Калевальские охотничьи угодья уходят с молотка на четверть века

0
1833
Живописное озеро Каллиоярви в Калевальском районе входит в территорию охотничьих угодий, которые республиканские власти намерены сдать в аренду на четверть века. Фото: Андрей Туоми
Живописное озеро Каллиоярви в Калевальском районе входит в территорию охотничьих угодий, которые республиканские власти намерены сдать в аренду на четверть века. Фото: Андрей Туоми

В середине ноября министерство сельского, рыбного и охотничьего хозяйства Карелии выставило на аукцион право 25-летней аренды обширных территорий «Охотничьего хозяйства «Ухтуа» в Калевальском национальном районе (общая площадь – более 114 тысяч гектаров) сроком на 25 лет. Эта хозяйство располагается к западу от районного центра и включает такие известные охотникам места, как Мальвиайнен, Хяме, Кайналойнен, Тихтозеро, Ювялакши…

«Зона оккупации»

Шок и трепет – по-другому реакцию на аукцион жителей Калевалы, уже знакомых с ситуацией, не назовешь. Еще бы! Уходящие с молотка охотничьи угодья (вместе с соседними, о которых пойдет речь ниже, уже проданными в аренду угодьями) – это зона жизненно важных интересов населения национального района. И не только охотников и рыболовов, но и всех, чья жизнь неразрывно связана с лесом. А с лесом она связана почти у каждого.

Карта-схема охотничьего хозяйства "Ухтуа"
Карта-схема охотничьего хозяйства «Ухтуа»

В том, что в лесные угодья «Охотничьего хозяйства «Ухтуа» придут бизнесмены из Москвы или Питера, сомневаться уже не приходится. Во-первых, «вкусная» стартовая цена лота – 100 тысяч 647 рублей 88 копеек, которая неподъемна для местного бизнеса и практически «плевая» для столичных бизнесменов. Даже если кто-то из местных и сунется в аукцион, он вылетит из участия на второй или третьей ставке. А обеспечение заявки на участие в аукционе, между тем, составляет весьма серьезную сумму – 750 тысяч рублей. Во-вторых, нарастающий интерес к лесам и озерам Карелии крупного российского бизнеса, с которым местные бизнесмены тягаться не в состоянии, уже очевиден на примере южной части республики. В-третьих, «зона оккупации» лесных угодий Карелии столичными бизнес-структурами происходит перманентно, она постоянно продвигается все дальше к северу. Настала очередь и Калевальского национального района.

Откуда возникла «Карманга»?

Однако аукцион по сдаче в аренду охотугодий «Ухтуа» – это не первый аукцион, где на торги выставлены лесные охотничьи угодья Калевальского национального района. Как-то совсем незамеченным на фоне последних событий стал аукцион на право аренды другого участка, прошедший 4 октября 2016 года. Эти охотничьи угодья, носящие название «Охотничье хозяйство «Вяйнола», общей площадью 93 428 гектаров захватывают солидный кусок территории Калевальского и Лоухского муниципальных образований в районе урочища Ойнашниеми, Тунгозерского, Войницкого, Тихтозерского и Пяозерского лесничеств. Лот ушел по цене 3 250 605 рублей (при начальной цене 110 605 рублей).

Интересна эта сделка по причине того, что победителем аукциона стало некое общество с ограниченной ответственностью «Карманга», зарегистрированное в Петрозаводске по адресу: улица Куйбышева, дом 10, помещение 3. Возглавляет эту фирму Ольшевский Антон Владимирович. В чем же интерес, спросите. А в том, что ООО «Карманга» было зарегистрировано аккурат под аукцион, а именно за месяц до него – 6 сентября 2016 года. Уставной капитал ООО «Карманга» обозначен суммой аж в 10 тысяч рублей. Господин Ольшевский – бизнесмен в карельской столице известный, он является совладельцем ООО «СП Кардент».

Кстати, как видно из фото, в торгах принимали безуспешное участие и представители калевальского бизнеса.

В зоне поражения

Такие аукционы не могут не вызывать беспокойство и опасения местных жителей национального района. И не только в связи с обозначенными выше интересными явлениями, а в связи с тем, что охотугодья, ушедшие с молотка на долгих 25 лет в аренду «чужому дяде», и соседние с ними, судьба которых решится 20 декабря – это не просто леса общего пользования. Это – зона обитания единственной в мире популяции лесного северного оленя, занесенного в Красную Книгу. И вопрос еще тот: будет ли у нового арендатора интерес к этой популяции с точки зрения ее охраны и выживания? Ведь лесной северный олень, с позиции охотничьего бизнеса, он ведь «ни уму ни сердцу», на него охотиться нельзя, следовательно, нельзя на нем и заработать. А вот охранные мероприятия стоят денег. И кто будет заниматься этими мероприятиями — бизнесмены, арендовавшие угодья для получения прибыли с охотничьих туров? Сомнительно. Вполне возможно как раз обратное, когда северный олень попадет в «зону поражения» интенсивного охотничьего промысла.

Звоночки уже были

У калевальцев до сего момента не было опыта общения и контактов со сторонними арендаторами охотничьих угодий, но у всех на слуху республиканские скандалы. Как, например, огороженные забором леса, куда местным жителям попасть проблематично.
Конечно, если исходить из аукционной документации, то там заявлено, что доступ за ягодами-грибами и прочими лесными дарами арендатор не может ограничить, но все мы знаем, что у нас в стране в состоянии вытерпеть бумага. На деле все может обернуться очень печально не только для оленей, но и для людей. Но махать крыльями будет уже поздно.

Сколько будут стоить путевки и лицензии в охотничьи угодья? Что станет с лесными избами и дачами калевальцев, которые вдруг оказались на территории арендаторов? Что станет с редкими и исчезающими видами? Что станет с укладом жизни, который у местных охотников, рыбаков да и просто жителей Калевальского национального (обратите еще раз внимание!) района складывался десятилетиями? И не приведет ли такая политика «раздачи лесов» к противостоянию местных жителей и далеко не местных кошельков, которые будут зарабатывать длинный рубль на нашей земле, в наших лесах, занимаясь отстрелом животных, охота на которых является частью национального промысла карелов? Да и не только карелов – всего населения района? Кто-то подумал о том, что стрельба может открыться отнюдь не по птичкам и белочкам? Ведь прецеденты конфликтов калевальцев с «московскими» по поводу вопроса «чьи берега и чья рыба», уже были, и выстрелы (слава богу, не на поражение) тоже уже звучали несколько лет назад.

Лунные ландшафты

К сожалению, ни аукционная документация, ни законодательство, ни уже существующая в стране и в республике практика нам не дают абсолютно никаких ответов. И никаких гарантий от произвола. Да и глупо, на мой взгляд, полагать, что в стране и в республике с таким запредельным уровнем коррупции и с такими антинародными законами, такие серьезные вещи, как продажа с аукционов охотничьих угодий пройдут без сучка и задоринки, с учетом интересов местного и коренного населения. Всегда было наоборот – с чего вдруг сейчас-то станет иначе?

Так что ничего хорошего нам ждать не приходится. Никогда еще чужаки, приходившие на древнюю землю Калевалы, не приносили ей ничего позитивного. Только развал, разгром и лунные ландшафты на месте карельских лесов. Их манили и манят не красоты севера и не уникальные ландшафты Карелии, а возможность продать подороже все эти природные и нерукотворные ресурсы в качестве услуг, туров и сафари.

Чьи берега – того и рыба

В качестве наглядного примера того, насколько востребованы в столичных бизнес-тусовках уголки «непуганых птиц и не только птиц» северной Карелии, приведу итоги другого аукциона, прошедшего тоже не так давно – 8 сентября 2016 года. На торги был выставлен центральный участок озера Регоярви, популярного среди потомков деревни Рёхё места рыбалки, охоты, отдыха и сбора дикорастущих. Участок продан в 25-летнюю аренду под цели рыбоводства (разведение радужной форели). Договор уже подписан 26 сентября. Арендатором данного участка стала Горячева Ирина Шавкетовна.

Участок под рыбоводство на Регоярви
Участок под рыбоводство на Регоярви

Что мы знаем об Ирине Шавкетовне? Почти ничего, за исключением того, что как ИП она зарегистрирована в г. Волоколамске Московской области в 2013 году. На Регоярви у нее уже есть база отдыха, функционирующая с 2012 года, о чем можно узнать на сайте базы. И с этой самой базой отдыха связаны несколько конфликтных ситуаций между местными рыбаками и сотрудниками базы, которые имели место быть в прошлые годы. Как раз по вопросу «чьи берега и чья рыба».

Есть на просторах Интернета и еще один любопытный факт из биографии Ирины Шавкетовны. В базе данных судебных и нормативных актов РФ есть Решение Верховного Суда Карелии от 3 марта 2016 г. по административному делу № 12-33/2016. Из него мы узнаем, что гражданка Горячева обжаловала в ВС РК решение судьи И.В. Бакулина, по которому она подверглась административному наказанию за административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ. «Незаконное привлечение к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства». Верховный суд Карелии постановление судьи Костомукшского городского суда Республики Карелия от 30 декабря 2015 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, в отношении индивидуального предпринимателя Горячевой И.Ш. оставил без изменения, а ее жалобу — без удовлетворения.

И вот в связи с этим регозерским аукционом хотелось бы все-таки прояснить причинно-следственную связь: что возникает раньше – курица или яйцо? Аукцион – сам по себе, а турбаза – сама по себе? Или как-то появление аукциона связано с чаяниями предпринимателя или бизнесмена? Или предприниматель стал инициатором аукциона? Или он случайно стал участником аукциона и также случайно его выиграл?

По закону длинного рубля

Охота на копытных станет привилегией "крутых" московских гостей? Фото: Андрей Туоми
Охота на копытных станет привилегией «крутых» московских гостей? Фото: Андрей Туоми

Почему-то именно эти вопросы всегда ускользают от внимания общественности. Стороны аукционов скромно отмалчиваются, избегая всяческой огласки в СМИ этих процессов, а население района просто ставят перед фактом: вот тут будет то-то и то-то. По причине того-то и того-то. По закону такому-то и такому-то. А интересы местных аборигенов в этих «то-то, того-то и такому-то» почему-то не фигурируют. Вот и получается, что интерес одного предпринимателя перевешивает на государевых весах интересы десятков, сотен и тысяч простых людей. Странно, не правда ли?

Подводя итог, можно сказать, что ничего радостного для жителей района уходящий 2016 год не принес. Практически вся территория района к западу от районного центра вплоть до самой границы продана или будет продана в аренду новоявленным охотпользователям. И сложности, с которыми так или иначе столкнутся жители национального образования, начнутся уже в наступающем 2017 году.

Мы уже не спрашиваем, почему в нашем государстве никто и никогда не спрашивает согласия или желания людей, когда продают с молотка или отдают в долгосрочную аренду земли их отцов и дедов. Почему по этим вопросам не проводятся местные референдумы? Почему местные жители не пользуются исключительными правами на территориях их постоянного проживания? Почему ни одним законом Российской Федерации не оговариваются исключительные права малочисленных народов на свою землю, на право заниматься на ней исконными промыслами, на право устраивать свою жизнь в своих землях по своему усмотрению, согласно традициям и укладу жизни? Почему в России всегда работает и всегда оказывается в выигрыше только один закон – Закон длинного рубля?

Мы уже не спрашиваем. И уже почти смирились с тем, что мы – обыкновенные обитатели резервации, мнение которых не спросят даже в последнюю очередь. Мы просто с ужасом ждем, что будет дальше…