Юлия Шевчук

Юлия Шевчук

Историк по образованию - окончила Петрозаводский госуниверситет. Журналист по призванию. В первую редакцию устроилась в 1992 году случайно, отец был редактором и взял корреспондентом. Более 25 лет работала в районных газетах Карелии ("Диалог", "Новая Кондопога"). Получила несколько уроков от власти. Первый: не жди справедливости, но работай ради нее. Второй: гни свою линию. Третий: сомневайся во всем, старайся быть честной. Наверное, есть что-то более интересное, чем журналистика, но не для меня. Член Союза журналистов России.

Начальник отдела правового обеспечения Министерства сельского и рыбного хозяйства Карелии Янина Иванова внесла предложение, суть которого сводится к тому, чтобы запретить жителям республики публично, вслух высказывать свое мнение по поводу выделения акватории озёр под садки для разведения форели. Это было 15 июля, по завершении заседания комиссии министерства, о которой «Черника» рассказывала.

Янина Иванова. Фото: Юлия Шевчук.

ЦИТАТА:

«Я предложила вариант. Либо мы в закрытом режиме проводим комиссию. Либо общественные слушатели не выражают свое мнение и не высказываются, а являются только слушателями. Всё. Дабы избежать давления на членов комиссии».

Напомним общеизвестный факт: 70 % форели вРоссии производят на фермах, организованных на чистых озерах нашей республики. Последствия деятельности рыбоводов настолько очевидны для местных жителей, что сегодня общественное мнение отрицательно относится ко всем новым инициативам по увеличению объёмов производства.

В республике идёт война: жители, объединившись с органами местного самоуправления, учёными, депутатами, научились отстаивать свои права, выступают против политики правительства республики по увеличению объемов выращивания аквакультуры, и надо сильно стараться, чтобы этого не замечать. Маскировкой проблем занято профильное министерство под руководством Владимира Лабинова, который уверен, что заявленный учёными максимальный объём производства форели в республике (35 тонн в год) неверен. Его позицию разделяет глава Карелии Артур Парфенчиков, оценивший 35 тонн в год как странную норму. «Черника» писала об этом здесь.

В условиях, когда правительство не владеет информацией о реальном положении дел на озёрах республики, где уже 40 лет ведется производственная деятельность, говорить о дальнейшем наращивании объемов жителям кажется неверным. Бюджет не выделяет средств на проведение исследований на озёрах, поэтому объективно оценить последствия деятельности форелеводов невозможно. Вот жители и основываются на том, что видят своими глазами: загубленные маленькие озёра, грязная, дурно пахнущая вода, зарастание береговой зоны, исчезновение рыбы. Форелеводы закидывают удочки даже на так называемые питьевые озера, хотя реакция жителей в этих случаях на сто процентов предсказуема.

В такой ситуации работа комиссии Минсельрыбхоза Карелии находится под пристальным вниманием общественности, ведь именно она принимает решение: предоставлять участки под новые садки на озёрах Карелии или нет. Представители министерства не раз публично приглашали жителей приезжать на комиссию и высказывать своё мнение. Это право закреплено за гражданами законодательно. Можно вспомнить хотя бы федеральные законы об аквакультуре и об организации местного самоуправления, не говоря о праве на свободу мысли и слова, свободу выражать свои убеждения. Поэтому инициатива Янины Ивановой идет в разрез не только с законодательством, но и, надеемся, с политикой министерства. Хотя это уже не первый сигнал о том, что к свободе выражения мнений у сотрудников Минсельрыбхоза Карелии свой собственный, выработанный практикой, ведомственный поход.

Проведение комиссии регламентировано приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 11.03.2015 № 94 «Об утверждении Порядка деятельности комиссии по определению границ рыбоводных участков». Прочитав все семь страниц документа, мы не смогли обнаружить в приказе ни слова о закрытом режиме проведения. Также не смогли найти ссылок на то, что, как сообщила в разговоре Янина Иванова, председатель комиссии имеет право принять решение о проведении заседания в закрытом режиме. О том, чтобы не давать присутствующим слова, мы также не нашли указаний. Не нужно быть юристом, чтобы понимать, что таких норм просто не может быть.

В п. 14 говорится: «На заседание Комиссии могут приглашаться без права голосования представители юридических лиц, заинтересованных федеральных органов исполнительной власти (их территориальных органов), органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных организаций, а также граждане, в том числе индивидуальные предприниматели (их уполномоченные представители)».

Формирование границ рыбоводных участков осуществляется в порядке, установленном постановлением Правительства РФ от 11 ноября 2014 г. № 1183 «Об утверждении правил определения границ водных объектов…». В этом документе при всём старании мы также не смогли найти подтверждений слов начальника отдела правового обеспечения Минсельрыбхоза Карелии Янины Ивановой.

Наоборот, в п. 5 читаем: «Орган государственной власти при определении границ рыбоводных участков учитывает:
а) предложения граждан, общественных объединений, юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей, объединений юридических лиц (ассоциаций и союзов), муниципальных образований (далее – предложения)».

Каким документом зафиксирована норма, что предложения можно вносить только письменно и только в определенный министерством срок? Ведь в обоснование своего предложения Янина Иванова говорила, что общественное мнение в министерстве учитывают, оно приобщено к материалам комиссии. А раз так, если следовать ее логике, то комиссию можно проводить в закрытом режиме или же пусть пришедшие помалкивают.

Действительно, в объявлении о проведении комиссии обозначено время приема предложений и замечаний общественности. Однако почему это может помешать прийти на комиссию и высказаться?

На примере комиссии 15 июля мы видим: принято во внимание и приобщено к материалам обращение заонежан, поступившее в Минсельрыбхоз позже обозначенного им срока, то есть позже 16 часов 13 июля. Или же это было сделано министерством не из желания максимально полно учесть мнение жителей, а только потому, что обращение 14 июля, накануне проведения комиссии, поступило в адрес председателя карельского парламента Элиссана Шандаловича? А он, в свою очередь, публично высказался в поддержку жителей и попросил министерство учесть мнение заонежан? Если это так, следовательно, правила министерства нарушать можно, но исключительно руководителю представительной власти республики? Или же сроки подачи предложений – это условная норма, вовсе не обязательная для исполнения?

Обратимся к судебной практике, которая есть в Карелии. В частности, к решению Верховного суда РК по делу об РВУ на озере Верхнее Куйто от 23 апреля 2019 года:

Решение Верховного суда Республики Карелия, стр. 6.

Суд указывает на то, что обеспечить учет мнения граждан по вопросам, касающимся аквакультуры, министерство ОБЯЗАНО.

Теперь о том, что же подвигло госслужащую, нерядового сотрудника министерства Янину Иванову на инициативу, нарушающую конституционные права граждан?

На комиссии автор этих строк попросила слова, когда обсуждали РВУ на озере Салонъярви. (Возникла заминка, потому что председательствующий живо откликнулся и разрешил выступить, а сотрудник, отвечающий за ведение протокола, возражал.) Дело в том, что член комиссии Янина Иванова задала вопрос: сколько человек на слушаниях в Суоярви 6 марта 2020 года проголосовали против выделения акватории Салонъярви под РВУ? Ей ответили, что 17. Но не уточнили, что, согласно протоколу, один из участников слушаний собрал более ста подписей земляков и принес их на слушания, они приобщены к протоколу и отправлены в министерство. Как говорится, почувствуйте разницу: 17 и 114. Именно для того, чтобы озвучить цифру, автор этих строк и попросила слово, буквально на полминуты.

На этом представители общественности не успокоились. Помощник председателя комитета по природопользованию и экологии Законодательного собрания РК, член ЛДПР Александр Жидков (Кондопога) попросил слова и сообщил о том, что думает о возможности организации новых садков в Кефтень-губе главный научный сотрудник лаборатории экологии рыб и водных беспозвоночных Института биологии КарНЦ РАН, доктор биологических наук Ольга Стерлигова. Её отзыв был получен Александром Жидковым по депутатскому запросу. Она считает, что ранее проведенные исследования доказывают: никак нельзя допустить выделения в этой губе еще одного участка под форелевую ферму. Александр зачитал отрывок из ее заключения.

Эти два коротких выступления, видимо, не понравились Янине Ивановой. Вернее, не понравилось, что кто-то может высказаться и тем самым, по ее мнению, давить на комиссию. То, что странная инициатива нарушает право граждан на участие в решении вопросов местного значения, на свободу мысли и слова, ее не смущает. Желание в тишине кабинета решать важные для людей вопросы непоколебимо.

Видимо, это стиль министерства, о котором журналисты знают не понаслышке. Мы рассказывали о случае, когда министр сельского и рыбного хозяйства Владимир Лабинов вынудил покинуть важное совещание журналиста Антонину Кябелеву по той причине, что его не устраивают материалы, которые готовит заслуженный журналист Республики Карелия Кябелева. Союз журналистов республики обратился в прокуратуру республики с просьбой проверить законность таких действий. Надеемся на то, что поступок министра получит достойный ответ контролирующего органа.

Следом за министром неуважение к закону демонстрирует начальник отдела правового обеспечения этого ведомства, которая пытается инициировать выставление людей за дверь и затыкание им ртов. Надеемся, что предложение юридической службы министерства не найдет поддержки у тех государственных служащих, которые чтят Конституцию страны, закон и уважают права граждан.