Провокация «НТВшников», или как в Карелии отреагировали на заявление общественности о возможных признаках коррупции в сфере культуры Карелии

0
1486
Проект памятника Ирине Федосовой представляет автор Александр Ким. Фото: Татьяна Смирнова

Скандальная и одновременно скверная история случилась минувшим летом на просторах гражданского общества Карелии. Поводом послужило несогласие общественности с процедурой назначения (иного слова не подобрать) скульптора-самоучки Кима победителем конкурса проектов памятника заонежской сказительнице и вопленице Ирине Андреевне Федосовой, 190-летие со дня рождения которой отмечалось в прошлом году. «Черника» неоднократно рассказывала о том, что организованная чиновниками Министерства культуры РК процедура конкурса оказалась закрытой для большинства потенциальных участников, состав комиссии по отбору победителя выглядел сомнительно, а общественность, выступившая инициатором установки памятника, вообще оказалась за рамками процесса. Людей удивила сумма в 10 миллионов рублей, озвученная ответственной за культуру в правительстве вице-премьером Подсадник, якобы требуемая для установки скульптуры в Петрозаводске. Тогда как изначально речь шла максимум о двух миллионах и даже был открыт народный сбор пожертвований. Резонно, что граждане усмотрели признаки коррупции в упорном лоббировании властью проекта скульптора-самоучки, о чем и сообщили в карельскую прокуратуру. Но это случилось чуть позже описываемых событий, которые тоже были вызваны желанием угомонить активистов.

Примеры изваяний скульптора-самоучки Кима (фото Татьяна Смирнова)

Как урезонить зарвавшихся общественников? Очернить, выставить этакими кликушами, которым лишь бы поорать на площади, да еще на всю страну показать их «истинное лицо», – таким, предполагают граждане, был замысел тех, кто «заказывал музыку» (в прямом смысле, ведь центральные телеканалы берут за свои сюжеты очень приличные деньги – хватило бы на памятник). Сюжет, достойный пера прижизненных почитателей творчества крестьянки с Юсовой Горы – Николая Некрасова или Максима Горького, стал результатом этой попытки дискредитации совершенно нормального желания людей увидеть достойный памятник Федосовой, который был бы принят прежде всего ее земляками…

Валентина Сукотова. Фото из личного архива
Валентина Сукотова. Фото из личного архива

– Звонок на мой мобильный телефон раздался в тот момент, когда я работала на огороде в Космозере, – рассказывает руководитель КРОО «Заонежье», автор проекта «Федосовские чтения» Валентина Сукотова. – Позвонившая женщина назвалась работником телеканала «НТВ» и сходу спросила, почему я выступаю против памятника Федосовой? Этот вопрос меня ошеломил. Как так? Ответила вопросом на вопрос: неужели, являясь инициатором установки памятника, я могу выступать против? Общественность против того, как был организован конкурс, как тратятся народные средства, как власть упорно игнорирует мнение граждан…

Далее приводим рассказ члена организации «Заонежье» журналиста Татьяны Николюкиной, которой пришлось общаться с «представителем НТВ» больше других:

Татьяна Николюкина. Фото из личного архива

– 19 июня в социальной сети ВКонтакте ко мне обратилась некто Екатерина Сафронова, назвавшаяся продюсером телеканала НТВ (если это действительно так, то мне стыдно за один из центральных телеканалов: почему – читатели смогут сделать вывод сами) и сообщала следующее: «Мы сейчас снимаем сюжет про памятник Ирине Федосовой. Мы хотим записать мнение общественников, которые подписали петицию».

На тот момент в Петрозаводске из подписавших обращение о ситуации вокруг проекта памятника к главе республики Парфенччикову, про него писала «Черника», была только я, что не удивительно: лето, отпуска, дачи. Поэтому согласилась дать комментарий в Квартале исторической застройки, где Ирина Андреевна Федосова жила и где предположительно планируется установить ей памятник. Но Сафронову это не устроило: «Один человек не пойдет – нужно хотя бы троих. Ну, можно любых, кто просто солидарен с вами. Не обязательно тех, кто подписал. Просто для вида. Чтобы было понятно, что это именно мнение общественности, а не одного человека. Жители этих домов, если Ирина Андреевна там жила, может быть, ее помнят (!?), или родственники тех людей, которые знали ее семью, просто выйдут, чтобы рядом постоять».

От такого ее «знания предмета разговора» я была просто в шоке: «Екатерина, Ирина Андреевна Федосова умерла в 1899 году. Дом, где она жила когда-то, не сохранился, и уж тем более там нет тех, «кто знал ее семью».

«А внуки ее?», – продолжала расспрашивать продюсер.

«У вас странный подход, честно говоря. У нее не было родных детей», – отвечала я.

«Ладно, я поняла. В общем, нужна массовка», – огорошила в очередной раз «НТВшница».

«Вы НИЧЕГО не знаете о Федосовой – какой вы сможете сделать о ней сюжет?», – пыталась я дать понять, что сначала продюсеру не мешало бы изучить тему.

Далее Сафронова стала меня убеждать, что сюжет делает журналист ВГТРК «Карелия» Дмитрий Николаев, что он уже записал интервью с министром культуры Лесоненом, но для сюжета необходимо «мнение другой стороны»: «Чтобы вы и еще один человек сказали мнение, а остальные просто рядом были. Всего человек пять хотя бы». Признание об уже готовом интервью с Лесоненом, ведомство которого изрядно «накосячило» с конкурсом, насторожили. Уж нет ли тут «спецзаказа»?

Ситуация была абсурдная, но допустить, чтобы на одном из центральных телеканалов вышел «однобокий» сюжет я, разумеется, не могла. Пришлось посидеть за компьютером: я переслала Сафроновой ссылки на все публикации по данной теме, чтобы она хоть чуть-чуть уяснила, о чем все-таки идет речь, и начала собирать людей для съемки, сделала массу звонков и рассылок. Попутно узнала очень много интересного, в частности, один профессиональный скульптор назвал проведенный минкультуры конкурс «фикцией» и тоже пообещал прийти на встречу. В результате мне удалось заручиться согласием порядка двадцати человек, о чем я и сообщила продюсеру: «Завтра в 18.00 в квартале исторической застройки у дома Кучевского (Неглинская, 23) люди будут». В ответ она попросила меня взять с собой иллюстрации, посвященные Федосовой, книги о ней.  «Там где фото ее есть». Это было в 20:40. А в 21:38 я получила следующее сообщение: «Татьяна, завтра никто не сможет из операторов. Уезжаю из города. Отмена. Извините, пожалуйста». Больше продюсер на связь не выходила…

Вот так! В результате я до глубокой ночи и все следующее утро обзванивала людей – съемку отменяла, объяснялась, извинялась. И все-таки – что это было? Записывалось ли вообще интервью с министром Лесоненом? Во всяком случае, сюжета о памятнике Федосовой на канале НТВ так и не появилось.

Реакцией на упорное нежелание прислушиваться к мнению общественников, которых министр культуры Лесонен назвал «кто эти люди» и потом не извинился за свое некорректное высказывание, хотя этого потребовал депутата ЗС РК Андрей Рогалевич, стало обращение граждан в карельскую прокуратуру, о чем также рассказывала «Черника». Но и возможные признаки коррупции при выборе потенциального автора памятника, о которых говорится в письме прокурору Габриеляну, не подвигли надзорный орган к каким-то действиям. Письмо был переслано… в правительство Карелии, где, как мы уже знаем, культуру курирует госпожа Посадник.

Видимо, она должна была, переодевшись в мундир работника прокуратуры, провести расследование? Но разве такое возможно? Ответ общественники получили просто издевательский. В нем в который уже раз, теперь за подписью вице-премьера, излагается точка зрения правительства, которую общественность не разделяет (копия ответа)

Полная версия ответа здесь

– Удалось ли госпоже Посадник прочитать наше письмо? Поняла она ли его суть? – возмущена Валентина Сукотова. – Мы ведь все равно не отступимся, пока чиновники не поймут, что надо людей слушать и уважать их мнение. Глас народа – глас Божий. Но, похоже, истово крестящие лбы чиновники напрочь забыли эту заповедь…