Андрей Туоми

Андрей Туоми

Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).

Коррупция в РФ достигла того уровня, когда она сама разрабатывает законы для собственного регулирования

Министерство юстиции России отказалось раскрыть доклад для Правительства, по которому коррупционные правонарушения будут оправдывать «обстоятельствами непреодолимой силы». Ранее Минюст опубликовал уведомление о разработке законопроекта, по которому коррупционеры могут быть освобождены от ответственности, если есть «объективные причины», по которым они не соблюдают запреты по службе.

Слово «коррупция» не случайно имеет общий корень со словом «коррозия» и в широком смысле коррупцию можно и нужно считать процессом коррозии государства. Как и банальная ржавчина коррупция начинается с незначительного повреждения защитного слоя, прикрывающего металл от внешнего воздействия (в случае с государством таким защитным слоем является эффективно работающее законодательство). Чем дальше заходит процесс коррозии, тем труднее с ним бороться. И в конце концов ржавчина полностью уничтожает металл.

Естественно, у коррупции есть несколько стадий внедрения и укрепления в государственной системе ценностей и общественных отношений: от мелких коррупционных правонарушений до всепоглощающей коррупции, уничтожающей государственные основы, законодательство и общественную мораль. И на одной из последних коррупционных стадий появляется как раз законодательное оправдание коррупции, как явления.

Пусть вас не смущают формулировки типа «обстоятельств непреодолимой силы», под которыми при большом желании можно понимать все, что угодно. Эта формулировка — как раз та самая маленькая брешь в плотине, в которую устремится коррупционный поток, размывающий все на своем пути.

С такой же легкостью можно оправдать коррупцию, например, «государственными интересами» и ввести соответствующее понятие в действующие законы. Или, например, совершенно спокойно можно оправдать коррупцию «интересами обороноспособности страны».

Формулировка не имеет ровно никакого значения. Значение имеет только то, что коррупция в стране достигла таких неимоверных масштабов, что она сама способна изменять законодательство государства во имя процветания коррупции, когда сами коррупционеры начинают переписывать законы в свою пользу и в собственное оправдание.

Конечно же, это переломный этап в жизни России. Много лет и даже десятилетий власть в стране просто изображала борьбу с коррупцией, проводя показательные публичные порки отдельных коррупционеров, которые, на поверку оказывались повинны только в том, что пытались надуть саму систему, что где-то и с кем-то не поделились или перешли дорогу вышестоящему начальнику в коррупционной вертикали.

Нынче же власть перешла на новый качественный уровень узаконивания коррупции, как таковой. Естественно, публичные порки нашкодивших системе чиновников продолжатся, как и продолжаться громкие заявления об успехах на ниве борьбы с коррупцией. Но сама коррупция от этого не исчезнет, не уменьшится и ничуть не пострадает.

Напротив, Россия перейдет в стадию практически неуправляемой коррозии государства, которая, в конечном итоге, приведет к полной деградации законодательства, общественных отношений, всех ветвей власти и, в конце концов, к полному банкротству государства, к его развалу и уничтожению.

Ничего нового в России не происходит. Этот деградационный путь проходили многие государства и многие его еще пройдут. Разве что для Российской Федерации этот путь совершенно предсказуемо может, во-первых, существенно растянуться во времени, а во-вторых, привести не к реформам и модернизации государства, а к полной ликвидации такового.

К сожалению, коррупция затрагивает не только вертикаль и все ветви власти, но и общество. На определенном этапе коррупция, как явление, перестает быть осуждаема в обществе. Более того, в сам коррупционный процесс оказывается втянуто настолько значительно количество граждан государства, что коррупция — как мелкая, так и крупная, — становится обыденным, привычным явлением, для которого находятся сотни оправданий. И общественное понимание того, что «коррупция — это нормально», и есть начало конца.

К счастью, не все еще в России признают коррупцию нормой. С этим явлением в государстве продолжают бороться. И когда сама государственная власть настолько погрязла в коррозии, что не в состоянии уже ей противостоять, вся надежда остается только на внегосударственные структуры, общественные организации и партии.

Эмилия Слабунова, депутат Законодательного Собрания Республики Карелия, председатель партии «Яблоко» так прокомментировала новую «коррупционную инициативу» российского правительства:

«Попытка оправдать коррупцию просто позорна! Никакие обстоятельства, преодолимой или непреодолимой силы, не могут служить основанием положить деньги налогоплательщиков в карман коррупционера. Со 138 места в рейтинге Transparency International по уровню коррупции за 2018 год, видимо, поставлена цель совершить «прорыв» на самое коррупционное дно. Следует незамедлительно отправить в отставку того, кто выступил с инициативой такого законопроекта и участвует в его разработке».