Этнофутуризм по-карельски

0
849
Станет ли этнофутуризм одним из главных факторов развития в Карелии туризма? Фото: Арсений Морозов
Станет ли этнофутуризм одним из главных факторов развития в Карелии туризма? Фото: Арсений Морозов

Этнофутуризм – это некая идейно-мировоззренческая система и, в более узком смысле, художественно-эстетическое направление в культурах малочисленных народов.  Метод этнофутуризма заключается в диалоге культур, синтезе традиций и новаций.

Автором статьи было проведено интервью разведывательного типа, в котором содержались вопросы, посвященные пониманию этнофутуризма и его элементам в Карелии. На вопрос «Что вы понимаете под определением «этнофутуризм»?» было получено 95 ответов, среди которых 61 человек ответили, что не знают такого понятия и лишь 34 предложили свое понимание этого термина. Большинство ответов содержали классическое понятие – направление в искусстве, где в современной общей культуре присутствуют элементы традиционных культур. Интересно то, что в ответах респондентов не было ни одного выражения со словами «…малочисленных народов», что может быть признаком того, что люди осознают и понимают значимость коренных культур регионов (не только Карелии), и что эти культуры повлияли на становление и развитие общей русской культуры. Однако в обществе мнение об уровне значимости вклада финно-угров в становление средневековой культуры России находится все еще на низком уровне.

Интересен был один из ответов, где респондент сопоставил этнофутуризм в современном его проявлении через культуру Японии, где примером может служить театр кабуки, хотя в большинстве случаев это традиционный театр, но в котором используются и современные элементы. Само понятие можно использовать и в более широком смысле. Примером может служить недавно выбранное неформальное название театра кукол города Петрозаводска Satu (сказка).

Ris1

На рис. 1 представлены ответы на вопрос «Знакомы ли вы с культурами и традициями коренных народов Карелии?». Как можем видеть, треть опрошенных читала о культурах Карелии, треть сталкивалась лично. В результате мы получили 99 ответов. Среди тех, кто никогда не был в Карелии, два человека сталкивались лично с коренными культурами республики, почти половина (46%) читали о данных культурах, 20% не знакомы и 26% не встречались, но хотели бы встретится «в живую» с коренными культурами Карелии.

Памятник рунопевцу в карельском городе Сортавале. Фото: Валерий Поташов
Памятник рунопевцу в карельском городе Сортавале. Фото: Валерий Поташов

Среди тех, кто проживает или проживал длительное время в республике, пара человек не дала ответ. Чуть больше половины (55%) сталкивались лично с культурами коренных народов Карелии, 25% читали о них, 10% не знакомы с ними и 10% хотели бы встретится «в живую». Удивляет то, что некоторые жители самой республики никогда не сталкивались с коренными культурами, однако даже в самом Петрозаводске есть немало элементов рассматриваемых культур.

Анализируя данные показатели, можно сделать вывод о том, что развитие этнофутуризма и топонимики в городах так же будет полезно и местному населению. Помимо изучения и интереса к истории северного региона следует популяризировать и развитие этнофутуризма в Карелии, который в свою очередь будет направлен на развитие интереса к Карелии за ее пределами, привлекая «новых» и «старых» туристов.

Ris2

На рисунке 2 представлены ответы на вопрос «Что вам больше нравится?» в отношении формы культуры. Всего получилось 97 ответов. Среди тех, кто является жителем или жил длительное время в Карелии, 67% считают, что их привлекает развитие в обоих вариантах; 25% привлекает осовремененная культура с элементами традиционной, 4% привлекает традиционная культура.

Среди тех, кто не является жителем и не проживает в республике, предпочтения представлены следующими соотношениями:

– 34% респондентов предпочитают оба варианта,
– 26% предпочитают осовремененную культуру с традиционными элементами,
– 40% предпочитают традиционную культуру.

Данные опроса туристов (не жителей РК) в целом являются очевидными. Туристы и приезжие люди предпочитают смотреть/слушать элементы традиционной культуры. Развитие традиционной культуры в мире лучших современных ценностей – эта цель реализуется в рамках «этнофутуризма».

Santtu Karhu - пример современного этнофутуризма в Карелии. Фото: Арсений Морозов
Santtu Karhu — пример современного этнофутуризма в Карелии. Фото: Арсений Морозов

Примером современного этнофутуризма в Карелии может служить музыкальный коллектив Santtu Karhu & Talvisovat, который исполняет песни на ливвиковском диалекте карельского языка; музыкальный коллектив Sattuma; рэп-исполнитель Ondrei, который пишет свои тексты на карельском языке. Выражение этнофутуризма в музыке может быть не только через тексты, язык, но и через атмосферу, переданную самой музыкой и голосом. Примером такого может быть недавно созданный коллектив ILMU (с карельского – «воздух, погода»), которые передают атмосферу Карелии и севера в целом через электронную музыку (trip-hop/world music). В российском масштабе примером могут быть группы Second to sun  (стиль metal), которые переплетают различные типы финно-угорской мифологии, выражая это через музыку. Удмуртские Silent Woo Goore (indie rock, folk rock), которые в своих песнях используют удмуртский и русский язык. В международном масштабе: современный финский музыкант Jonne Järvelä со своим проектом Jonne, в этом случае к этнофутуризму его можно отнести лишь частично, поскольку финны не являются малочисленным народом в Финляндии, но при этом стоить отметить атмосферность данного проекта, а так же некоторое внимание к шаманизму, видимо причиной может являться то, что в Финляндии живет малочисленный народ саамы. Еще пример – Wimme Saari, который соединяет саамский йойк с современной музыкой или проект шведско-саамских музыкантов Jarŋŋa.

Новых проектов в Карелии в музыкальной сфере этнофутуризма не много. Молодые команды предпочитают не использовать прибалтийско-финские элементы в звучании, языке, атрибутике. Чаще используют английский язык. Все это в определенной мере снижает историко-культурную уникальность Карелии. Карелия всегда отличалась талантливыми личностями. В области изобразительно искусства этнофутуризм развит слабо, большинство художников и дизайнеров затрагивают эту тему лишь частично. Примером этнофутуризма в области ИЗО могут служить некоторые работы художника Владимира Фомина (вепсская серия, серия посвященная Калевале и прочие), некоторые работы Тамары Юфа. Полноценным этнофутуристом в области ИЗО можно считать молодую художницу Анны Юсне, которая так же является участником вепсского музыкального коллектива Jousnen Jarved.

Изучая модель этнофутуризма, необходимо определить рамки, где заканчивается традиционная, начинается и заканчивается промежуточная стадия, и где начинается современная без использования традиционных элементов музыка, искусство и др.

Ris3

На вопрос «Известны ли вам какие-нибудь современные этнофутуристы Карелии в сфере музыки и изобразительного искусства?» было получено 100 ответов (рис. 3). Из них 56% не знакомы никакие карельские этнофутуристы. Среди не жителей Карелии 60% ответивших не знают карельских этнофутуристов, 40% перечислили различные варианты, такие как: музыкальные коллективы ILMU, Myllärit, Noid, Second to sun, Ва-та-га и другие (не обозначили какие конкретно); заслуженного художника РФ Тамару Юфа.

Среди жителей Карелии и тех, кто проживал длительное время на территории республики, 43% ответили, что не знакомы с карельскими этнофутуристами, 57% – знакомы. Преобладают ответы о коллективе Myllärit, но были и другие, а именно: музыкальные коллективы ILMU, Noid, Sattuma, Ascetics, ансамбль Кантеле, Яр-га, Кирилл Гуреев и группа Коромысло, композитор Геннадий Вавилов. В сфере ИЗО – династия Юфа, Аркадий Морозов, Владимир Фомин, Софья Тервинская. В музыкальной сфере группу «Яр-га» к этнофутуризму можно отнести лишь частично, т.к. ее участники часто используют элементы общей, так называемой объединенной культуры российского севера, не акцентируя внимания на ее элементах – вепсских, карельских, но с элементами заонежской, поморской. Атмосфера севера передается данной музыкальной группой на высоком уровне. Аналогичная ситуация наблюдается и в музыкальных коллективах Ва-та-га, Ascetics, Коромысло, где отсутствует четкий акцент на малые коренные этносы Карелии.

В целом современные молодые художники и музыканты Карелии имеют опыт этнофутуристического эксперимента, но устойчивые и развитые его формы находятся еще в стадии формирования и требуют специальных стимулирующих мер воздействия.

Карелия способна вдохновить и художников, и поэтов, и музыкантов. Фото: Арсений Морозов
Карелия способна вдохновить и художников, и поэтов, и музыкантов. Фото: Арсений Морозов

В заключении хотелось бы отметить, что этнофутуризм в Карелии известен давно, но нельзя сказать, что он развит. В музыкальной сфере часто используются уже существующие стили и направления. В изобразительном искусстве так же затрагиваются лишь некоторые элементы, без особого акцента на конкретной теме.

Для практики развития региона в сфере культурного туризма государственным органам, частным фондам и бизнесу необходимо поддерживать начинания молодых художников, дизайнеров, музыкантов, писателей, творческие поиски которых нуждаются во внимании и поддержке. Именно новый развитый культурный пласт этнофутуристов даст Карелии новый толчок в развитии туризма: возрождению и популяризации истории, возрождению культуры, языка, их использованию в современных условиях. Развитие не будет быстрым, на это потребуется время, но ожидаемый положительный эффект в будущем неизбежен. Главная цель – сохранить и передать будущим поколениям как можно больше информации и разнообразных форм коренных культур Карелии, составляющих уникальную региональную идентичность.

Полный текст статьи читайте в журнале «Национальные интересы: приоритет и безопасность» 6 (339) Июнь 2016 г.