Губернатору не понравился абзац из статьи о похоронном бизнесе в Петрозаводске.

Глава Карелии Артур Парфенчиков обратился в прокуратуру с жалобой на федеральное издание “Совершенно секретно”. Там был опубликован материал “Ритуал и криминал” — расследование о похоронном бизнесе Петрозаводска. Написал его карельский журналист, учредитель местного издания “Черника” Алексей Владимиров.

Владимиров рассказывает о том, как контроль над похоронной сферой в карельской столице переходил в частные руки, а также о том, как и по каким ценам приватизировались муниципальные помещения. По мнению журналиста, в событиях десятилетней давности есть признаки коррупции и мошенничества. В конце материала его автор задается вопросом: почему произошедшее никто не расследовал?

Так, Алексей Владимиров сообщает, что нынешний мэр Петрозаводска, бывший работник правоохранительных органов Владимир Любарский является другом одного из героев материала, депутата Виталия Красулина. А глава Карелии Артур Парфенчиков, по информации журналиста, приобрел квартиру у другого фигуранта расследования Александра Бастырева.

«Какие были условия покупки жилой недвижимости руководителем региона и за какую цену, история умалчивает»,

— пишет Владимиров.

На это-то и обиделся губернатор.

В распоряжении “ПТЗ говорит” есть предписание гендиректору “Совершенно секретно”, выданное 17 ноября Тимирязевской межрайонной прокуратурой. Прокуратура эта находится в Москве: именно туда дошла жалоба Артура Парфенчикова. Самое заявление глава региона писал в карельскую прокуратуру, там же и давал пояснения. Как стало известно “ПТЗ говорит”, Артур Парфенчиков увидел в публикации намек на причастность к махинациям.

«Автор статьи, приводя данные доводы, фактически указывает на мою причастность к незаконным сделкам и на мое покровительство при их совершении. Считаю, что данные заведомо ложные сведения порочат честь и подрывают мою репутацию. Прошу признать меня потерпевшим по данному делу»,

— цитируют слова губернатора в материалах проверки.

Фото: Республика

Журналист с такой оценкой в корне не согласен.

— Я не указываю его как участника событий. Потому что они происходили до того, как он возглавил Карелию. Я дал только маленькую ремарку о том, что он приобрел недвижимость у одного из участников этой истории. Я считаю, что это не порочит его честь и достоинство.

К слову, ещё один чиновник, упомянутый в этой публикации, полагает так же. Это Владимир Любарский. Из его пояснений следует, что статья в «Совершенно секретно» не задевает его честь и достоинство, не наносит урон его профессиональной репутации, и привлекать автора к ответственности он не считает необходимым. А сам материал Любарский рассматривает как право журналиста на мнение.

Фото: Республика

Прокуратура предъявляет и другие претензии, с которыми Владимиров готов поспорить. Например, надзорный орган посчитал, что в истории с пределом похоронного рынка не было нарушений закона. А следовательно, закон нарушил журналист «Совершенно секретно», изложив недостоверную информацию.

В итоге межроайонный прокурор Захаров потребовал “принять необходимые меры к устранению нарушений законодательства, их причин и условий, им способствующих и недопущению их впредь”, а также рассмотреть вопрос о наказнии виновных и отчитаться об этом в Тимирязевскую прокуратуру Москвы.

 

Под “устранением нарушений”, очевидно, надо понимать опровержение. Алексей Владимиров заявляет, что никаких опровержений писать не будет и готов ответить за каждое слово.

«У меня четыре гигабайта документов по этой тематике. Я над материалом работал почти полгода. Я, когда пишу, всегда готовлюсь к суду, — пояснил Владимиров. — Пускай он подает на нас в суд, мы там докажем, что мы не виноваты».

Тут-то и кроется главная загадка этой истории. Почему глава Карелии пошёл не в суд, а в прокуратуру? Обычно люди, недовольные публикациями в СМИ, идут защищать свои честь и достоинство в суд. Собственно говоря, такой порядок предписан российским законодательством, а именно — Гражданским кодексом.

— В Гражданском кодексе говорится, что гражданин вправе по суду требовать опровержения сведений, порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию, — объясняет экс-прокурор Петрозаводска Елена Аскерова. — Он должен доказать, что эти сведения о нем распространены. И по данному поводу есть специальное постановление пленума Верховного суда, где объясняется применение этой статьи.

«Подобные споры решаются в судебном порядке, и прокуратура не должна брать на себя полномочия суда»,

— говорит Аскерова.

«ПТЗ говорит» напрямую поинтересовался у главы региона, почему он не пошел в суд. Ответила пресс-секретарь Марина Кабатюк.

«По мнению Артура ОлеговичА, распространение информации в СМИ требует правовой оценки на предмет наличия публичного правонарушения»,

— сказала Марина Кабатюк.

К сожалению, нам не удалось найти определения термина “публичное правонарушение”. Предполагаем, что у заслуженного юриста России Артура Парфенчикова более глубокие познания на этот счет. Иначе можно подумать, будто наказывать за переход дороги в неположенном месте также должна прокуратура — ведь это тоже правонарушение, и притом публичное.

Есть мнение (подчеркнем, именно мнение), что у данного шага — обратиться в прокуратуру, а не суд — могут быть и иные мотивы. Не секрет ведь, что судопроизводство в России — открытое. И если бы глава региона начал судиться с федеральным изданием, детали разбирательства прозвучали на всю страну. И Владимиров не поленился бы рассказть в суде всё, что он нарыл в ходе работы над расследованием. И что бы из этого вышло?..

А так все очень удобно. Прокуратура, выдавая предписание, не стала изучать доказательства, которые имеются у автора расследования. И даже если бы изучила, обнародовать бы не стала. Состязательность сторон, публичность, открытость — это принципы работы судов, а не прокуратуры. И кому как не бывшему прокурору Артуру Парфенчикову об этом знать…

Георгий Чентемиров.

Источник: https://ptzgovorit.ru.

Предыдущая статьяВ Карелии появится Музей коровы и молока
Следующая статьяРядом с Ладогой может появиться большой песчаный карьер