Горькая «каша» для карельских детей

0
1971
Понимает ли глава Карелии, какую кашу он заварил, предложив назначить на пост детского омбудсмена республики партийного функционера Сараева? Фото с личной страницы губернатора Артура Парфенчикова в социальной сети Facebook
Понимает ли глава Карелии, какую кашу он заварил, предложив назначить на пост детского омбудсмена республики партийного функционера Сараева? Фото с личной страницы губернатора Артура Парфенчикова в социальной сети Facebook

Первые шаги по осуществлению предвыборного лозунга нового главы Карелии Парфенчикова «Порядок, развитие, результат» начинают давать свои горькие плоды. Если бы речь шла об «изобретении карельских бабушек» – мармеладе из дикорастущей рябины, которым генерал-пристав обещал завалить отечественный рынок, но производство так и не организовал – куда ни шло. Но сегодня разговор о больном. О защите прав детей, от слез которых нынешняя государственная защитница бегает при полном равнодушии власти. За гранью добра и зла оказалась и процедура выборов нового детского омбудсмена Карелии, в ходе которой проявилось отношение господина Парфенчикова к гражданскому обществу, его мнению и запросам.

В начале октября общественность республики неожиданно узнала, что полномочия детской правозащитницы Старшовой близятся к финалу, последним денем ее бесславной карьеры станет 20 ноября. Как оказалось, на нее не распространяется принятая прежним депутатским корпусом Законодательного собрания Карелии поправка о продлении полномочий омбудсмена до пяти лет, хотя прежний руководитель губернаторской администрации Моисеев заверил представителей общественности в обратном.

Детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily
Детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily

2 октября шум подняла «Черника». Важный момент: введенные Моисеевым в заблуждение общественники не узнали бы о завершении карьеры Старшовой и предстоящих выборах омбудсмена, не случись спровоцированной ее действиями семейной драмы. Житель заонежской деревни Лонгасы многодетный отец Михаил Логинов случайно оказался осведомлен о скором переизбрании Старшовой и поделился информацией с журналистом. Мы первыми сообщили и о том, что сроки выдвижения кандидатов поджимают: последний день подачи документов – 20 октября, но гражданское общество поставить в известность не спешат.

Тогда же мы предположили, что судьба кресла омбудсмена уже предрешена – «по наследству» оно, скорее всего, перейдет к верному партийцу – руководителю регионального штаба «Единой России» Геннадию Сараеву (он проговорился в своем кругу, что согласился на предложение замглавы Карелии по региональной политике Владимира Любарского занять должность детского омбудсмена). Вероятно, таким нехитрым способом руководство республики решило освободить кресло руководителя штаба «ЕР» перед ответственными выборами 2018 года, выдав неуспешному бывшему руководителю бонус в виде должности, на которую он упорно прежде стремился.

Партийный функционер Геннадий Сараев выдвинут кандидатом на пост детского омбусмена Карелии. Фото: karel.er.ru
Партийный функционер Геннадий Сараев выдвинут кандидатом на пост детского омбусмена Карелии. Фото: karel.er.ru

Буквально на другой день, 3 октября, глава республики в спешке утвердил порядок учета мнений общественности о кандидатах в детские омбудсмены. Им также было дано поручение вновь испеченному министру национальной и региональной политики Карелии (из названия не случайно выпало одно из ключевых направлений – «по связям с общественностью») подобрать претендентов на эту должность.

Общественность это проглотила. Никто не стал поднимать шум из-за того, что чиновники выискивали кандидатов, обзванивая подходящих персон из министерских кабинетов. Доходило до смешного: поучаствовать в конкурсе предлагалось людям, которые не могут претендовать на эту должность, поскольку не имеют достаточного образования или не подходят по возрасту. Кому-то открыто говорили: будешь техническим кандидатом, и желающие нашлись. Демократия отдыхала. В итоге за пару дней список сверстали. Возможно, в него не попали те, кто хотел попытать удачу, но так и не узнал, что объявлен конкурс – официальная информация отсутствовала.

Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов
Правительство Карелии. Фото: Валерий Поташов

5 октября на сайте правительства Карелии появился список из четырех претендентов на должность детского омбудсмена и информация, предлагающая гражданам, представителям общественных объединений, депутатам Законодательного собрания направлять свои мнения о кандидатах на электронный адрес карельского Миннаца до 11 октября. А за три дня до окончания приема отзывов начала «глючить» электронная почта министерства: письма в поддержку кандидата Елены Пальцевой перестали уходить адресату. Нам известно, что не могли отправить свое мнение жители Великой Губы, Медвежьегорска, Петрозаводска. Руководитель КРОО «Заонежье» Валентина Сукотова, у которой тоже не получилось отправить письмо в Миннац, стала обзванивать руководство этого ведомства, но связаться удалось только с Тойни Мигуновой, которая ничего про голосование не знала. Разбирательство закончилось тем, что Сукотовой дали другой адрес, принадлежащий специалисту первой категории, которая, якобы, и собирала отзывы. Скольким гражданам и общественным организациям не удалось заявить о своей поддержке кандидатов (или кандидата), одному Богу известно.

«Топорно и цинично», как выразилась кандидат на должность детского омбудсмена Елена Пальцева, руководители республики поиграли с гражданским обществом, пообещав, что решение о кандидате на должность будет принято после проведения в Общественной палате Карелии 19 октября дискуссии на тему «Защита прав детей – какой она должна быть?». Не станем повторяться, о «диалоге всех со всеми» рассказали многие республиканские СМИ. Честного и открытого разговора о проблемах детства не получилось. Ведущая дискуссионного клуба Наталья Вавилова неоднократно повторяла, что все высказывания протоколируются, и только с их учетом глава республики Парфенчиков примет окончательное решение. Но тем же вечером, не дожидаясь протокола и демонстрируя полное пренебрежение мнением правозащитников, отсутствовавший на территории Карелии Парфенчиков направил в Законодательное собрание Карелии кандидатуру партийного функционера «Единой России» Геннадия Сараева.

Общественная палата Карелии провела публичное обсуждение кандидатов на пост детского омбудсмена. Фото: Валерий Поташов
Общественная палата Карелии провела публичное обсуждение кандидатов на пост детского омбудсмена. Фото: Валерий Поташов

Представляя своего кандидата, Парфенчиков перечислил поддержавшие Сараева общественные организации, чем вызвал бурю негодования в гражданском обществе Карелии. Активисты рассказывают, что от списка сильно попахивает мухляжом. Ряд так называемых общественных организации вообще не имеют регистрации. Многие руководители поддержавших Сараева общественных структур работают в бюджетных организациях и откровенно кормятся за счет близости к власти и всевозможных получаемых при ее поддержке грантов. О поддержавших кандидатуру Елены Пальцевой организациях и гражданах общественность так ничего и не узнала.

Усугубляя раскол гражданского общества, и, вероятно, тем самым намеренно ослабляя его, «команда однокашников», как называют нынешнее правительство Карелии, не понимает, что роет себе яму, из которой ей уже никогда не выбраться. Не задумываются в правительстве о репутационных рисках, связанных с неоднозначностью выдвинутой на должность детского омбудсмена кандидатуры.

Команду Парфенчикова называют "командой однокашников": со многими губернатор учился в одной школе, как в вице-премьером Подсадник. Фото с личной страницы главы Карелии в социальной сети Facebook
Команду Парфенчикова называют «командой однокашников»: со многими губернатор учился в одной школе, как в вице-премьером Подсадник. Фото с личной страницы главы Карелии в социальной сети Facebook

В медийное поле то и дело прорывается информация о фактах его биографии, не совместимых с должностью детского правозащитника, и, как требует клятва омбудсмена, способного действовать на основании справедливости и голоса совести человека. На заре своей карьеры Сараев работал в одном из подразделений МВД Карелии, где, по его словам, налаживал психологическую службу, но уволился из него сам, хотя, по утверждению ветеранов милиции, в ту пору в МВД действовали жесткие правила, и покинуть службу можно было только по болезни, либо по причине серьезных дисциплинарных нарушений. Памятна и нашумевшая в 2014 году трагедия в Пудожском районе, где погибла девочка-велосипедистка под колесами автомобиля, в котором ехал «важный человек из «Единой России» Сараев, ошеломивший свидетелей своим поведением и тем, как убеждал кого-то по телефону замять эту историю…

Но самый главный вопрос, который обсуждается сегодня общественностью: может ли уже претендовавший три года назад на должность детского омбудсмена Геннадий Сараев занять этот пост после череды прогремевших на всю страну скандалов и чрезвычайных происшествий с детьми, случившихся за это время в Карелии? Погибшие в результате действий педофилов курсанты речного училища – это жертвы однопартийца и товарища Геннадия Сараева Ивана Романова. Известно, что Сараев фигурировал в этом деле, как фигурировали некоторые другие члены партии власти. Еще одной трагедии – на Сямозере – могло не быть, если бы за год до гибели детей карельский детский омбудсмен Старшова и ее покровители в правительстве, которое, как известно, состоит в основном из представителей «ЕР», прислушались к жалобам родителей и закрыли «лагерь смерти». Где был Сараев и его партийный ресурс, когда в ходе оптимизации закрывались школы и детские сады, а родители искали и не находили понимания у власти? Молчанием обошли в «ЕР» многочисленные выступления родителей, чьи дети стали жертвами мошеннических схем застройщиков в Петрозаводске…

Сегодня сколько угодно можно заявлять о заслугах «Единой России» в улучшении положения детей, о чем вещали и сам Сараев и его сторонники во время публичной дискуссии в Петрозаводском университете, устроенной Общественной палатой Карелии, но результатов этого что-то не видно. Голос совести в той среде упорно спит, сколько не пытаются разбудить его общественники, работающие с реальными проблемами детства.