На прошлой неделе заместитель главы российского Минтруда Андрей Пудов заявил, что «обсуждается введение налога для трудоспособных, но не работающих граждан». Он напомнил о белорусском «налоге на тунеядцев». Замминистра при этом отметил, что обсуждение ведется «на экспертном уровне в контексте изучения опыта». Разрабатываются ли по этому поводу какие-либо проекты нормативных актов, сообщено не было.

Заявленная инициатива, бесспорно, ярко характеризует нынешнее состояние дел в сфере администрирования рынка труда. Прежде всего, стоит обратить внимание, что еще лет восемь-десять назад в дискуссиях о заимствовании передового опыта практически всегда фигурировали наработки западных стран. Затем им на смену пришли инновации из стран БРИК (Бразилия, Индия, Китай). Теперь уже идет отсыл к «передовому опыту» Белоруссии, причем к его самым что ни на есть совковым аспектам, которые в отечественном медиа-пространстве соседствуют с непременным напоминанием о «поддержании идеальной чистоты минских улиц». Внимательный читатель наверняка спросит: А, что дальше? Не менее передовой опыт Туркменистана?

Если же говорить чуть более предметно, то планируемое задействование предельно «жесткого» налогового рычага свидетельствует о глубинном непонимании нынешними властями ситуации с самозанятостью населения. Только в Карелии десятки тысяч потенциальных «тунеядцев» совершенно не бездельничают, а работают, зачастую далеко за пределами офисно-чиновничьих «с девяти до пяти с обедом». Это и репетиторы, и ремонтники «всего компьютерного», и занимающиеся частным извозом в сельской местности. Существует огромный слой индивидуальных и семейных фермеров, которые понимают, что официальная регистрация и система постоянной отчётности выведут их «бизнесы» за пределы зоны рентабельности.

Так боролись с тунеядством языком советского плаката
Так боролись с тунеядством языком советского плаката

Да, они как бы оказываются в преимущественном положении по сравнению с теми, кто официально зарегистрирован, например, как индивидуальный предприниматель. Но аргументом в поддержку их решения и деятельности выступает безусловная ориентация на собственные силы, а не на «заботу и помощь» со стороны государства. Люди готовы крутиться и вертеться, а не просить пособия и ждать отчислений на пенсию, которая все равно в результате сомнительных действий правительства куда-то постоянно ускользает.

Не стоит забывать и про современные формы занятости. Достаточно ознакомиться с подготовленным Агентством стратегических инициатив ровно год назад «Атласом новых профессий», представляющим собой альманах перспективных отраслей и профессий на ближайшие 15–20 лет. Именно с ориентацией на новые профессии формируют профориентационные стратегии участники рынка образовательных услуг. И важно понимать, что в ситуации, когда житель республики работает, например, специалистом по киберпротезированию и робототехником, то в подавляющем большинстве случаев он работает дистанционно (удаленно) и, как правило, в качестве фрилансера. Есть заказ – есть работа, нет заказа – его надо усиленно искать.

Конечно, на процесс формирования устойчивых тенденций на рынке труда влияет множество факторов, но обсуждаемый «налог на тунеядцев» однозначно сигнализирует о том, что правительство предпочитает систему «закручивания гаек» из всего спектра нацеленного на результат администрирования. «Стимулирование трудоспособных граждан к трудовой деятельности» (формулировка из белорусского декрета «О предупреждении социального иждивенчества») – способ найти самой простой резерв для затыкания дыр в разваливающейся системе пенсионных и страховых сборов.

Из этого же разряда недавняя мера, предложенная главой комитета по социальной политике Совета Федерации Валерием Рязанским о лишении тунеядцев социальных льгот и привилегий. «Люди, которые не работают, не должны иметь те льготы и возможности в социальном плане, которые имеют работающие граждане. Речь идет о том, что они лишаются высококачественной медицинской помощи, в том числе и реабилитационной, потому что они не вносят вклад в систему обязательного медицинского страхования в отличие от работающих граждан», – заявил сенатор.

Валерий Рязанский курирует проведение праймериз "Единой России" в Карелии. Фото: gov.karelia.ru
Валерий Рязанский курирует проведение праймериз «Единой России» в Карелии. Фото: gov.karelia.ru

Очевидно, что в представлении подобного «государева человека», который, кстати, назначен «уполномоченным от партии «Единая Россия», ответственным за организацию проведения единого дня предварительного голосования в Карелии», сегодня в стране нет ни студентов и самостоятельно повышающих квалификацию, ни временно и постоянно нетрудоспособных, ни художников и писателей, ни самозанятых и фрилансеров. От взглядов подобных политиков, к сожалению, веет такой беспробудной архаикой, что за качество принимаемых государственно-управленческих решений становится реально страшно.

Предыдущая статьяГосдолг Карелии взял новую «высоту»
Следующая статьяЗемлю отобрали, доходы упали
Олег Реут
Публицист. Пишет докторскую диссертацию по политическим наукам. Как сам утверждает, публицистикой интересуется меньше, чем экономикой, а экономикой меньше, чем политикой. Телеграм-канал: https://t.me/reut_team2021.