Взгляд в пропасть

1
1136
Гражданские активисты разрезают незаконный забор, возведенный вокруг элитного охотхозяйства в Сортавальском районе Карелии. Фото: openbereg.ru
Гражданские активисты разрезают незаконный забор, возведенный вокруг элитного охотхозяйства в Сортавальском районе Карелии. Фото: openbereg.ru

Кто-то где-то, кажется, решил, что всю страну окончательно загнали в мыслительную парадигму «Крым наш/не наш», и на все остальное можно наплевать. Уверяю вас, жителям поселений Сортавальского района, у которых украли их малую родину, совершенно наплевать, чей там Крым. За Крым они рубиться не пойдут. Ни по приказу, ни за деньги. А свои леса – опять же ни по приказу, ни за деньги – не отдадут и не забудут.

Тысячи гектаров карельского леса незаконно огорожены (давайте скажем прямо – украдены) от местных жителей ради развлечения самопровозглашенной «элиты». Те, по чьему приказу и на чьи деньги это сделано – собственники охотхозяйства «Черные камни», – это преступники (пусть подадут на меня в суд). На протяжении нескольких лет преступление длится на глазах у гражданских властей всех уровней – от поселковой администрации до главы Карелии, а также на виду у всех правоохранительных органов. Никто ни разу не пошевелил пальцем, чтобы это преступление прекратить.

Я был первым, кто два года назад писал об этих заборах. Стыдно вспоминать: тогда я еще питал какие-то иллюзии относительно силы печатного слова и верховенства закона. Иллюзий больше нет. История с заборами в приладожских лесах показывает: в Карелии не действует не только печатное слово. Здесь не действует Конституция Российской Федерации и, вообще, ни один закон Российской Федерации. Здесь не работают вступившие в силу решения судов. Здесь не существует «вертикаль власти», и не имеют никакой силы федеральные силовики. Здесь, в двух сотнях километров от Санкт-Петербурга, в двух десятках километров от границы Евросоюза, действует «закон-тайга»: прав тот, у кого в руках оружие. И история экологов, попытавшихся проникнуть за незаконно возведенный забор, – тому очередное подтверждение.

Много напилить экоактивисты не успели. Фото: openbereg.ru
Много напилить экоактивисты не успели. Фото: openbereg.ru

Я был в поселениях, со всех сторон обнесенных забором. Разговаривал с людьми. Со стариками, которые не могут пройти на кладбище, где похоронены их предки, потому что кладбище оказалось за забором, в «запретной территории». С женщинами, у которых исчез последний источник заработка – сезонный сбор ягод и грибов. С мужиками, которые родились и выросли в лесах и на озерах, теперь для них недоступных. Я уезжал оттуда с одним чувством: мне страшно. Как может быть страшно человеку, заглянувшему в пропасть. В этих людях – вполне созревшая ненависть. Не та ненависть, которая кричит на митингах и жалуется президенту. Эта ненависть – глухая и немая. Но именно она заставляет людей браться за оружие. И если кто-то по наивности думает, что от этой ненависти сможет укрыться за проволочным забором и отсидеться за спинами наемных «тонтон-макутов» с карабинами – что ж… Блажен, кто верует.

Я понимаю, что в этой ситуации апеллировать к разуму и правосознанию представителей власти совершенно бесполезно и бессмысленно. Попытаюсь апеллировать хотя бы к их чувству самосохранения.

Уважаемый глава Карелии! Уважаемый прокурор Республики Карелия! Уважаемый начальник Управления ФСБ по Республике Карелия! Уважаемые министр внутренних дел по Республике Карелия, начальник Управления Следственного комитета РФ по республике Карелия и начальник Управления Службы судебных приставов по Республике Карелия!

Когда в приладожских лесах рванет (а оно рванет!) – вы не сможете продолжать делать вид, что ничего не знали. Ответственность за последствия ляжет лично на каждого из вас. И не только на ваши погоны и кабинеты, но и на ваши души. А есть вещи, которые не стоит принимать на свою душу ни при каких обстоятельствах…

Оригинал публикации

Загрузка...