Вы знаете, сколько печей ремонтируют в Карелии в год? И почему деревянные дома, построенные в прошлом веке, обеспечивают пожарную опасность сел и деревень республики?

Дом № 2 по улице Кондопожской в посёлке Гирвас Кондопожского района. Фото: Тамара Грабовик

Качеством муниципального жилья в Карелии, особенно в бывших поселках леспромхозов, никого не удивишь. Постепенно бараки признают аварийными, хотя в принципе их можно пустить под бульдозер хоть сейчас. Однако в республике нет денег даже на то, чтобы провести техническое обследование муниципального жилфонда на селе и юридически признать аварийными квартиры и дома, фактически являющиеся таковыми. Например, в Кондопожском муниципальном районе средств на эти нужды не выделяют уже несколько лет.

Оставшееся наследие СССР разваливается на глазах, хотя проживающие в этих домах латают их как могут. Текущее содержание, которое по договорам социального найма возложено на жильцов, уже давно не спасает дома от старости. Здесь нужна не косметика, а снос или основательные капитальные вложения. Но даже при этих условиях люди в некоторых из таких домов согласны жить и дальше, только бы их подремонтировали и обеспечили пожарную безопасность.

Дому 70 лет… или 83

Супруги Ореховы из поселка Гирвас Кондопожского района очень любят свой дом № 2 по улице Кондопожской, в котором занимают одну из трёх квартир. На фотографии 1941 года из военного финского архива, как рассказал краевед Виктор Кудама, по современному адресу (Кондопожская, 2) и на месте старого фундамента запечатлен очень похожий на нынешний дом, в котором тогда размещалась финская комендатура. Исследователь делает вывод, что дом был построен ранее 1941 года, то есть в момент строительства плотины, а это с 1935 по 1938 годы.

Гирвас. 1941 год. Фото: http://sa-kuva.fi. Предоставлено Оксаной Ореховой

Кроме того, по словам Виктора Кудама, есть довоенная карта Гирваса, на которой обозначены дома по улице Кондопожской, в том числе дом № 2. Правда, сегодня никто уверенно не ответит: а не был ли дом построен заново после войны на старом фундаменте? Это можно было бы определить после раскопок, но кто будет этим заниматься.

В системе ГИС ЖКХ год постройки дома — 1951. Но местные жители рассказывают, что сразу после войны здесь располагались различные организации и учреждения. Быть может, в 1951-м дом отдали под квартиры, поэтому вполне логично предположить, почему именно этот год и был обозначен в документах как год постройки.

Три тонны кирпичей

Супруги Сергей и Оксана Ореховы стараются содержать дом в порядке. Фото: Тамара Грабовик

Экскурс в историю можно было бы и опустить, но как иначе приступить к главному — к тому, что сегодня в квартире Ореховых печи и трубы находятся в аварийном состоянии? Уже много лет супруги пытаются обратить внимание собственника — нынче это администрация Кондопожского района — на то, что многотонная конструкция печных труб находится в аварийном состоянии и может обрушиться на их головы в любой момент. Что будет, если сотни кирпичей весом в три тонны в один прекрасный момент обвалятся вниз? Пострадать могут не только жильцы, но и весь дом, который в случае пожара вспыхнет как спичка.

Посмотрите, какие замысловатые подпорки из бревен и железа пришлось придумывать на чердаке, чтобы не допустить обрушения печной трубы.

На многочисленные устные обращения Ореховы получали ответы, из которых, если их материализовать, можно было бы уже давно соорудить новые печи и трубы. Хотя… нет, из пустоты каши не сваришь, из ответов «денег нет» — тоже.

Любой пожарный определит состояние печных труб как аварийное. Но собственнику нет до этого дела. Фото: Тамара Грабовик

Чердачное помещение в доме очень высокое, соответственно, высота печных труб довольно большая. Ремонт требуется дорогостоящий.

Чердак дома. Фото: Тамара Грабовик

Как «Чернике» объяснили в управлении ЖКХ администрации Кондопожского района, одна печка в среднем обходится в 100 тысяч рублей. В квартире Ореховых их две, ремонт нужен основательный.

Ваш номер — 22

Еще 27 декабря 2019 года на обращение Ореховых с просьбой починить печи и трубы первый заместитель главы АКМР Юрий Спиридонов сообщил, что администрация рассмотрела обращение, внесла жилое помещение в план, заказала смету, объявит аукцион, выполнит работы в порядке очередности, а «сроки выполнения работ в МКД будут определены после заключения муниципального контракта». Казалось бы, надежда есть! Однако радоваться нет причин, ведь тут же Ореховым сообщали, что их место в очереди — 27, впоследствии она передвинулась, и сейчас «ореховские» печи значатся под номером 22.

Фото: Тамара Грабовик

Давайте посчитаем. Микроскопические рубли позволяют самоуправлению делать микроскопические ремонты. По данным администрации, скорость продвижения очереди зависит от того, сколько средств районного бюджета выделено на капитальный ремонт муниципального жилья. На вопрос, сколько в год печей ремонтируется, последовал ответ — две. Вот и прикинем: Ореховым нужно подождать буквально немного — лет эдак 11, чтобы очередь наконец до них добралась.

Фото: Тамара Грабовик

То, что печи валятся на бок — ничего! Можно подпорки поставить, и вообще: входите в комнату — смотрите по сторонам, чтобы кирпич не прилетел. Трещины по всей высоте? Замажьте! Печь внутри прогорела, топка обвалилась и кирпичи изнутри падают? Не беда! Отремонтируйте своими силами. Дверки не закрываются? Ну, товарищи, давайте будем скромнее — нет денег в муниципалитете! Как не стыдно лезть вперед со своими печками! Угроза пожара? Не вы одни такие…

Раскошеливайтесь!

В Гирвасском поселении более 600 муниципальных квартир примерно в одинаковом состоянии. Часть домов уже признана аварийными до 2017 года и попадают под расселение в 2022-2023 годах. Дом, где проживают супруги Ореховы, вместе с другими, построенными в этом месте поселка, еще только предстоит обследовать. Какое решение будет принято по ним, непонятно. Но все это долгая песня, а жить нужно сегодня. Как, если печи и трубы находятся просто в жутком состоянии? И никому до этого нет дела, собственник только демонстрирует готовность решить проблему, но по большому счету нанимателей ставят в безвыходное положение и вынуждают на свои кровные капитально ремонтировать муниципальное ветхое жильё. Это сколько нужно откладывать семье, чтобы починить хотя бы одну печь?

Одну из печей подремонтировали, но толку мало. Покосившаяся конструкция того и гляди упадет. Фото: Тамара Грабовик

От обиды супруги Ореховы перестали платить за соцнайм, но готовы закрыть долг, если власть предпримет меры к ремонту печей. Дома в Гирвасе не имеют управляющей компании, ведь советский деревянный жилфонд — источник проблем, латать его за счет коммунальной организации и средств, поступающих от других домов, никто не желает.

В этом году на капитальный ремонт муниципального жилья районный Совет на весь Кондопожский район выделил… 230 тысяч 256 рублей. Оцените микроскопическую дозу… На две с половиной среднестатистических печки еле-еле хватит. Если ещё найдется подрядчик.

Уже состоялся один аукцион, проводится ремонт в доме № 1 по улице Сунской в Гирвасе — электропроводка, часть кровли над верандой, печь. Готовятся документы на второй аукцион, все выделенные средства будут потрачены на жильё в Гирвасе, но это ничтожно малые суммы, которые не решат того вала проблем, который есть в муниципальном жилфонде.

При этом Кондопожская администрация тратит десятки миллионов как федеральных, так и собственных средств на приобретение квартир в городе в рамках программы расселения, по решениям судов. Быть может, скромным жителям села уже пойти по стопам более предприимчивых горожан и обращаться в суды? Ведь они даже не требуют другого жилья, а просят капитально отремонтировать уже имеющиеся муниципальные квартиры и обеспечить пожарную безопасность на многие годы вперед.

Депутат, помоги!

Как Ореховым готовиться к зиме? Печи топить скоро будет невозможно, трубы нуждаются в ремонте. Супруги обратились к депутату Кондопожского горсовета Александру Жидкову, который направил запросы не только в местную администрацию, но и в Законодательное собрание, Минстрой Карелии. Он обращает внимание на то, что под, казалось бы, частным обращением супругов Ореховых стоит 14 подписей односельчан. И это только те, кто живет поблизости и кого просто застали на месте. В случае необходимости можно было бы собрать гораздо больше подписей, потому что в ситуации, как Ореховы, находится большая часть жильцов муниципальных квартир. И ситуация с квартирой в доме № 2 по улице Кондопожской — не частный случай.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский и депутат Кондопожского горсовета, руководитель местного отделения партии Александр Жидков. Фото: из личного архива Александра Жидкова

«Уровень и качество жизни жителей поселка Гирвас не просто не соответствует уровню жизни человека 21 века, но и противоречит всем возможным требованиям и нормам пожарной безопасности. 14* неисправных, аварийных печей в муниципальных домах – это бездействие местных властей. Чиновники обрекают людей на жизнь в нечеловеческих условиях. Считаю единственным верным решением проблемы признание домов непригодными для проживания и переселение людей в новое благоустроенное жилье в рамках действующих региональных и федеральных программ»,

— комментирует депутат Александр Жидков.
* 14 — под письмом есть 14 подписей жителей посёлка, у которых с печками проблемы

Вместо постскриптума

Власть в Карелии лежит на печи да ест калачи. Лениво внимая просьбам вымирающего села, чиновник решает вопросы города. Это и для отчетности полезнее — масштабнее и показательнее, и для души удовольствие — нет ощущения собственной никчемности. Ведь если для ремонта печи в деревенском муниципальном жилье нужно привлечь на свою сторону главу сельсовета, соседа, депутата, журналиста и судью, то можно представить, каким черепашьим темпом в республике решаются самые насущные жилищные вопросы, даже связанные с пожарной безопасностью, даже если от их решения зависит жизнь и здоровье людей.

Печь в квартире супругов Ореховых — источник повышенной пожарной опасности. Фото: Тамара Грабовик
Предыдущая статьяАнапская история. Мамы из Петрозаводска два года отстаивали права своих детей
Следующая статьяДа поможет нам Москва! В Карелии не могут решить проблему чистой воды и очистки стоков
Юлия Шевчук
Историк по образованию - окончила Петрозаводский госуниверситет. Журналист по призванию. В первую редакцию устроилась в 1992 году случайно, отец был редактором и взял корреспондентом. Более 25 лет работала в районных газетах Карелии ("Диалог", "Новая Кондопога"). Получила несколько уроков от власти. Первый: не жди справедливости, но работай ради нее. Второй: гни свою линию. Третий: сомневайся во всем, старайся быть честной. Наверное, есть что-то более интересное, чем журналистика, но не для меня. Член Союза журналистов России.