Николай Кутьков

Николай Кутьков

Краевед, журналист, писатель, соавтор учебников по истории Карелии. Член Союза журналистов. Окончил историко-филологический факультет ПетрГУ. После университета с 1970 года два года работал литературным редактором в издательстве «Карелия», затем главным хранителем в музее «Кижи», снова редактором в Центре научно-технической информации. С 1991 года был главным редактором издательского агентства «Инка», архивистом-исследователем реставрационной мастерской «Лад», обозревателем газеты «ТВР-Панорама», художественным редактором проекта «Энциклопедии Карелия». В ПетрГУ преподавал курс «Регионоведение» и спецкурс «История Петрозаводска». В последние годы написал несколько книг, посвященных достопримечательностям нашего края. А также активно работал над комплектом учебников «Моя Карелия» для 3 - 5 классов (два – в соавторстве) и над разделами «Культура» для 7-9 классов общеобразовательных школ РК.

Посвящение молитвенного здания исключительно апостолу Петру очень редкий случай в православном храмостроительстве. Поэтому в литературе церковь в Марциальных Водах иногда ошибочно именуют Петропавловской. Однако в архивных документах 2-й четверти XVIII в. она чаще всего обозначена правильно – Петровская.

Иконостас церкви апостола Петра в Марциальных Водах. Фото из открытых источников.

В связи с уникальностью храма есть необходимость разобраться в причинах посвящения церкви именно апостолу Петру. Не вызывают сомнений предпосылки к сооружению церкви, вернее, даже к организации самого первого русского курорта. Двигало этот проект упование самого царя и придворных на чудодейственную силу марциальных вод и благополучный исход лечения оными. Известно, что царь к тому времени был очень серьезно болен, поэтому рассчитывал на воды как на последнюю возможность исцеления от мочеполовой хвори – лечение сначала заграничными, потом отечественными железистыми водами.

Сооружение храма можно рассматривать как небесную поддержку этой надежды. Обратим внимание на все особенности храмовой иконы св. апостола Петра. Она была заказана специально для марциальноводской церкви в начале 1720 г. Апостол изображен в молитвенной позе, его фигура обращена, условно говоря, лицом к Спасу, т.е. к изображению Христа, к зрителю – в профиль. Положение рук святого также имеет характерную особенность. Специалисты по древнерусской иконописи трактуют этот жест как изъявление просьбы, моления о помощи, о спасении.

Моление апостола Петра о спасении. Фрагмент храмовой иконы. Фото из открытых источников.

Визуализирует идею спасения небольшая, но очень важная для понимания общего замысла периферийная композиция иконы, находящаяся в ее правом верхнем углу. Изображает она известное евангельское событие, «когда Петр, испросив идти по водам, тонул». В житии святого этот эпизод занимает не самое значительное место, являясь косвенным свидетельством недостаточной крепости его веры. Но для марциальноводского храма сюжет приобрел важнейшее, первостепенное значение.

Широко распространен в Западной Европе сюжет Jesus Saves Peter (Иисус спасает Петра). Итальянцы иногда конкретизируют: Gesù salva Pietro dalle acque, т.е. Иисус спасает Петра из воды. Он имеет также второе название – Jesus Walks On Water (Иисус, идущий по водам). Двоякое наименование сюжета подразумевает и двоякое его истолкование. В одном случае смысловой акцент сделан на одном из чудес Иисуса – хождении по водам, в другом – на чудесном спасении тонущего апостола. Сюжет «Спасения» сравнительно давно, с III в. известен в Западной Европе в росписях и мозаиках церквей и часовен.

Лоренцо Венециано. Спасение апостола Петра. 1370 год. Фото из открытых источников.

Это связано с чрезвычайным почитанием апостола: он позиционируется как основатель римско-католической церкви, как первый папа. Однако в российском православии «Хождение по водам» встречается довольно поздно. Например, на фреске XVII в. в Троице-Сергиевой лавре. Подчеркиваю – не «Спасение Петра», а именно «Хождение по водам», т.е. одно из чудес Иисусовых. Там нет изображения тонущего апостола, в центре внимания – статичная фигура Иисуса, ступающего по неспокойной водной поверхности.

А вот сюжет «Спасения» обнаруживается несколько позднее, а именно – в церкви апостола Петра в Марциальных Водах. Сама церковь 1721 г. выстроена в духе западноевропейских храмов эпохи барокко. И храмовая икона в данном случае также не является исключением. Сюжет полностью соответствует западноевропейскому канону даже в деталях: например, в отношении цвета хитона («голубец») и гиматия («вохра с белилы»).

Но есть и существенная особенность. Вымпел на лодке с апостолами не однотонный, как на иллюстрации Пьетро Камминова (1476 г.) из Кодекса Предис (Турин, Италия). Он представляет собой российский триколор, изобретенный некогда самим царем на основе государственного флага Нидерландов (Голландии). Поэтому икону можно трактовать как «Моление [апостола] Петра о спасении на российских водах».

Аллегории и символы, характерные для искусства барокко, использовались в те времена не абстрактно отвлеченно, а для конкретных задач. В нашем случае аллегория божественного покровительства Петру при лечении на водах связана, как видим, уже не с морскими и озерными водами.

Почему упомянутый сюжет спасения Петра на водах был так непопулярен в российской иконописи до начала XVIII в.? Это объясняется, видимо, еще и тем, что в пантеоне православных святых уже имелся свой небесный покровитель мореплавателей и путешественников. Примерно со 2-й половины ХIII в. спасителем на водах слыл Святитель Николай, самый почитаемый святой на Руси. Его образ также имеется в марциальноводской церкви, у правой боковой двери иконостаса.

С воцарением Петра Алексеевича закономерно возник интерес к его святому покровителю. К примеру, Феофан Прокопович, рассказывая о начале строительства северной столицы, отметил: «Когда же заключен был совет, быть фортеции на помянутом островку, и нарицащися оном именем Петра Апостола Санкт-Петербурх…». Позже в связи с необходимостью лечения монарха стал актуален и евангельский эпизод, посвященный спасению Петра. После смерти императора этот иконописный сюжет долгое время был не востребован.

Однако со второй половины XVIII в. упомянутую иконографию вновь можно обнаружить в росписи некоторых часовен и церквей. Например, сохранилась фреска 1768 г. в церкви апостола Петра села Красное Сумароково Нерехтского района Костромской области.

Спасение апостола Петра. Фреска из Троицкой церкви села Красное Сумароково Нерехтского района Костромской области. 1766 год. Фото из открытых источников.

Возможно, в данном случае интерес к сюжету возник в связи с кратким царствованием и таинственным исчезновением венценосца по имени Петр. В ту пору активно циркулировали слухи, что законный император Петр Федорович (Петр III, лишенный жизни при известном дворцовом перевороте 1762 г., инициированном его женой Екатериной) спасся и вскоре вернет утраченный престол. До и во время Крестьянской войны историки насчитали более 40 самозванцев, выдававших себя за Петра III. Самым знаменитым из них был, несомненно, Емельян Пугачев.

После подавления Пугачевского восстания сюжет «Спасения…» снова и на сравнительно долгое время стал неактуальным, невостребованным. Только к середине ХIХ в. в связи с возраставшим интересом к эпохе Петра I к нему обращались все чаще. Иконописцы, а более всего – светские живописцы Александр Иванов, Иван Айвазовский, Михаил Врубель и другие, а также российские художники-медальеры. Со времен Александра II и вплоть до 1917 г. изображение Христа, подающего руку апостолу Петру, украшало наградные серебряные и золотые медали.

Наградная медаль «За спасение погибавших на море». 1871 год. Фото из открытых источников.

Представляет интерес совпадение центральной композиции аверса медали с марциальноводским вариантом. Это может объясняться тем, что Олонецкий горный округ имел давние и тесные связи с Монетным двором Санкт-Петербурга. Многие наши горные начальники Чарльз Гаскойн, Александр Полторацкий, Роман Армстронг, Константин Бутенев управляли Монетным двором и департаментом с начала и до второй половины ХIХ в. Кроме того, как раз во время выпуска наградной медали на Монетном дворе изготавливали медаль «В память 100-летия Александровского пушечного завода Олонецкого горного округа».

Государственную награду «За спасение погибавших на море» выпускали в России до 1917 г., затем традицию продолжили только в 1957 г., но уже без евангельской символики.

Советская медаль «За спасение утопающих» 1957 года. Фото из открытых источников.

Только с 2008 г. медаль прежнего образца была возрождена по инициативе РПЦ.

Медаль «За спасение погибавших на водах». Фото из открытых источников.

Композиция медали осталась неизменной, лишь текст «За спасение погибавших на море» был несколько изменен: «За спасение погибавших на водах». Вот так в наши дни вернулся иконописный сюжет, впервые появившийся в скромной церкви при первом русском курорте.