Среди них, к сожалению, снимки компании сплавщиков-карелов и вид Гирваса.

Типы карел. 1916 год. Вероятно, сплавщики леса на реке Суне. Фото: сайт «Открытый исследовательский проект «Наследие С.М. Прокудина-Горского».


Путь на Сопоху

Часть фотографий из «сунского цикла» были промаркированы авторами в качестве этюдов, образчиков художественной фотографии, и не имеют привязки к какой-либо деревне или селу. Можно лишь с большой долей вероятности утверждать, что многие из указанных этюдов сняты выше по течению от Кивача. Тамошние места в окрестностях Гирваса и Пор-Порога были достаточно многолюдными. Чаще всего «гужевые» туристы попадали на водопады через довольно большое карельское село под названием Уссуна. Там в начале 20 века числилось более 300 жителей, имелись две часовни и церкви, каменная и деревянная.

Завод для вяления рыбы. 1916 год. Предположительно между Кондопогой и Суной. Фото: сайт «Открытый исследовательский проект «Наследие С.М. Прокудина-Горского».

По дороге, ведущей на Кивач от Кончезера, располагалась еще одна большая деревня Викшица, также населенная карелами. Раньше все ямщики везли туристов из Петрозаводска через нее. Только наши герои ехали-то не из Петрозаводска, а от временной станции 50-й версты на месте нынешней ст. Кондопога. Имелся там большой песчаный карьер, откуда брали балласт для железнодорожных насыпей, и лагерь, рассчитанный на 740 душ военнопленных (турки, чехи, венгры, хорваты, небольшой процент итальянцев и евреев, воевавших на стороне Австро-Венгрии).

Бывшие солдаты Австро-Венгерского союза и были основной рабочей силой на строительстве. Но эта же рабсила выполняла еще и параллельные задания: например, прокладку дороги до деревни Сопоха и строительство кирпичного завода в окрестностях Кондопоги.

Пленные австрийцы у барака. 1916 год. Фото: сайт «Открытый исследовательский проект «Наследие С.М. Прокудина-Горского».

Зачем потребовалось отвлекать немалые силы от наиважнейшей задачи – сооружения главного пути на Мурманск? Смысл был. И назывался он Онежским заводом азотной кислоты (основного компонента для артиллерийского пороха). Кирпич нужен был для здания гидроэлектростанции в селе Кондопога, а в Сопохе требовалось перекрыть плотиной речку Сандалку для регулирования Сандал-Нигозерского водохранилища.

В Кондопоге столкнулись интересы двух ведомств. За азотную кислоту отвечало ГАУ, Главное артиллерийское управление России. А железнодорожное ведомство несло ответственность за свой участок – строительство дороги. Поэтому и станцию Кивач железнодорожники учредили в то время не в Кондопоге, а подальше. Ст. Кивач они поставили в практически необитаемом месте, в 5 км к северу от Кондопоги.

Река Суна у деревни Малое Вороново. 1916 год. Фото: сайт «Открытый исследовательский проект «Наследие С.М. Прокудина-Горского».

Вывод из всего изложенного таков: нашим путешественникам не требовалось нанимать лодку, чтобы подняться по Суне до водопадов. Не годился им и традиционный турмаршрут через Викшицу. Прямо от временной ст. Кивач (то есть от нынешней Кондопоги) в их распоряжении были лошади и отличная грунтовая дорога на Сопоху. К северу от Сопохи была не столь гладкая, но все же вполне приличная дорога на Святнаволок через село Уссуна (в старых документах оно называлось Усть-Суна). Вот этим прямым путем и совершили вояж наши фотопутешественники, отснявшие несколько очень хороших пейзажей в верховьях полноводной сплавной реки. Пик сплава уже миновал, но, как видим, местные карелы все еще несли вахту на сунских порогах.

Этюд на реке Суне. 1916 год. Фото: сайт «Открытый исследовательский проект «Наследие С.М. Прокудина-Горского».