Как прокурор становится популистом

0
363
Генпрокуратура России. Фото: vk.com
Генпрокуратура России. Фото: vk.com

Популизм и демократия соседствуют. Они даже органично дополняют друг друга. Теоретики политической мысли ведут многолетние споры о том, можно ли разорвать эту сомнительную связь. Как переопределить демократию, чтобы поведение массового избирателя не описывалось в категориях «прагматичен» и «влюбчив»? Конечно, крайне важно заниматься политологическим просвещением. Более образованная публика ориентируется на перспективу, старается критически переосмыслить происходящее, постоянно сомневается. Она понимает, что за выполнением популистских обещаний должна стоять целая система сложных стимулов и доступных ресурсов.

Эти размышления оказываются предельно актуальными, если выделить популистский вектор в ныне происходящих медийно-политических дискуссиях. Представьте, что какой-нибудь политик или целая партия в желании понравится электорату продекларирует: если мы придем к власти, то будет введен мораторий по оплате всех текущих потребительских и ипотечных кредитов, банки получат компенсации, но граждане не должны испытывать трудности в условиях ухудшения состояния национальной экономики и появлении обоснованных сомнений в стабильности путинской стабильности. А если еще этот политик или целая партия заявят, что в случае электоральной победы, получив право «поправить» действующие законы, первым делом отменят обязательные платежи на капитальный ремонт многоквартирных домов и, например, в месячный срок в двукратном размере вернут собственникам все ими уже уплаченное.

Капремонт. Фото: kvartirybox.ru
Капремонт. Фото: kvartirybox.ru

Скорее всего, ради обещанного материального благополучия наши сограждане сделают «правильный выбор». Зачем выбирать «хорошую» власть, чтобы та в результате упорной деятельности через много лет сделала жизнь чуть лучше, если «нехорошая» власть гарантирует «чуть лучше» прямо здесь и сейчас? Многие эфемерные категории, вроде гражданских свобод, могут быть на время отставлены в сторону. – Конечно, приписывать соотечественникам вовсе не возвышенные, а сугубо приземленные мотивации, было бы абсолютно неверно. Здесь даже социологические исследования могут быть во вред. Ничего они не выявят и не покажут.

Чтобы выйти из искусственного положения «вне игры», большинство политических теоретиков идет по пути предположения, что мы все еще живем в традиционном обществе, сознание наших сограждан архаично и воспринимает популизм как должное, а власть как сакральную. В архаичном сознании, как известно, добивающиеся поддержки политики и целые партии выступают этакими символическими маркерами удачи. Ведь с одними ассоциируется благоволение фортуны (сопровождаемое непременным «вставанием с колен», что «не может нравиться нашим недругам»), а с другими – нет. По этой логике, если какой-то конкретный политик или целая партия угодны богам, природе или мировому рынку природных ресурсов (о чем недвусмысленно свидетельствуют удачная охота, хороший урожай импортозамещающей картошки или высокие цены на нефть), они могут оставаться у власти сколь угодно долго.

При всем глубоком почтении к историко-культурным изысканиям, стоит полагать, что в данном случае было бы ошибкой утверждать, что в современной России воспроизводятся такого рода архетипические отношения. После всего, что произошло со страной в ХХ веке, вряд ли стоит говорить о сакральности наших правителей. Скорее о страхе, который остался в сознании многих миллионов людей после кровавого кошмара сталинизма и транслируется через воспитание новым поколениям. Можно говорить и о патронаже, но как о форме вполне прагматического отношения к власти. Ведь совершенно очевидно, что толпы людей, вдруг пожелавших вступить сперва в «Единую Россию», а затем в «Общероссийский народный фронт», мотивированы не верой в кого бы то ни было, и даже не идеологией, а своеобразно понимаемой выгодой. Такова отечественная форма современного рыночного прагматизма в отношениях с властью. Она тоже обусловлена советским наследием.

Офис Общероссийского народного фронта находится в самом центре карельской столицы. Фото: Валерий Поташов
Офис Общероссийского народного фронта находится в самом центре карельской столицы. Фото: Валерий Поташов

Однако мир российской политики становится все более сложным и противоречивым. А в роли популиста вдруг предстает … Генеральная прокуратура Российской Федерации. Именно надзорное ведомство неожиданно заявляет, что сборы на капитальный ремонт многоквартирных домов неконституционны. Дескать, во всех ранее принятых законах, положениях и правилах не конкретизируются «объемы и сроки распоряжения финансовыми ресурсами» и не определен «порядок их возврата, что может создать условия, при которых собственники помещений не смогут распоряжаться деньгами, перечисленными на счет оператора». Это ведет к нарушению Основного закона.

Всем очевидно, что у государства нет денег на ремонт, а граждане считают несправедливым платить за то, чего могут не увидеть и не почувствовать. Нет ни расчетов, ни обязательств, ни нормальной, прозрачной процедуры. Есть понимание, что бесконечно долго может корректироваться план ремонта конкретного дома «с учетом доходов и увеличения цены за капремонт». Именно в таких условиях и создается благоприятная среда для политиков-популистов. Вот только строки «Генеральная прокуратура РФ» в бюллетене для голосования никто не увидит. Даже на единороссовских праймериз 22 мая.

Загрузка...