Чем обернется для Карелии протест жителей деревни Суна?

0
484
Жители карельской деревни Суна не дают вырубить бор, где они традиционно заготавливают грибы, ягоды и лекарственные травы. Фото: Татьяна Ромахина
Жители карельской деревни Суна не дают вырубить бор, где они традиционно заготавливают грибы, ягоды и лекарственные травы. Фото: Татьяна Ромахина

Сунский бор, действительно, очень красивый. Но автор «Черники» поехал не только посмотреть одно из самых удивительных мест республики, но и послушать людей, которые не намерены прекращать борьбу за свои права. Они взаправду стоят живым щитом на пути лесозаготовительной техники, деятельность которой грозит уничтожить их бор. Валка деревьев – пролог необратимых преобразований, которые компания «Сатурн Нордстрой» намерена реализовать для того, чтобы скорее открыть песчано-гравийный карьер.

В Сунском бору. Фото: Алексей Владимиров
В Сунском бору. Фото: Алексей Владимиров

Активный протест местного населения все больше приобретает черты социально-политического. Люди вслух и довольно органично размышляют о функциях государства, о степени справедливости карельских судов и независимости привлекаемых экспертов, о недальновидности местной администрации, о варяжской природе тех предпринимателей, которые желают «только хапнуть», и тех политиков, которые им покровительствуют. Очень часто звучат слова «карелы-то не торгаши». И эти слова не столько о проявлении коммерческой жилки, сколько об отношениях внутри сообщества.

Эксперт "Черники" выслушал защитников Сунского бора. Фото: Андрей Рогалевич
Эксперт “Черники” выслушал защитников Сунского бора. Фото: Андрей Рогалевич

Конечно, люди не осознают в полной мере многообразие условий, в которых их протест родился и существует, но они прекрасно чувствуют политический контекст, далеко выходящий за пределы данного противостояния. Было бы недопустимым упрощением заключить, что сунская протестная акция фокусируется на вопросах качества жизни и защищенности базовых прав, и лишь затем на претензиях к региональной власти. Да, с точки зрения современной политологической теории, большинство таких требований предъявляются небольшими, замкнутыми группами, но естественный ход процесса неизбежно направлен на формирование коалиций и объединение различных требований, что всегда происходит с помощью гражданских и политических активистов.

Защитники Сунского бора живым щитом остановили рубку. Фото: Валерий Поташов
Защитники Сунского бора живым щитом остановили рубку. Фото: Валерий Поташов

В Кондопожском районе нет очевидной структуры, имеющей опыт протестных действий (координационного совета и активистской сети), но уже появляются разнородные внеполитические локальные группы, которые становятся частью более широкого движения по защите своих прав и интересов. Они понимают, что жадность некоторых предпринимателей и бездействие (если не коррупция) местных чиновников выливается в трагедии, подобные той, которую вся страна увидела на сямозерском примере. Они осознают, что общественное мнение – на их стороне, и из локальных практик вырастают так называемые «фокальные точки» для объединения между собой различных требований по сути общественно-политического характера.

Защитники Сунского бора вынуждены нести круглосуточное дежурство в лесу. Фото: Татьяна Ромахина
Защитники Сунского бора вынуждены нести круглосуточное дежурство в лесу. Фото: Татьяна Ромахина

Сунский низовой активизм наглядно свидетельствует об обострении разнохарактерных противоречий и конфликтов в республике. Несмотря на то, что масштаб требований местных жителей не может пока быть переформатирован до национального уровня (и в этом его отличие от происходящего в Химкинском лесу), тем не менее, он может стать основанием для широкой кампании/движения, поскольку подобные инициативы являются, пожалуй, самым важным местом для вовлечения людей в коллективные действия и гражданское участие.

Загрузка...