Александр Степанов

Александр Степанов

Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.

На прошлой неделе в Петрозаводском университете состоялась «научно-практическая» конференция «Христианские ценности и научное познание как ресурс развития общества». Читаю о ней в СМИ и удивляюсь – неужели в моем родном Петрозаводском университете происходит такое действо? Ведь фактически университет, проводя подобные «научные» мероприятия, скатывается в какое-то мракобесие…

Например, проректор Петрозаводского университета по научно-исследовательской работе Владимир Сюнев в приветственном слове к участникам конференции заявил: «Мы помним из философии, что такие столпы философской мысли, как Фридрих Ницше и даже Карл Маркс, отрицали христианские ценности. И понятно, что воплощение этих теорий в конкретные вещи, не надо здесь комментировать, к чему привело… »

Хотелось бы напомнить уважаемому проректору, что привело это, например, к появлению в самое «безбожное» и тоталитарное время того самого Петрозаводского госуниверситета, где он сейчас работает и получает зарплату. Более того, еще со времен Российской империи, с восемнадцатого века, в нашем высшем образовании сложилась одна традиция. Как писал Ломоносов:

«В университете неотменно должно быть трем факультетам: юридическому, медицинскому и философскому. Богословский оставляю синодальным училищам».

Да, главным отличием Московского университета от европейских было отсутствие в нем богословского факультета! Университет имел исключительно «светский» характер, научные исследования были отделены от веры в потусторонний мир и разные чудеса. Петрозаводский университет и от этих традиций теперь отказывается? Ведь когда тот же митрополит Петрозаводский и Карельский Константин заявляет, что «все это противопоставление веры, науки – чисто политические вещи. Это – чистейшей воды конъюнктура», то мне становится обидно за Михайло Ломоносова и целую плеяду великих русских и советских ученых, в том числе нобелевских лауреатов, от Ильи Мечникова до Жореса Алферова. Они четко отделяли науку от религии.

Конечно, среди прочих выступлений нельзя не пройти мимо всех тех откровений, которые выдал в СМИ председатель Объединения православных ученых Геннадий Заридзе. Объявивший заодно о создании в ПетрГУ клуба «Наука и религия». Господин Заридзе заявил, что Карелии необходимо православное просвещение, чтобы бороться с «современными европейскими ценностями»: однополыми браками, педофилией и эвтаназией. Которым, мол, должна противостоять христианская, православная Россия.

Вообще, сначала нужно констатировать, что как либеральные представления о «цивилизованной» Европе, в которой мол, создан идеальный социально-экономический и политический порядок, так и православно-консервативные представления о «Гейропе» стоят друг друга. Это все карикатуры на действительность и нынешние события на площадях Парижа и Барселоны показывают нам, что европейская реальность сильно отличается как от той, так и от другой доктрины.

Замечу только, что педофилия наказывается в Европе и США крайне жестко. Например, известны случаи, когда за связь с учениками, не достигшими возраста согласия, учительницы в США получали длительные тюремные сроки. Да и судьба скончавшегося сегодня небезызвестного Владимира Буковского показательна. Несмотря на все заслуги перед Западом во время «холодной войны» с СССР, британская полиция взяла за цугундер «правозащитника» Буковского только за скачивание из интернета детской порнографии. Да, болезненное увлечение проблемами всяческих меньшинств в Европе действительно имеет место, это эффективный метод тамошнего правящего класса увести политически активных людей от гораздо более серьезных социально-экономических проблем. Но в данном конкретном случае, рассуждая про европейскую педофилию, господин Заридзе нес полную околесицу. А уж что касается эвтаназии, то это конкретная и очень сложная нравственная проблема и у кого умирал в мучениях близкий родственник, хорошо это понимает.

Но главное, что вбивает в голову нынешняя пропаганда РПЦ – что без нее, без церкви и религии нет якобы никакой морали и нравственности. А почему? На каком основании церковь претендует на монополию в таких сложных вопросах? Приведу простой пример. Возьмем хоть десять заповедей из Ветхого завета, ну хотя бы некоторые из них:

— Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе.

— Не убивай.

— Не прелюбодействуй.

— Не кради.

А потом возьмем статистику с 1991 года, когда у нас началось так называемое «духовное возрождение». Статистику по находящимся в домах престарелых, по убийствам и нанесению тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, разводам и развитию проституции, кражам и грабежам. И сравним ее, например, с бездуховным и атеистическим 1980-м годом. Везде мы видим заметный, если не катастрофический рост. Что-то не то с «православной духовностью» получается, несмотря на множество построенных храмов и кучу поставленных везде крестов. Не так ли?

Почему атеистическое общество, несмотря на все его несовершенство, могло обеспечить более высокий уровень соблюдения своими членами моральных и нравственных норм по сравнению с нынешним, показушно-религиозным? Может быть именно эту проблему и стоило обсудить на «научно-практической» конференции в стенах Петрозаводского университета?