Член СПЧ о деле Дмитриева: «Страна скатывается в самоизоляцию»

0
592
Член СПЧ Сергей Кривенко. Фото: Черника
Член СПЧ Сергей Кривенко. Фото: Черника

Член президентского совета по правам человека Сергей Кривенко посетил Петрозаводск, чтобы принять участие в презентации книг арестованного историка Юрия Дмитриева. По просьбе «Черники» правозащитник прокомментировал уголовное дело против редактора-составителя книг памяти и первооткрывателя мест массовых репрессий в Карелии.

Кривенко уверен, что дело Дмитриева бездоказательно и не имеет подтверждений. В то же время член СПЧ предполагает, что историку могли не простить контакты с международными просветительскими и правозащитными организациями. Сергей Кривенко также считает, что предостережение польского фонда «Центр Карта» начать кампанию для включения карельских силовиков в список Магнитского — это «справедливое возмездие».

— Предъявленное обвинение не укладывается ни во что. На ровном месте ничего не может вырасти, — уверен правозащитник. — Если человек ведет противоправную деятельность, должны быть следы, хоть какие-то вешки, метки. Здесь же он взял девочку восемь лет назад. Я беседовал с органами опеки — ни одного замечания. Они раз в полгода контролировали, проверяли. Ни одного случая со школы. Если бы было какое-то насилие, девочка могла бы поделиться с подружками, сообщить в школе. Но этого не было.

Юрия Дмитриева ведут под конвоем в зал суда. Фото: Черника
Юрия Дмитриева ведут под конвоем в зал суда. Фото: Черника

Факта распространения [порнографических] материалов тоже нет. Я знаю Дмитриева 20 лет. Он просто человек, «сдвинутый» на фиксации. Он фиксирует расстрельные места, места бывших захоронений, лагерные места по всей Карелии. И здесь когда ему сказали фиксировать состояние здоровья [девочки], он стал фиксировать. Это фотографии голого ребенка. Дико подло делать из этого порнографию и за это преследовать. То, что совершают власти, это фактически преступление. Зачем [это делают]?

Он помешал каким-то властям,  но тут тоже очень непонятно [кому]. С одной стороны, он получал поддержку со стороны правительства Карелии, и правительство обустраивало Сандармох. Значит, какие-то силовики, другие органы. Видимо, за его деятельность, за связи с международными структурами и организациями, за то, что он опекал и привозил в Сандармох украинские делегации, делегации из Польши, Финляндии, Прибалтики, говорил об этом. Наверное, кому-то в Карелии не нравится международный аспект Сандармоха. Но этого не избежать. Это, действительно, место международного значения.

Юрий Дмитриев в Сандармохе. Фото: Алексей Владимиров
Юрий Дмитриев в Сандармохе. Фото: Алексей Владимиров

То, что страна сейчас скатывается в самоизоляцию, назад в Советский Союз, препятствует международным контактам и связям, в этом, наверное, и есть объяснение его преследование. Больше я ничего не могу найти, как ни старайся понять, за что и как. То, что мы сейчас переживаем, это какая-то фантасмагория. Это преследование за установление международного статуса Сандармоха.

Совет по правам человека продолжает внимательно следить [за делом Дмитриева]. Мы помогаем готовить экспертизы, изучаем обвинительное заключение, наши юристы готовят по нему материалы. Подвергается исследованию экспертиза, которую сделало следствие. Надеемся, что суд разберется и снимет псевдоуголовные обвинения с Юрия Дмитриева.