Андрей Туоми

Андрей Туоми

Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).

Рунопевческая деревня Войница на севере Карелии вновь стала эпицентром скандала. На сей раз на древнее карельское поселение положили глаз костомукшские форелеводы.

Семейный подряд

Теперь попробуем разобраться с костомукшскими «форелеводами». Тут тоже не все так просто. Что сразу бросается в глаза, так это ООО «КС-Групп», учредителем которого является господин  Покидько Николай Николаевич.

Из 26 видов экономической деятельности по ОКВЭД этого предприятия, среди которых, в основном, разные виды бизнеса, связанные со строительством, отделкой и ремонтом, найти хоть что-то отдаленно напоминающее рыбоводство и форелеводство не удалось.


От господина Покидько тянутся две странные ниточки, которые крайне интересны в рамках нашего повествования. Первая — к бывшему костомукшскому охотоведу Покидько Николаю Алексеевичу, ушедшему со своего поста осенью 2018 года на пенсию. Фамилия, не столь часто встречающаяся в небольшом карельском городке, чтобы не предположить, что между двумя Покидько существует прямая родственная связь. А возвращаясь к началу нашего повествования, можно  предположить, что экс-охотовед Валентин Матях весьма близко знаком с экс-охотоведом Николаем Покидько. Все охотоведы республики, коих наберется-то менее двух десятков, хорошо друг друга знают, а эти двое еще и в прилегающих районах работали.

Далее следует некий Разумов Денис Николаевич, известный в Костомукше бизнесмен и депутат городского Совета в прошлом. Жители деревни Войница именно Дениса Разумова называют главным переговорщиком в процессе уговаривания не противиться форелеводам.

В ходе нехитрого серфинга по информационным базам Интернета мы узнаем, что господин Денис Разумов имел в прошлом фамилию Покидько. По какой причине он сменил фамилию, не станем выяснять: это личное дело и право любого человека. Нам же важна причинно-следственная связь: все трое ближайшие родственники.

Бывший депутат двух созывов Денис Разумов в 2015 году засветился в криминальном скандале, подробности которого освещались в районных СМИ. И вот, закономерный итог: буквально на днях в информационных базах появляется новый «фигурант», созданный, как становится понятно, как раз под форелевое хозяйство в Войнице: 31 января 2019 года зарегистрировано ООО «Калевала», основной профиль деятельности которого обозначен  «пресноводным индустриальным рыбоводством». На скрине мы видим, что Денис Николаевич Разумов является генеральным директором свежеиспеченного ООО.

Тут же мы узнаём, что учредителями ООО «Калевала» с уставным капиталом в 10000 рублей, стали уже обозначенный Денис Николаевич и… бывший костомукшский охотовед Покидько Николай Алексеевич.

Круг, как говорится, замкнулся. Теперь мы знаем, что в интересах костомукшского семейного бизнес-клана Покидько отработало войницкое ТОС «Надежда», администрация Калевальского муниципального района и минсельхоз правительства Республики Карелия. Результат налицо: ООО «КС-Групп» заполучило в заливе Ридилакши два «вкуснейших» отвода под промышленное форелеводство.

И вроде все правильно. И вроде все чисто. И даже как-будто прозрачно. Но как-то удивительно быстро и просто решился вопрос для семьи Покидько. То, чего многие пытаются добиться годами, но так и не добиваются, тут само по себе приходит в руки. Везде красная дорожка и зеленый свет. Хотел бы я посмотреть, чтобы так все быстро, гладко и просто получилось бы с получением участков у какого-нибудь малоизвестного карельского предпринимателя, скажем, из Лоухи или Кеми.

Перекрестные профессиональные связи, кумовство и дружба в таких вопросах очень важны. Не знаю, как у вас, уважаемые читатели, но я никак не могу отделаться от ощущения, что в подтексте этого незатейливого журналистского расследования, в тени войницких лесов маячит серая фигура бывшего калевальского охотоведа…

На лососевой реке

Впрочем, давайте по старой российской привычке махнем рукой на все вопросы, связанные с этим форелеводством в темных водах залива Ридилакши и займемся акваторией Верхнего Куйтто и нерестовой рекой Пистоёки. В конце концов, не так и важно, какие там происходили подковерные игры при отведении участков, кто будет заниматься разведением красной рыбы в Верхнем Куйтто, «рубить бабло» …

Важнее сейчас выяснить другое: какая угроза нависла над рекой Писто, имеющей, к слову, весьма жесткий режим регулирования рыболовства, над ее разливом и над заливом Ридилакши озера Верхнее Куйтто.

Если мы внимательно посмотрим на спутниковый снимок впадения Пистоёки в озеро Среднее Куйтто, то увидим, что благодаря значительному перепаду высот в месте истока реки и в месте впадения, Пистоёки мощным движением потока воды в течение многих тысячелетий сформировала залив Ридилакши. Это не просто залив озера Верхнее Куйтто. В Ридилакши не стоячая вода — ее несет течение Пистоёки, так как сам залив — это дельта реки, ее разлив, а не часть обширного водоема Верхнее Куйтто.


И тем более, это не отдельное озеро Ридилакши, как это частенько трактуется в протоколах собраний жителей Войницы, в официальных документах и даже на топографических картах. То, что это не озеро, вытекает из самого топонима Ридилакши, вторая часть которого переводится с карельского как «залив».

Условно, с деревенского берега, его, конечно можно считать совершенно отдельным водоемом, в который впадает Пистоёки и который соединяется с озером Верхнее Куйтто. Но только условно. Проточное, проходное озеро никогда не будет самостоятельной экосистемой.  Ридилакши своей экосистемой самым непосредственным образом связан с рекой Пистоёки.

Именно Ридидакши служит тем трамплином и местом сбора, откуда озерный лосось Верхнего Куйтто устремляется на нерест вверх по течению Пистоёки. Это азбучные истины, известные каждому карелу-рыбаку. Для понимания этого не надо быть ни великим ихтиологом, ни чиновником министерства сельского и рыбного хозяйства.

Что будет, когда идущий на нерест лосось, зажатый в бутылочных горловинах Ридилакши, столкнется с кишащими форелью садками, расположенными на всем пути его следования к нерестилищам?

Ни один ученый не даст вам точного ответа на этот вопрос. Нерестовые периоды форели и озерного лосося полностью совпадают по срокам. Какие мотивационные, поведенческие сигналы и метаморфозы могут появиться и у одной, и у другой стороны межвидового конфликта — одному богу известно. Я думаю, что до сих пор никто на планете не додумался проводить такие грандиозные биологические эксперименты. В Калевальском районе до этого додумались.

Рыбный инопланетянин

Садковая форель — это полностью искусственно выведенная порода. Озерный лосось тысячи лет обитает в озерах Карелии. Но никогда им не ужиться вместе. Любой уважающий себя ученый вам скажет, что размещать форелеводческие хозяйства в местах следования к нересту лосося — это одно и то же, что собственноручно ставить на боевой взвод экологическую бомбу фантастического масштаба и непредсказуемого радиуса действия.

Садковая форель — это не просто искусственно выведенная рыба семейства лососевых. Она на генном уровне мотивирована на передвижение, а об ее прожорливости можно слагать легенды. Форель, которую содержат в больших садках в огромных количествах, вынуждена все время передвигаться по окружности этих садков, иначе она погибнет.


Лососевые — вообще очень сильные рыбы. А садковая форель — в особенности. Практически ежегодно в форелевых хозяйствах, расположенных у деревни Вокнаволок, которые «контачат» с водами Верхнего Куйтто, случаются массовые прорывы и побеги форели. И  на «сбежавшей» форели жируют не только жители деревни Вокнаволок, которые легко ловят ее на свои сети и удочки, но и жители весьма отдаленной от Вокнаволока Калевалы.

Легко преодолевая огромные расстояния, колеблющиеся от 40 до 60 км. (если двигаться в воде по прямой), спускаясь вниз по порогам Ёлмонен и выходя на просторы озера Среднее Куйтто, садковая форель из Вокнаволока становится легкой добычей уже калевальских рыбаков, когда она инстинктивно тянется к течению канала Гидростроителей, расположенному на северо-западном берегу озера.

Почему форель легкая добыча? Да только лишь благодаря всякому отсутствию у нее природных охотничьих инстинктов (включая инстинкт сопротивления) и невероятной прожорливости, когда рыба хватает абсолютно любую наживку, которую встречает на своем пути.

Понятно, что выживаемость этого вида в суровых условиях северных озер равна нулю. Сбежавшая из садков форель может прожить какое-то время в условиях полной свободы, но выжить она не способна. Как не способна принести потомство и продолжить процесс размножения вида. Природа отторгает чужеродное ей существо, созданное человеком, и не дает ему прижиться в естественных условиях. Садковая форель — это инопланетянин в озерах Карелии.

Составляющие ущерба

Но и это только часть проблемы. В Европе давно и во всеуслышание заявлено: форелеводство наносит существенный экологический ущерб водоемам. И в особенности — замкнутым озерным системам. Не спроста те же финны, а они стояли у истоков возникновения промышленного форелеводства, начали процесс массового перевода форелеводческих хозяйств с внутренних водоемов Финляндии на морское побережье.

Карельские форелеводы отмахиваются и говорят только о незначительном ущербе, наносимом экологии водоемов форелеводством. Когда им приводят в пример Финляндию, они заявляют, дескать, у финнов очень жесткое экологическое законодательство. За скобками почему-то остается вопрос — а с какого это перепугу финны начали ужесточать свои законы, связанные с охраной природы?

А как раз с такого, что мониторинг форелеводческих хозяйств, продолжавшийся много лет, показал неутешительные результаты: эта отрасль промышленной деятельности человека наносит природе колоссальный ущерб. Настолько колоссальный, что нашим соседям пришлось ужесточать законодательство в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.

Во-первых, корма. Как и любой другой, комбикорм для форелеводства содержит целый набор химикатов и антибиотиков. Естественно, что далеко не весь корм попадает в желудки форелей, часть его растворяется в воде, откладывается в виде донных отложений, выносится в водоемы течением. Там он становится кормом для естественных обитателей водоема.

В Карелии уже есть озера, на которых, в результате деятельности форелеводов, отмечен небывалый рост численности сорной рыбы. Плотвы, например. Куда-то пропадает окунь и щука, а плотва, получившая «освобождение» от естественных хищников, регулирующих ее численность, размножается в геометрической прогрессии. Оспаривать тот факт, что форелеводство значительно влияет на экологический баланс видов в небольших водоемах просто бессмысленно. Влияет и еще как! Повсеместно в Карелии замечено постепенное исчезновение ряпушки из водоемов, где начинают орудовать форелеводы.

Во-вторых, отходы продуктов жизнедеятельности. Все сущее на Земле не только потребляет пищу, но и выделяет в природу продукты своей жизнедеятельности. Причем если мы возьмем соотношение между весом любой биологической особи, с весом тех отходов, которые эта особь выбрасывает в природу в течение одного года, то получится соотношение, в среднем, один к пяти. То есть одна особь выбрасывает в природу отходов в пять раз больше собственного веса.

Какашки от рыбешки

Нетрудно просчитать, сколько отходов выдавит в бутылочное горлышко залива Ридилакши форелевое хозяйство, мощность которого составляет 500 тонн товарной форели в год. Так вот это количество рыбьего, извините, дерьма, находится далеко за рамками двух, трех или даже пяти тысяч тонн в год. Ведь форелеводство — это непрерывный цикл воспроизводства товарной рыбы: 500 тон только забивается во время путины, а на замену этим тоннам в садках подрастает другая рыба, которая все это время тоже испражняется в воду.

Как уже отмечалось выше — залив Ридилакши проточный. Таким образом, часть форелевых фекалий будет неминуемо выносится в озеро Верхнее Куйтто, отравляя все живое на своем пути. Процесс это не быстрый, мы не увидим тяжелых последствий спустя два года после пуска хозяйства, но вполне себе ощутим через 5 лет. А еще через некоторое время процесс засирания (а иначе и не назвать) дна залива Ридилакши и прилегающей прибрежной зоны Верхнего Куйтто, станет необратимым.

В Европе пытаются с этим ущербом как-то худо-бедно бороться, устанавливая под садками поддоны, в которых скапливаются фекалии. Но, по признанию ученых, этот метод малоэффективен в водоемах с проточной водой. К тому же технология применения поддонов дорогостоящая и достаточно сложная. Установка и обслуживание поддонов — это чистые расходы предприятия, они «откусывают» от прибыли существенный кусок.

Естественно, что российские предприниматели, выросшие и возмужавшие в суровых реалиях одичалого российского рынка, в большинстве своем не заморачиваются с такими мелочами, как поддоны для форелевых какашек. Тем более, весь процесс нанесения экологического ущерба спрятан в темных водах озер, для того, чтобы его оценить и доказать, нужны дорогостоящие лабораторные исследования. Кто этим будет заниматься? Республиканские власти, которые едва сводят концы с концами и латают более важные дыры в бюджете? Или администрации районов, которым впору на паперть вставать с протянутой рукой?

Чем закончится форелеводческая эпопея в деревне Войница, предсказать несложно. Садки так или иначе появятся, ведь в условиях коррупционной российской системы всегда находятся лазейки для полного игнорирования не только интересов местного населения, но и для замалчивания любой экологической проблемы. Так у нас привыкли. Сначала сделаем, а потом посмотрим, что из этого получится.

Deep water

Конечно, проблема появится не завтра и не после завтра. Через пару-тройку лет заметно «похудеют» рыбные запасы Ридилакши, а прилегающие берега озера Верхнее Куйтто начнут цвести, забиваться водорослями и буреть от крови заколотой форели. Лет через пять озерный лосось перестанет заходить в Ридилакши и Пистоёки на нерест. Еще через пару лет эта проблема встанет в полный рост, так как в Пистоёки больше не обнаружат лосося, как вида. Естественно, на эту экологическую катастрофу наложат гриф «секретно» и зароют глубоко и надежно.

За это время семейный клан из Костомукши получит фантастические прибыли от продажи выращенной в Ридилакши форели. Безусловно, часть этой прибыли не пройдет и мимо остальных кормушек тех, кто так усердно трудился на благо недавно созданного ООО «Калевала», кто включал зеленый свет и стелил красную дорожку предприимчивым ребятам с типично карельскими фамилиями.

А вы, жители деревни Войница, и дальше ходите на собрания ТСО «Надежда», слушайте сладкие речи о том, что это «территориальное самоуправление» придумано исключительно для того, чтобы лучше соблюдались ваши права, чтобы вас услышали на всех уровнях российской власти. Чтобы ваша жизнь завтра стала лучше и комфортнее, чем сегодня. Верьте им, ведь надежда умирает последней.