Сказки от бабушки Вали

1035
Коллаж автора

В этом году главный карельский депутат Валентина Пивненко отмечает половину очередного депутатского срока и двадцатилетие своего восхождения в Государственную Думу.

В этом году свой «экватор» (половину очередного срока) на посту депутата Государственной Думы РФ отмечает Валентина Николаевна Пивненко — самый долгоиграющий чиновник в иерархии республиканской власти. Назвать Валентину Пивненко политиком язык не поворачивается, ибо политика — это искусство управления государством. И статус политика все-таки предусматривает наличие хоть какой-то конкуренции. В Карелии же управление республикой больше напоминает работу аварийно-спасательной бригады во время всемирного потопа, а сама Пивненко много лет процветает на полностью зачищенном от конкурентов и оппозиции политическом пространстве. Если таковые и появляются в период очередных выборов, то только для того, чтобы покорно отыграть роль статистов.

Скриншот: Сведения о доходах и имуществе депутатов Государственной Думы

Вообще Валентина Пивненко — это самый яркий пример того, как в республике деноминирована сама идея свободных выборов и сменяемости власти. В этом же году Пивненко отмечает свой двадцатилетний срок пребывания в Государственной Думе. В любой демократической системе ценностей даже самый гениальный политик и управленец не удержится двадцать лет в своем кресле: если где-то в пути он окончательно потеряет совесть и будет до конца держаться за место, его снесет новая волна избирателей, воспитанных на новых принципах, идеях и ценностях.

Вдумайтесь! Те, кто родились в год первого восхождения Валентины Николаевны в Госдуму, сегодня уже вернулись с армии, создали семьи, нарожали своих детей. А она по-прежнему возвышается политической глыбой над республикой, подобно вечной горе Фудзияма, что возвышается над Японией, которой японцы поют гимны и посвящают хокку.

В общем-то, трудовая деятельность Валентины Николаевны в реальном, скажем так, секторе экономики была совсем недолгой — с 1966 по 1971 годы, когда она работала техником и инженером в химлесхозе. Вся остальная карьера — это восхождение по управленческой вертикали с хорошим стартом в райкоме ВЛКСМ и через профсоюзную карьерную прокладку — в Законодательное Собрание и Государственную Думу.

Валентина Пивненко «управленствовала» во все времена: от эпохи глубоко брежневского застоя, до эпохи глубокого путинского развала — через Черненко, Андропова, Горбачева и Ельцина. Через последние годы советской империи, через лихие 90-е и жирные нулевые — к разбитому корыту сегодняшней Карелии. Кажется, что меткая формулировка «люди-пружины — на все режимы растяжимы» придумана как раз под Валентину Николаевну.

В своем пятилетнем отчете о депутатстве в Госдуме за период с 2012 по 2016 годы, Пивненко с гордостью сообщает, что за этот срок ей удалось рассмотреть 795 обращений граждан и организаций, провести прием для 664 граждан и принять участие в разработке 232 законопроектов. Правда, при этом Валентина Николаевна не сообщает, какой процент граждан получил сатисфакцию после своего обращения к депутату. Странно, однако, что успешность работы депутата выражается в количестве приемов и обращений, а не в качестве их реализации.

Зато очевидно другое: с 2012 года по сегодняшний день в стране приняты все самые демонические законы по уничтожению образования, здравоохранения, свободы слова и интернета, свободы совести и увеличение пенсионного возраста, стремительное обнищание населения. Все это — тоже на совести карельского представителя в Госдуме.

Но самая потрясающая воображение часть предвыборной программы Валентины Пивненко, с которой она выступала на выборы 2016 года, состоит в том, что… как таковой программы у депутата не было вовсе. Это стало нормой, когда единороссы идут на выборы даже не заморачиваясь с такими мелочами, как предвыборная программа. Зачем? Ведь можно просто передрать ФЦП развития Карелии до 2020 года и запустить ее, как собственную программную установку.

Ну что ж, коль скоро это так, попробуем разобраться в этих сказках от бабушки Вали немного поподробнее. И начать надо бы с того, что Федеральная целевая программа развития Карелия была еще той самой боевой лошадкой, на которую любил вскарабкиваться Александр Худилайнен, грозно махавший шашкой и обещавший осчастливить Карелию уже совсем скоро.

С тех пор программа претерпела существенное обрезание. Есть две ее редакции — старая и новая. Новая понадобилась для того, чтобы скорректировать старую. В данном контексте «скорректировать» означает только одно: убрать из старой программы явную ложь и несбывшиеся обещания.

Перечислять здесь то, что не сбылось, наверное, не имеет никакого смысла. Ибо не сбылась большая часть пунктов программы. В качестве рогов и копыт мы поимели, например, завод по производству товарной беленой химико-термомеханической массы в Петрозаводске, а еще торфодобывающее предприятие в Костомукше. Оба объекта должны были быть пущены в 2018 году. Согласно первой редакции ФЦП, участки с уже подготовленной инфраструктурой к 2020 году должны были получить почти 2400 семей. В новой редакции количество участков сократилось в 32 раза — до 75 семей.

В общем-то, для Карелии 75 участков — это вообще ни о чем. Но и эти 75, как говорят в народе — еще вилами по воде написаны.

Кемский морской порт, против строительства которого поднялась общественность города, — тоже из разряда мертворожденных проектов. И хотя он до сих пор висит в ФЦП, кемлянам не стоит особо гневаться в соцсетях и в СМИ, ибо с большой долей вероятности в третьей (если таковая будет) корректировке программы придется отнести этот порт все к тем же рогам и копытам.

«В Кондопожском районе будет восстановлена и модернизирована птицефабрика «Сунская», — говорится в предвыборном обещании Пивненко. Что они собрались восстанавливать? Птицефабрика давно уже принадлежит офшорной компании.

Предвыборный буклет карельской сказочницы в Госдуме бабушки Вали пестрит картинками, обещающими нам изобилие и счастье: мчащиеся поезда, груженные добром суда, продукты питания, алмазы, ЛЭП, дороги, дома, нефтяные вышки, машины, заводы, пароходы… Все это, наверное, из какой-то другой Карелии, в которой живут другие люди. Или вообще из другого измерения и даже летоисчисления.

В реальной Карелии, в той которой живем мы с вами — все совсем иначе и совсем по-другому. В реальной Карелии одна за другой убиваются сельские школы, затихает и замерзает жизнь в деревнях и рабочих поселках, растет безработица, закрываются предприятия. На фоне стремительно нищающего населения как на дрожжах растут цены и тарифы ЖКХ, дорожает электроэнергия и бензин.

Кто-то сетует сегодня — в СССР было лучше. Так, ребята, Валентина Николаевна на руководящих постах еще с эпохи Брежнева! Это она, вместе с другими подобными и убежденными деятелями СССР вела нас в коммунизм, обещанный Хрущевым к 1980 году, это она была в обойме «реформаторов» ельцинской эпохи, это она стала убежденным партийцем «Единой России» и вместе с другими «великими» политическими деятелями современной России, привела нас на станцию Тупиково по ветке Безысходность Республики Несбывшихся Надежд.

Опыт. Знания. Репутация. Какой опыт? Опыт разорения и разрушения? Какие знания? Знания предвыборных технологий и уловок, с помощью которых единороссы не мытьем так катанием оказываются у власти? Какая репутация? Репутация члена очередного политбюро очередного ЦК КПСС? Или может быть репутация политической карельской акулы, которая прочно засела в Государственной Думе и ни за что не собирается покидать насиженное в течение 20 лет место?

«Я не люблю давать пустых обещаний», — резюмирует в своей программе Валентина Пивненко. Правильно, не надо их никому давать. Вся Карелия — это и есть одно большое пустое обещание. Как и вся партия «Единая Россия» — это одно большое пустое обещание от манифеста 2002 года и до сегодняшнего дня.

А сказки сказками. Народ любит фольклор. Когда-то, наверное, сказочникам-чиновникам и сказочникам-депутатам буду ставить памятники, прибивать к их домам памятные доски: «Тут жила-была великая сказочница…». Мы ведь уже настолько привыкли, что власть откровенно и нагло нам дует в уши на каждом шагу, что перестали воспринимать их вообще, как реальных людей. Постепенно они уже и сами становятся новыми сказочными персонажами.

И всякие лешие, соловьи-разбойники и бабки-ёжки нервно курят в сторонке, когда на российскую сцену выходят новые сказочные герои из Госдумы, правительства и аппарата президента, чтобы в очередной раз поведать нам новую сказку о том, как счастливо мы заживем завтра. Ну, или послезавтра. И уж точно — к 2020 году.