Детский омбудсмен Карелии не выполнила обещание позаботиться о многодетной семье

0
1032
Детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова. Фото: Губернiя Daily

Сомнения в профессиональной пригодности Оксаны Старшовой, назначенной на должность уполномоченного по правам ребенка в Карелии с подачи прежнего главы региона Александра Худилайнена, не первый год высказывает правозащитная общественность республики. Примеров, подтверждающих неумелую и некомпетентную деятельность омбудсмена – множество, достаточно вспомнить трагедию на Сямозере, которую детский омбудсмен могла предотвратить. Расскажем сегодня об одном из последних фактов, когда ее помощи так и не дождались четверо детей из карельской глубинки.

8 июня на Первом канале в скандальном шоу Александра Гордона «Мужское/Женское» по-плохому «прославилась» Карелия. К ведущему программы обратилась 16-летняя жительница поселка Кривцы Пудожского района, которую вместе с двумя сестрами 14 и 8 лет и 10-летним братом два года назад бросила мать, уехавшая «на заработки» в Петрозаводск и прекратившая всякую помощь детям. Многодетная семья живет очень трудно, потому что отец детей – Александр Сулейко – родитель тоже далеко не образцовый, не имеющий постоянной работы и частенько пьющий, хотя детей по-своему любит и пытается о них заботиться. Доход семьи составляет 5 тысяч рублей в месяц и складывается из детских пособий, но и эти скудные средства наполовину пропиваются отцом.

Слабонервным людям это шоу лучше не смотреть: плачущие дети, их истерично орущая мать, жалкий отец, отчаявшаяся 80-летняя бабушка…

Фрагмент шоу. Фото: 1tv.ru
Фрагмент шоу. Фото: 1tv.ru

На другой день после эфира по просьбе журналистов эту передачу прокомментировала детский омбудсмен Оксана Старшова. Сказав для сайта «Петрозаводск говорит», что посмотрела программу «фрагментарно» (видимо, тоже берегла свои нервы), уполномоченная заявила, что «семья Сулейко уже давно находится на контроле у органов опеки и попечительства Пудожского района, но не по тому, что она неблагополучная, а по тому, что многодетная». В 2014 году органы опеки ставили вопрос об ограничении прав обоих родителей в отношении старшей дочери, которая больше времени проводила с бабушкой. Однако мать и отец в суде доказали, что оснований для ограничений нет. Но уже через год женщина оставила своих детей и уехала в Петрозаводск. Воспитанием четверых несовершеннолетних занялся отец, на которого дети не жаловались.

Даже не посвященный в тонкости законодательства по опеке и попечительству человек, посмотрев передачу Гордона, скорей всего понял, что доказательства неблагополучия семьи Сулейко лезут из всех углов, а Старшова почему-то этого не видит? Причина невыносимой жизни, с ее слов, – многодетность! Районные специалисты по опеке, настроенные смотреть на подобные ситуации «по-государственному» (в стране нет денег на содержание сирот при живых родителях), вынуждены до последнего стоять на стороне асоциальных родителей, продлевая мучения детей в надежде на то, что взрослые возьмутся за ум.

В том же интервью Старшова сообщила, что намерена встретиться с главой семьи, однако за три месяца так и не нашла возможности съездить в Кривцы и оценить ситуацию на месте. По ее словам, несмотря на то, что семье оказывается социальная поддержка, она намерена обговорить с главой поселения дополнительные меры поддержки семьи и отца. Но и тут не сдержала слово: до сих пор омбудсмен так и не нашла времени для разговора о возможных способах помощи детям Сулейко с поселковой властью, у которой не осталось никаких реальных рычагов для поддержки подобных семей. Разве что человеческое сочувствие, не позволяющее бросить на произвол судьбы несчастных детей, до которых совсем нет дела уполномоченному по правам ребенка в Карелии Старшовой.

Помнит ли госпожа Старшова об этих детях? Фрагмент шоу Первого канала
Помнит ли госпожа Старшова об этих детях? Фрагмент шоу Первого канала

– 15 сентября представители районной опеки увезли двоих младших детей Сулейко в Пудож и пометили в приют, рассчитанный на несколько человек, а старшие девочки остались у бабушки, – рассказывает и.о. главы Кривецкого поселения Галина Першина. – Поскольку детям надо посещать школу, а никто из родственников отца и матери не готов взять детей под опеку, да и восьмидесятилетней бабушке их не потянуть, в понедельник детишек вернули в Кривцы, к отцу. Опека ставит вопрос о лишении прав по воспитанию детей матери и ограничения на полгода в родительских правах отца, который заявил мне сегодня, что уедет на 20 дней в Мурманск, на вахту. Поинтересовалась, с кем останутся дети? Ответил, дескать, вы за ними присмотрите…

Пытаюсь на минуту представить, как повела бы себя омбудсмен Старшова, окажись она в ветхом доме с печным отоплением, дымящей плитой, сырыми ободранными стенами, видавшей виды мебелью, уборной с дыркой в полу и на голодном пайке вместе с детьми Сулейко. А что, Оксана Николаевна, может вы решитесь на такой эксперимент? Хотя бы под конец своей карьеры?

На территории обнищавших за последние годы сел и деревень Карелии живет немало многодетных семей, нуждающихся во внимании и поддержке государства. Но ни того, ни другого они не получают, потому что в теплых кабинетах чиновников скорей всего нет даже понимания происходящего.

В этом доме живет многодетная семья Сулейко. Фрагмент шоу Первого канала
В этом доме живет многодетная семья Сулейко. Фрагмент шоу Первого канала

Спустя три недели после телепередачи о семье Сулейко, вместо того, чтобы броситься на помощь детям из Кривец, детский омбудсмен Старшова организовала вывоз (запрос о законности действий омбудсмена направлен правозащитниками в прокуратуру Республики Карелия) из деревни Лонгасы Медвежьегорского района части крестьянской семьи Логиновых – матери и пятерых детей из которых четверо несовершеннолетние. В это время непьющий и работящий отец вместе с пятнадцатилетним сыном находились на работе. Вернувшись домой и обнаружив его опустевшим, они целую неделю искали (даже с помощью МЧС) пропавших родных, жили в страхе за их судьбу. Старшова как воды в рот набрала, говорят, даже пригрозила увольнением полицейскому, если он расскажет отцу семейства о «секретной операции правительства Карелии». В этом случае омбудсмен действовала решительно, ведь в ее группе поддержки находились представители полиции, прокуратуры, следственного комитете и органа опеки.

Сегодня ясно, что своими непрофессиональными действиями омбудсмен не только чуть не разрушила семью, но и серьезно подорвала ее экономическую базу – вместо того, чтобы заниматься крестьянским трудом (летний день год кормит), глава семьи с июня по сентябрь ежедневно бился над спасением родных из цепких лап чиновничьего клана – писал письма (в том числе президенту Путину и уполномоченному по правам ребенка в РФ Кузнецовой), звонил в различные службы, правоохранительные органы, министерства и общественные организации… Но это совсем другая история, о которой мы непременно расскажем в ближайшее время.