Как «партия власти» в Медгоре явку поднимала

0
838
В центре Медвежьегорска. Фото: Алексей Владимиров
В центре Медвежьегорска. Фото: Алексей Владимиров

Низкая явка на выборах, когда жители голосуют ногами – это, с одной стороны, показатель доверия граждан к существующей власти, а, с другой стороны, это еще и вопрос легитимности избранной власти. Административный ресурс уже не справляется с задачей повышения явки, вот вертикаль и задумалась о способах ее повышения. Одна из новинок политтехнологов с целью решения этой непростой задачи – местные референдумы и опросы, приуроченные к единому дню голосования с благой, вроде бы, целью изучения общественного мнения по решению проблем города или района.

В Медвежьегорске новый способ повышения явки был опробован 10 сентября. Примерно за неделю в почтовых ящиках горожан стали появляться красочные буклеты с сообщением о проведении опроса в день выборов главы республики и депутатов городского совета. Такие же буклеты подростки и молодые люди раздавали на улицах города. Печать и верстка – хорошего качества, да и тема для опроса была выбрана удачно. Жителям предлагалось ответить на вопрос: «Считаете ли вы необходимым объединение администрации Медвежьегорского городского поселения с администрацией муниципального района и передачу полномочий на уровень района?»

Так в Медвежьегорске поднимали явку на выборы главы Карелии. Фото: Валентина Евсеева
Так в Медвежьегорске поднимали явку на выборы главы Карелии. Фото: Валентина Евсеева

Основной посыл для положительного ответа на вопрос о ликвидации городской власти (а именно так и стоял вопрос) просто беспроигрышный – за этим стоит сокращение численности чиновников с целью уменьшения бюджетных расходов. Кто же будет против такой экономии? При этом, заметим, избиратели не получили никакой предварительной информации, не были представлены расчеты для анализа плюсов и минусов очередной реорганизации. Кстати, такой эксперимент – объединение двух администраций – в районе уже проводился, и для города этот опыт, в основном, отрицательный. Другое дело, что выигрывает районная администрация: «прибавка» в 55 миллионов рублей в год за счет доходов городского бюджета позволит району сократить, к примеру, долги бюджета по кредитам (муниципальный долг района – около 120 миллионов рублей, у города долгов нет), и не факт, что все деньги, переданные в районный бюджет, вернутся в город для решения городских проблем.

Но избирателям эта информация не просто не нужна, как посчитали анонимные организаторы опроса, она еще и опасна. Поэтому избирателям предложили просто поставить галочку в нужном месте, а в рекламном буклете галочка была поставлена в квадратике «За» – под информацией о мнимых плюсах нового эксперимента, то есть, за объединение.

Наглядная агитация. Фото: Валентина Евсеева
Наглядная агитация. Фото: Валентина Евсеева

А теперь о моем личном опыте участия в опросе граждан. Итак, 10 сентября прихожу на свой избирательный участок в Медвежьегорскую школу №1. В вестибюле за столом сидит милая барышня, предлагает принять участие в опросе. Беру анонимный опросный листок, где надо проставить знак в квадратике «за» или «против». Сразу возникает сомнение: если галочка «за»/«против» ставится на отдельном анонимном листочке, не удостоверенном подписью участника опроса, значит, не исключена фальсификация. В самом деле, ничто ведь не помешает заменить при желании анонимные опросные листки с «неправильными» ответами на листки с нужной «галочкой»?

Вежливо спрашиваю у барышни, кто является организатором опроса. Ответ обескураживающий: про организаторов она не знает, ее попросила Светлана Юрьевна. А фамилия у Светланы Юрьевны есть, спрашиваю. Барышня в ответ, мол, и фамилии не знает, просто Светлана Юрьевна. Прошу барышню представиться, но в ответ слышу категорический отказ. В качестве депутата городского совета сообщаю барышне, что решение о проведении опроса на территории города Медвежьегорский совет депутатов не принимал, советую позвонить своему поручителю и уточнить законность данного опроса. Барышня задумалась, и тут я вижу подписные листы о выдаче опросных листов, вежливо спрашиваю, можно ли забрать листы? В ответ – неожиданно: «Можно…»

Подписной лист опроса. Фото: Валентина Евсеева
Подписной лист опроса. Фото: Валентина Евсеева

Ну, что? Получив разрешение, забираю листы, иду в зал голосования (в смежное с пунктом опроса помещение). Спрашиваю у председателя УИК, кто проводит опрос, в ответ – неопределенное: кажется, Совет ветеранов. Наблюдатель, который поинтересовался позднее у председателя, кто проводит опрос, получил ответ, мол, все вопросы к… Элиссану Шандаловичу (депутат Законодательного собрания Карелии от Медвежьегорского района).

Итак, все мои попытки выяснить точные данные об организаторах опроса ясности не добавили. Поэтому вопрос о законности проведения анонимного опроса в здании, где проводится голосование, адресую в республиканский ЦИК.

Уже позднее обратила внимание на то, что на подписном листе выдачи бюллетеней для опроса мелким шрифтом внизу указано, что граждане, поставив свою подпись в ведомости, тем самым дают согласие неизвестным организации и неизвестным лицам (!) на любой способ обработки представленных персональных данных с использованием и передачей данных третьим лицам (!) на один год.

На основании этого обратилась к прокурору района с заявлением:

– о законности проведения данного опроса непосредственно в день голосования в здании, где размещалась участковая избирательная комиссия;

– о законности сбора персональных данных граждан, участников опроса, без указания организатора опроса и выходных данных опросных листов.

И вот вчера случайно узнаю, что ещё в день голосования 10 сентября в полицию поступило заявление Зайковой Т.А., председателя или, как там правильно, районной организации «Единая Россия» о том, что Евсеева В.И. самовольно унесла подписные листы на выдачу опросных листков.

Что же, теперь все становится ясно с организатором опроса: следуя логике действий руководителя районной «ЕР» (на воре шапка горит?), инициатором и организатором опроса об объединении Медвежьегорской городской администрации с районной администрацией является «Единая Россия», пытавшаяся любой ценой поднять явку.

Кто-то в этом сомневался?