Черника

Черника

Так как онлайн-журнал «Черника» является чуть ли не единственной площадкой для обсуждения темы формирования муниципальных округов в Карелии, а что ещё более важно — предоставляет возможность высказать альтернативную точку зрения, мы решили ею воспользоваться. Один из авторов является действующим депутатом сельского поселения, другой — экс-депутат Совета города Кондопоги. Здесь необходимо подчеркнуть то, что у нас действительно есть опыт независимой работы в местном самоуправлении, мы не являлись и не являемся ретрансляторами чужих идей и не высказываем мнение, на 100% зависимое от действующей власти.

Начать хотелось бы с того, кто является инициатором данных преобразований по формированию муниципальных округов вместо районов. Мы видим, что инициатива исходит из правительства республики и от главы Карелии. Но на наш взгляд, глава Карелии в этом процессе является объектом, а не субъектом, т.е. данные решения уже приняты на федеральном уровне, а Парфенчиков только выполняет указание.

Это показали совсем недавние преобразования в жизни пенсионеров. Данный руководитель не встал на защиту местного населения, когда подняли пенсионный возраст, официально не высказал свою позицию, связанную с внесением данных изменений в пенсионное законодательство, которое должно было быть рассмотрено с учетом реальной ситуации в регионе относительно продолжительности жизни в регионе. То же касается и поднятия НДС. Следовательно, Парфенчиков выполнит или постарается выполнить и это поручение.

Настал момент разобрать некоторые аргументы в пользу формирования округов. Один из них —на селе нет специалистов, способных исполнять все местные полномочия. Например, в Кондопожском районе большая часть делопроизводства и без того возложена на районную администрацию, так что в данном случае кардинально ничего не поменяется. Кроме того, если посмотреть глубже, то возникает вопрос: а почему на селе всё меньше грамотных жителей? Почему люди вынуждены уезжать? Разве не действующая власть (читай «Единая Россия») тому виной? Получается, что борьба ведётся с последствиями проблемы, а не с причиной.

Следующий аргумент: затратно содержать местные советы и администрации. На наш взгляд, данное утверждение — пустой звук. Тут же возникает закономерный вопрос: затратно для кого и в связи с чем? Не секрет, что местные советы и в частности депутаты осуществляют свою деятельность на неосвобожденной и добровольной основе. Кроме того, решения на местном уровне принимаются все-таки с учетом мнения каждого депутата, а не одного единственного, который будет представлять весь округ и понятно чьи интересы продвигать в случае претворения в жизнь предлагаемых реорганизаций. Вот и пример тому: до 2016 года Законодательное собрание Карелии формировалось из 50 депутатов, теперь в нём 36, а средств на содержание добавилось, а не убавилось, несмотря на то, что заявлялось обратное.

Особенно ярко желание «преобразований» просматривается на предстоящих выборах в Сортавальский горсовет. Об этом «Черника» писала не раз. С неистовым рвением партия власти желает поставить своего человека (предполагаем, имеющего грешки), чтобы тот беспрекословно исполнял, что ему будет велено, а не наказы местных жителей. Не будет, соответственно, и главы поселения, который в настоящее время хоть каким-то образом старается решать десятилетиями накопившиеся проблемы и может высказать свою точку зрения на складывающиеся обстоятельства.

Ведь даже сейчас, когда еще существуют местные советы, жители при наличии имеющегося у них желания вынуждены различными способами узнавать о дате и времени проведения сессий и установлении предлагаемых нововведений. А в случае если укрупнение в округа произойдёт, люди едва ли будут знать, что происходит в их поселении, и уже никоим образом не смогут повлиять на решения, которые будут приниматься против них. Жители узнают обо всем, когда уже все свершится и менять что-то будет уже поздно.

В результате данных преобразований выборы как таковые уйдут в небытие! Денежные средства распределят таким образом, что большая их часть сосредоточится в администрации, например, Кондопожского муниципального района (впоследствии при особом желании можно еще разок поднять уровень благосостояния отдельных тружеников администрации), а оставшийся мизер отправят на места, на эти средства невозможно будет даже забор починить.

И потекут реки ходоков к главе администрации с вопросами о своем житье-бытье, и услышат они ответ: «Потерпите, у нас денег нет»! А на местах будут сидеть уполномоченные ситименеджеры, так называемые смотрящие, которые не смогут выразить своего мнения, а будут лишь выполнять функцию курьера. Так как не будет главы поселения, то и направить в ответ на действия, ущемляющие интересы местных жителей, соответствующую «фигуру из трех пальцев» будет некому.

Теперь о том, почему же власть взялась за преобразования районов в округа. Мы считаем, здесь на первое место выходит политика. В настоящее время в местные советы возможно быть избранным местным жителям, мнение которых не всегда совпадает с мнением на Ленина, 19 (адрес, по которому в Петрозаводске расположено правительство республики. – Прим. ред.). Местные депутаты принимают решения и как-то пытаются влиять на управление территориями.

При вновь созданном округе будет один совет и количество избирательных округов будет в Кондопожском районе, например, 20. Нарезаны округа будут не по территориям, а по количеству избирателей, и в один округ попадут, к примеру, два поселения, представителем которых будет всего один депутат (в настоящее время это два совета депутатов). Следовательно, власти намного проще контролировать, чтобы этим депутатом стал свой человек, если проще выражаться, «ретранслятор».

Например, от Кондопожского района в Законодательном собрании работает Анна Лопаткина. Задайтесь вопросом: много ли она выступает против политики, проводимой правительством Карелии и главой республики? Может быть, она голосовала против повышения возраста выхода на пенсию? Нет! Вот такие 20 депутатов и будут в совете муниципального округа и решения будут принимать, исходя не из пожеланий местного населения, а из циркуляров региональной власти.

Вместо того, чтобы повернуться лицом к жителям села, действующая власть стремительно от них удаляется все дальше и дальше, при этом по пути следования присматривая и облюбовывая выгодные и лакомые кусочки земельных участков с целью их дальнейшей продажи варягам!

Ведь не зря заместитель министра национальной и региональной политики Григорий Фандеев, ратуя за возвращение одноуровневой системы местного самоуправления, которая была в советское время, считает ее неплохой. Так каких же результатов достигла нынешняя власть, идя по пути преобразований? Ни эта ли советская система в свое время разрушалась и искоренялась! Но при этом господин Фандеев не рассказывает, а как же все-таки реализовывалась эта система? Какие права имели граждане, как могли повлиять на те или иные решения и, в конечном счете, какой получался результат?

А к чему приведет нас нынешнее правительство Карелии? Или никакого результата оно и не предполагает получить, лишь гоняет «лошадку» по замкнутому кругу, а все желания направлены, как мы предполагаем, на то, чтобы сосредоточить всю власть в своих руках с целью извлечения максимальных денежных средств для собственного благополучия.

Закончить хотелось бы совсем неутешительным выводом с далеко идущими последствиями. Мы знаем доподлинно, что правительством Карелии в ходе реализации федеральной программы к 100-летию республики неоднократно не предоставлялась проектно-сметная документация вовремя, вследствие чего денежные средства возвращались в федеральный центр. Напрашивается аналогия: местные администрации не справляются, и надо их объединить в округ. Получаем: если правительство Карелии не справляется, то надо укрупнить регионы, присоединив, например, часть Карелии к Ленинградской области, тем самым сократив для бюджета северные выплаты. Ведь эти проекты решений зреют в одном и том же месте, а реализовывать их будут такие же «ретрансляторы» на местах. Впрочем, это уже совсем другая история.

С уважением, Владимир Алексахин и Юрий Калинин.

г. Кондопога.