Александр Степанов

Александр Степанов

Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.

На днях глава Карелии Артур Парфенчиков объявил, что в Петрозаводске возобновляется работа пассажирского транспорта. На городские линии вышли автобусы вместимостью 18 и более посадочных мест, при этом водитель и пассажиры должны соблюдать необходимые меры предосторожности – быть в защитных масках и перчатках. Число пассажиров в салоне должно быть по количеству посадочных мест.

Также с 30 мая возобновляется работы горного парка «Рускеала», причем на тех туристов, которые будут приезжать из других регионов в ретропоезде по маршруту Сортавала – станция Горный парк «Рускеала», обязательство самоизоляции не распространяется.

Хочется радоваться таким новостям, но смущает одно обстоятельство. Всего меньше недели назад тот же Артур Парфенчиков писал у себя на странице «ВКонтакте»: «Убедительно прошу жителей республики, особенно южных районов, ограничить приём гостей, включая родственников, особенно на короткий период без уважительных причин, исключить межсемейные контакты». А чуть ранее, 20 мая, губернатор подписал распоряжение, согласно которому запрещено «принимать гостей, посетителей по месту своего проживания (пребывания) без уважительных причин (таких, как необходимость ухода за лицами пожилого возраста, лицами с ограниченными возможностями здоровья и инвалидами, несовершеннолетними, и другие причины по согласованию с органами местного самоуправления поселений)».

Что изменилось менее чем за одну неделю? Ничего. Кроме того, что зараженных коронавирусом стало в Карелии еще больше. Но неделю назад нельзя было ходить в гости, а сейчас можно ездить на маршрутках, а в Рускеале уже ждут гостей из соседних регионов. Хотя с точки зрения здравого смысла (эпидемиологи могут поправить, если что не так) гораздо безопаснее провести время с несколькими знакомыми тебе людьми, чем находится в тесной и не очень чистой петрозаводской маршрутке, с большим количеством постоянно меняющихся пассажиров, среди которых вполне может оказаться инфицированный человек. Ведь маска тут может не спасти.

Только один этот пример показывает, что борьба карельских властей с коронавирусом подчинена не какой-то научной логике или здравомыслию, а достаточно сиюминутным политическим и экономическим интересам. Сначала надо было показать перед Москвой генеральскую крутость и жесткость – разогнали всех по домам, несмотря на то, что прогулки на свежем воздухе нужны для здоровья. Потом федеральный центр начал постепенно менять свою политику – и вот уже губернатор, несмотря на то, что заболеваемость в Карелии пошла вверх, вслед за Москвой объявляет о разных послаблениях.

Между прочим, то же самое отсутствие логики мы видим в вопросе установления времени продажи алкоголя. На прошлой неделе Артур Парфенчиков распорядился вернуть его к прежнему режиму – до 22 часов. Но почему губернатор решил предпринять такой шаг? Коронавирус, как уже говорилось, только начал распространяться по районам республики. Наоборот, когда заболеваемость коронавирусом была в Карелии крайне низкой, сразу зачем-то ввели жесткие ограничения продажи — до 14 часов. Почему именно до 14? Рационального ответа на этот вопрос нет. Потом время продажи спиртных напитков продлили до 19 часов. Тоже непонятно почему.

В общем, понять логику чиновничьих распоряжений так же сложно, как понять путь одинокой мухи по оконному стеклу. А может подойти к данному вопросу с другой стороны? За это время должна была заметно увеличиться прибыль у тех, кто в нарушении закона торговал алкоголем в неположенное время. Если установить, кто «крышует» данные точки, картина может проясниться…

Но вернемся к пандемии. У многих наблюдателей возникает предположение, что российские власти объявили о всех послаблениях не без влияния извне, краешком глаза наблюдая за братской Белоруссией и ее своенравным президентом Александром Лукашенко. В отличие от многих «цивилизованных» стран Запада, в отличие от богатых США, чья рыночная медицина потерпела просто моральный крах, в Белоруссии ни отсутствие жестких мер, ни даже парад Победы 9 мая не привели к вспышке смертности:

«Умерших в Белоруссии всего 204 человека. Это один из самых низких показателей в мире среди стран, где много заразившихся. По уровню же смертности, то есть проценту умерших от всего населения, Белоруссия находится на 56-м месте — умер 21 человек на 1 млн населения. Но это в десятки раз (!) ниже, чем в «развитых» странах Запада. К слову, в Швеции, где, подобно Белоруссии, не вводились жесткие ограничительные меры, на сегодняшний день умерло почти 400 человек из каждого миллиона при меньшем числе заболевших по отношению к населению. Очевидно, что речь не может идти о манипуляциях со статистикой — огромное число умерших скрыть невозможно. Возможно, что действительно имеет место некий «белорусский феномен»…

Действительно, хороший пример соседней страны, только нужно учитывать, что в этой братской республике, в отличие от Российской Федерации, не проводили разгромной оптимизации той сферы здравоохранения, которая досталась ей от социализма.

Поэтому с одной стороны хочется приветствовать ослабление карантинного режима в Карелии, изрядно уже всем надоевшего. В конце концов, многим людям нужны те же маршрутки, да и междугородние автобусы тоже. Но с другой стороны, читая сегодняшние новости о том, что количество граждан, заболевших коронавирусом, в Карелии в 2,6 раза превышает число выздоровевших, возникает беспокойство. Опасение по поводу тех последствий, которые могут наступить в «оптимизированной» карельской глубинке вместе с пришедшим туда коронавирусом.

Ведь, как мы наглядно видим, есть все основания сомневаться в компетентности и адекватности нынешних карельских властей в вопросе борьбы с этой эпидемией.