В марте 2020 года «Черника» рассказывала о том, как старший помощник прокурора города Сортавала Екатерина Храмцова, будучи сотрудником надзорного ведомства, занимала руководящую должность еще одной муниципальной организации — «Центр организации и проведения торгов г. Сортавала». Налицо были признаки нарушения антикоррупционного законодательства РФ. Год спустя наша редакция поинтересовалась, как прокуратура Карелии отреагировала на полученную информацию. Выяснилось — никак, госпожа Храмцова оказалась ангельски чиста.

Денег не получала, значит, не нарушала

Еще осенью 2020 года редакция «Черники» сделала запрос в прокуратуру республики с просьбой дать правовую оценку действиям прокурора города Сортавала Николая Терешкова и его старшего помощника Екатерины Храмцовой. Также мы просили сообщить о принятых мерах вышестоящим надзорным ведомством.

Ответ впечатлил своей наивностью и непосредственностью. Старший помощник прокурора Карелии по взаимодействию со СМИ и общественностью Анна Евстифеева пояснила, что – да, получилось такое маленькое недоразумение, Храмцова, действительно занимала долгое время две должности. Однако денег Екатерина Леонидовна не получала, значит, и нарушения нет.

Тем не менее Екатерина Храмцова, будучи руководителем муниципального учреждения и прокурорским работником одновременно, проводила надзор за законностью действий чиновников. Например, в скандальной истории с начислением самому себе премий главой администрации Сортавальского района Леонидом Гулевичем. Имея умысел, направленный на завладение вверенными ему бюджетными денежными средствами, чиновник местного разлива в течение пяти лет сам себе выписывал премии «за эффективную службу». Об этом стало известно, когда несколько депутатов Сортавальского райсовета обратились с жалобой в прокуратуру Карелии. Они попросили надзорный орган принять меры прокурорского реагирования к главе администрации района Гулевичу.

Естественно, заявление депутатов было перенаправлено в прокуратуру города Сортавала, которая не нашла нарушений в действиях Гулевича. Опрашивала группу лиц Екатерина Леонидовна Храмцова, хотя делать этого не имела права.

«Имеются все основания для увольнения»

Редакция «Черники» усомнилась в искренности и компетентности полученного ответа из прокуратуры Карелии. У надзорщиков за законностью, силовиков, Следкома свои пиететы во взаимоотношениях между собой, возможно, могут и прикрыть своего. Поэтому мы обратились за консультацией к профессиональным юристам, специализирующимся в области гражданского права. Ответ на наш запрос публикуем полностью.

Юрий Романченко, генеральный директор аутсорсинговой компании «ЮринфэкС»:

Юрий Романченко. Фото: соцсеть «ВКонтакте»

«На исследование представлено Уведомление Прокуратуры Республики Карелия от 25.08.2020 года № 40-08-2020 и от 18.09.2020 года № 40-08-2020; текст статьи Онлайн- журнала «Черника» «Карелия: старший помощник прокурора Сортавальского района плюёт на закон о противодействии коррупции?»

Согласно ч. 1 ст. 40 Федерального закона от 17.01.1992 года № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон о прокуратуре) служба в органах и организациях прокуратуры является федеральной государственной службой. Трудовые отношения работников органов и организаций прокуратуры регулируются законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о государственной службе с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Федеральным законом (ч. 2 ст. 40 Закона о прокуратуре).

На наш взгляд, в данном случае старшим помощником прокурора г. Сортавала Храмцовой Е.Л. были нарушены положения Федерального закона от 27.07.2004 года
№ 79-ФЗ «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» (далее — Закон о государственной гражданской службе) и Федерального закона от 25.12.2008
№ 273-ФЗ (ред. от 31.07.2020) «О противодействии коррупции» (далее — Закон о противодействии коррупции) по следующим основаниям:

Основание 1. П. 12 ч. 1 ст. 15 Закона о государственной гражданской службе установлено, что гражданский служащий обязан сообщать представителю нанимателя о личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая может привести к конфликту интересов, принимать меры по предотвращению такого конфликта. Обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов возложена на государственных служащих п. 1 ч. 3 ст. 10 Закона о противодействии коррупции.

Ч. 1 ст. 10 Закона о противодействии коррупции предусмотрено, что под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) лица, замещающего должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, влияет или может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей (осуществление полномочий).

Согласно Приложению к Обзору типовых ситуаций конфликта интересов на государственной службе Российской Федерации и порядке их урегулирования (Письмо Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 15 октября 2012 года № 18-2/10/1-2088) одним из вариантов конфликта интересов приведено взаимодействие с бывшим работодателем (пункт 6.1 описания конфликтных ситуаций).

Как следует из Ответа Прокуратуры Республики Карелия от 18.09.2020 года
№ 40-08-2020 (далее — Ответ прокуратуры) Храмцова Е.Л. осуществляла трудовую деятельность в муниципальных учреждениях Сортавальского района (МКУ «Хозяйственная группа» г. Сортавала, МУ «Недвижимость-ИНВЕСТ»).

Согласно п. 25 выписок из ЕГРЮЛ в отношении МКУ «Хозяйственная группа»
г. Сортавала и МУ «Недвижимость-ИНВЕСТ» (приложены к данной консультации), их учредителем является Администрация Сортавальского муниципального района, глава которой, исходя из сайта самой Администрации (http://xn—-8sbaai9blupdjo.xn--p1ai/), — Гулевич Леонид Петрович.

Учитывая, что, как следует из Ответа прокуратуры, Храмцова Е.Л. осуществляла трудовую деятельность в данных учреждениях длительный период времени (с декабря 2006 года по февраль 2010 года), то в случае проведения проверки, связанной с главой администрации, в учреждённых которой МКУ и МУ ранее работала Храмцова Е.Л., прослеживается конфликт интересов, о котором старший помощник прокурора Храмцова Е.Л. в нарушение требований п. 12 ч. 1 ст. 15 Закона о государственной гражданской службе не предупредила представителя нанимателя и не предприняла мер по его предотвращению.

Основание 2. Ч. 3 ст. 17 Закона о государственной гражданской службе установлено, что в связи с прохождением государственной гражданской службы государственному служащему запрещается участвовать в управлении коммерческой или некоммерческой организацией.

При этом в законе не указано, что запрещено лишь возмездное участие. Безвозмездное участие также запрещено, поэтому довод Прокуратуры Республики Карелия (изложен в Ответе прокуратуры) о том, что Храмцова Е.Л. не получала вознаграждения (дохода) от членства в ликвидационной комиссии МУ «Центр организации и проведения торгов г. Сортавала», не имеет значения при рассмотрении вопроса о нарушении вышеуказанного запрета на участие в управлении коммерческой или некоммерческой организацией.

Сам факт регистрации Храмцовой Е.Л. на сайте ЕГРЮЛ в качестве председателя в составе ликвидационной комиссии МУ «Центр организации и проведения торгов г. Сортавала» в Ответе прокуратуры не оспаривается.

П. 2 ст. 51 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что лицо, добросовестно полагающееся на данные единого государственного реестра юридических лиц, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам.

Исходя из этого положения сведения из ЕГРЮЛ об участии Храмцовой Е.Л. в составе ликвидационной комиссии МУ «Центр организации и проведения торгов г. Сортавала» на момент проведения проверки, связанной с главой администрации, можно считать достоверными.

Как следует из ст. 9.1 Федерального закона от 12.01.1996 года «О некоммерческих организациях» (далее — Закон о некоммерческих организациях) муниципальные учреждения отнесены к некоммерческим организациям, а следовательно — ликвидируются в порядке, указанном в данном законе и иных актах.

Ч. 4 ст. 18 Закона о некоммерческих организация предусмотрено, что с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами некоммерческой организации.

Исходя из этого, так как сведения из ЕГРЮЛ являются достоверными, факт участия старшего помощника прокурора Храмцовой Е.Л. в качестве председателя в составе ликвидационной комиссии МУ «Центр организации и проведения торгов г. Сортавала» наделяет её полномочиями по управлению делами некоммерческой организации, которые она осуществляла параллельно с государственной гражданской службой, что прямо запрещено указанной выше ч. 3 ст. 17 Закона о государственной гражданской службе.

Выводы:

Исходя из всего вышесказанного, мы считаем, что у Прокуратуры г. Сортавала были не только основания для проведения служебной проверки, но и для увольнения Храмцовой Е.Л. сразу по двум основаниям:

  1. П. 8 ч. 1 ст. 16 Закона о государственной гражданской службе гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе, если он предоставил подложные документы или заведомо ложные сведения при поступлении на гражданскую службу.
  2. Помимо этого, п. 11 ч. 1 данной статьи установлено, что гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае утраты представителем нанимателя доверия к гражданскому служащему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции Законом о государственной гражданской службе, Законом о противодействии коррупции и другими федеральными законами».

Вместо постскриптума

Ни для кого не секрет, что прокурорские работники, следователи, правоохранители и прочие власть имущие давно уже возомнили себя кастой неприкасаемых и покрывают друг друга. Об этом свидетельствуют многочисленные публикации в СМИ.

«Черника» много рассказывала о том, что, вероятно, на территории Сортавальского района действует организованная группа лиц, созданная из муниципальных служащих, занимающаяся присвоением бюджетных денежных средств. А прокуратура города Сортавала, по всей вероятности, их покрывает или, можно предположить, не справляется с вверенными полномочиями.

Что касается госпожи Храмцовой… Екатерина Леонидовна каждый год подписывает документ, что соблюдает запреты и ограничения, а как оказывается — предоставляет недостоверные данные. Где была кадровая служба прокуратуры республики?

В центре прокурор города Сортавала Николай Терешков, справа старший помощник прокурора города Сортавала Екатерина Храмцова. Фото: gazetaladoga.ru

Почему не проведена комплексная проверка по всем отделам? Не исключено, что проверяющие много любопытного могли бы выяснить. Но ясного ответа, вероятно, мы не услышим. Прокурору Карелии, вероятно, это не интересно. Как говорится ворон ворону глаз не выклюет…

Предыдущая статьяЗАБОТА О ВЕТЕРАНАХ ИЛИ ПРЕДВЫБОРНЫЙ ФАРС?
Следующая статьяСЫРОСТЬ, ХОЛОД, ПЛЕСЕНЬ И ГРИБОК. Какое муниципальное жильё дают переселенцам в Карелии?
Алексей Владимиров
По его словам, в журналистику попал случайно, но как-то затянуло. Сотрудничал и сотрудничает с Агентством журналистских расследований (Санкт-Петербург), газетой «Совершенно Секретно» и другими федеральными СМИ. Лауреат четырнадцатого профессионального конкурса журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Золотое перо» в номинации «Лучшее журналистское расследование» за 2008 год.