«Когда карельское казачество…»

1
544
Казаки. Архивное фото
Казаки. Архивное фото

Карельское казачество. Удивительное словосочетание. На слуху – донское, запорожское. А тут – карельское. Карельское казачество, карельское казачество – долбится в затылке и потихоньку  вытягивает из глубин памяти сначала расплывчатую, а затем все более и более четкую картинку.

Осень 1980 года. Рота курсантов мореходки едет из Ленинграда на «войнушку» в Лиепая.  Поезд прибывает  днем, а забирать в бригаду подводных лодок будут только вечером. За плечами 4 года казармы.  Впереди двухмесячные сборы, плавпрактика, диплом и такая манящая своей взрослостью жизнь. Теплый ветер почти иностранного города пьянит свободой. Для усиления эффекта мы покупаем несколько бутылок портвейна и тут же на улице  приговариваем их под банку леденцов «монпасье».  Мы уже большие парни – нам по 21. Мы шатаемся по вечереющим улочкам. Нам весело, но чего-то явно не хватает. Натыкаемся на прибалтийскую парикмахерскую. Денег почти не остается, но девушка очень симпатичная и удивительно приветливая.  За 35 копеек соглашается подстричь наголо любых пять человек. Собираем по карманам мелочь. Еще полчаса развлекаемся  вокруг лысеющих на глазах черепов друзей, а затем подтягиваемся к месту сбора – вокзальной площади.

Казаки на дореволюционной открытке
Казаки на дореволюционной открытке

Здесь под часами полно черных шинелей. Бренчат гитары, поют песню Макаревича про «птицу удачи», которая «не верит людским рукам». Когда мы подходим и приветственно снимаем фуражки с  сияющих голов, музыка обрывается … несколько секунд длится пауза…и тут же гитаристы, перемигнувшись, переходят на блатные аккорды с одесским акцентом:

«Когда еврейское казачество восстало,
В Биробиджане, ой да был переворот.
А кто затронет  родной Биробиджан,
Тому кадухес будет на живот».

Я до сих пор не знаю, что это за кадухес такой, почему он будет на живот, да и не помню уже других куплетов, но тогда эта песня так здорово легла на наши отчаянные бесшабашные души, лысые головы и луженые глотки, что мы тут же подхватили солистов и припев нас орало уже человек тридцать.

«Мики левой, Мики правой,
Рабинович – запевай!
Бей барабан, бей барабан!
За родной Биробиджан!».

К третьему куплету к хору присоединились трое взрослых мужиков из зала ожидания. Они имели ярко выраженную семитскую наружность и были тоже не совсем трезвы. С особым удовольствием эта троица выкрикивала слова припева «Рабинович, запивай!», делая ударение на «и» и заливаясь заразительным смехом. К пятому куплету казалось, что поет, прищелкивает, присвистывает и притопывает  весь вокзал…  Прощаясь с нашими новыми иудейскими братьями, мы разве что не расцеловались.…

Прошло 35 лет. Как водится, курсанты повзрослели и остепенились. Обзавелись семьями и должностями. Ходят слухи, что один из наших майкопских кадетов после ухода с флота  лично приложил руку к становлению  кубанского казачества. Может и так. У меня самого есть хорошие знакомые среди казаков. Наверное, они искренне верят в свою исключительную миссию – спасение России – и  заслуживают уважения к этой своей вере. Наверное, все это очень серьезно…

Казак. Фрагмент старинной открытки
Казак. Фрагмент старинной открытки

Но я ничего не могу с собой поделать. Каждый раз, когда я слышу словосочетание «карельские казаки», память безжалостно возвращает меня в осень 1980 года. Где под центральными часами привокзальной площади несколько дюжин хорошо подгулявших ребят в черной морской форме, вооруженные двумя гитарами и чувством собственной безнаказанной значимости, весело орут про еврейское казачество.  Они вкладывают в песню всю свою нерастраченную молодецкую дурь, не помышляя ни об антисемитском подтексте, ни о возможном оскорблении чьей-то веры. У них все еще впереди.

«Рабинович, запевай!»

P.S. Данная статья – это первая эмоциональная реакция на новый законопроект № 583-V, внесенный главой Республики Карелия в Законодательное собрание. Законопроект касается некоторых преференций в предоставлении земли казачьим обществам и религиозным организациям. Вопрос, безусловно,  требует глубокого всестороннего анализа, а это так – эмоциональная рефлексия, никак не связанная с содержанием закона по существу.

Оригинал публикации: http://blog.karelia-zs.ru/