Лев Шлосберг: «В современной России система власти прогнила полностью»

1
3372
Лев Шлосберг. Фото: Тимур Галимов
Лев Шлосберг. Фото: Тимур Галимов

Гость «Черники» – Лев Шлосберг, российский политик, член федерального политического комитета партии «Яблоко», дополнительное представление которого карельской аудитории не требуется. Именно он составлял основную конкуренцию депутату республиканского парламента Эмилии Слабуновой на декабрьских выборах председателя партии.

– В последние пять-шесть недель в федеральных медиа неоднократно встречались указания на Вас как на «министра иностранных дел «Яблока»». Как понимаю, это связано исключительно с переговорным процессом с демократически ориентированными политическими силами. Суть дела касается гармонизации списков кандидатов на выборах в Государственную Думу?

– 23 января федеральный политкомитет «Яблока» поддержал мое предложение о проведении переговоров с демократическими партиями и политиками для максимальной консолидации сил на выборах в Государственную Думу. В переговорную группу включили Сергея Иваненко, Сергея Митрохина, Виктора Шейниса и меня, в статусе координатора.

У переговоров два основных направления. Первое – это усиление партийного списка «Яблока». Второе – это переговоры с другими партиями. По первому направлению есть первые результаты – Дмитрий Гудков, Владимир Рыжков, Дмитрий Некрасов, Юлия Галямина, и список будет расти. Разговор с «Парнасом» идет трудно.

Владимир Рыжков и Григорий Явлинский. Фото: yabloko.ru
Владимир Рыжков и Григорий Явлинский. Фото: yabloko.ru

– Можно ли констатировать, что «Парнас» и так называемая «партия Навального» будут готовы консолидировать усилия за пределами городов-миллионников? Ведь, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, по крайней мере, Калининградская область и Республика Карелия заметно выделяются на российской карте общественно-политических настроений?

– «Парнас» сейчас является частью «Демократической коалиции», основным ракетой-носителем которой выступает незарегистрированная Партия прогресса Алексея Навального (ее ядро составляет Фонд борьбы с коррупцией). Туда же входят «Партия 5 декабря» и группа Владимира Милова. Это сейчас общий политический механизм – и в столицах, и в регионах.

Судьба и результат переговоров «Яблока» с «Парнасом» и «Демократической коалицией» в целом зависят от главного – получится ли создать единый список на выборах в Госдуму или нет. Если будет сформирован единый список, то в одномандатники нужно будет отбирать самых сильных из двух партий. Если на выборы пойдут два списка, то ни одна из партий не будет заинтересована в снятии одномандатников – это объективно ослабляет позиции списка на территории округа. Тогда переговоры о разведении кандидатов будут проведены сугубо символически – там, где сами кандидаты будут готовы к решению о снятии своей кандидатуры в пользу сильнейшего.

Лев Шлосберг вместе с Эмилией Слабуновой и другими лидерами "Яблока" на Марше памяти Бориса Немцова. Фото: facebook.com
Лев Шлосберг вместе с Эмилией Слабуновой и другими лидерами «Яблока» на Марше памяти Бориса Немцова. Фото: facebook.com

– Как обстоит дело с подготовкой наблюдателей и просто активистов, готовых сообщать о возможных нарушениях в ходе практически разворачивающейся кампании?

– Этим заняты все структуры партии – и федеральная, и региональные, и местные. Наблюдатели, члены комиссий с правом совещательного голоса и журналисты нужны не только для того, чтобы сообщать о нарушениях, но в первую очередь для того, чтобы сберечь полученные голоса. В 2011 году на выборах депутатов Псковского областного собрания депутатов Псковское «Яблоко» де факто получило около 30 тысяч голосов (10,5 – 11%), но мы контролировали только две трети избирательных участков, в итоге примерно треть голосов у нас фактически украли, и результат сократился до 20,5 тысячи голосов (6,72%). Это был урок.

– Читателям «Черники» интересны, прежде всего, Ваши взгляды на соотношение сугубо политических и социально-экономических дискурсов в формировании актуальной повестки дня.

– В современной России система власти прогнила полностью. Ее невозможно отремонтировать, ее можно только заменить. Она вся развращена коррупцией, насилием и ложью. По существу, на повестке дня стоит создание нового государства – с другим политическим устройством (как минимум, с элементами парламентской республики), с другой Конституцией, другой экономической и социальной моделью. Нужно практически полное обновление судебного корпуса. Судя по состоянию правящего класса, потребуется люстрация.

В региональной политике главная задача одна – восстановление федерализма во всех сферах: политической, государственной, налоговой, бюджетной, культурной. Одновременно должна быть решена задача восстановления прав и ресурсов местного самоуправления. Сегодня Россия является федерацией только по названию, по существу же российское государство является антифедеративным.

В Карелии, где выборов главы республики не было с 2002 года, особенно ощущается, что Россия является федерацией только по названию. Фото: Валерий Поташов
В Карелии, где выборов главы республики не было с 2002 года, особенно ощущается, что Россия является федерацией только по названию. Фото: Валерий Поташов

– Есть ли у региональных властей реальные возможности изменить ситуацию в социальной сфере?

– Сегодня таких возможностей нет у 75 из 85 регионов России, в том числе, их нет у Республики Карелия и Псковской области. Единственное, что можно сделать, – это при прекращении воровства сэкономить средства на социальные расходы. Разворовывается не менее 15% средств региональных бюджетов (по самым консервативным оценкам), для каждого из наших регионов это цена примерно трети социальной инфраструктуры, которую можно таким образом сохранить.

– Последний вопрос может показаться чуть странным, но, тем не менее, постараюсь его задать. Он касается праймериз «Единой России» – предварительных выборов, оказавшихся не контролируемыми ни государством, ни обществом. Участники внутрипартийного отбора могут проводить активную агитационную работу, тратить многомиллионные бюджеты – если мы говорим о выборах в Государственную думу и в законодательные собрания регионов – но все действующее законодательство никак не регулирует эту «серую зону». Как Вы оценили бы такую новацию, когда кандидаты от других партий – например, от «Яблока», нацеленные на участие в конкретном округе, обеспечивают «приход» или «привоз» своих сторонников, которые преднамеренно голосуют за слабого кандидата? «Единой России» придется или снимать его под любым предлогом, а это дискредитирует саму систему отбора через праймериз, или признавать, что конкуренты фактически обратили «праймериз» против их организаторов.

– В абсолютном большинстве случаев праймериз «Единой России» являются фарсом. Это – их внутреннее дело. Не нужно бороться с чьим-то жульничеством с помощью провокационного участия в нём. Наше дело – не участвовать во внутрипартийном цирке «ЕР», а искать сильных кандидатов, которых реально поддержит гражданское общество.