Юлия Шевчук

Юлия Шевчук

Историк по образованию - окончила Петрозаводский госуниверситет. Журналист по призванию. В первую редакцию устроилась в 1992 году случайно, отец был редактором и взял корреспондентом. Более 25 лет работала в районных газетах Карелии ("Диалог", "Новая Кондопога"). Получила несколько уроков от власти. Первый: не жди справедливости, но работай ради нее. Второй: гни свою линию. Третий: сомневайся во всем, старайся быть честной. Наверное, есть что-то более интересное, чем журналистика, но не для меня. Член Союза журналистов России.

В «Чернику» обратилась жительница Суоярви Людмила Репина, которая рассказала историю, в которой глава Республики Карелия Артур Парфенчиков выглядит то ли некомпетентным, то ли непорядочным чиновником.

Людмилу Репину из Суоярви обманывали столько раз, что она уже должна была смириться и доживать свой век там, где умерла ее мама — ветеран Великой Отечественной войны, труженица тыла, с 11 лет работавшая в тылу на заводе по изготовлению запчастей для танков. Она так и не дождалась нормального благоустроенного жилья. А теперь ее дочь пытается добиться справедливости для своего сына.

Мы хотим дать ей слово, чтобы вы из первых уст узнали историю человека, который 27 лет своей жизни обивает пороги кабинетов с единственной целью – доказать право на достойные условия жизни.  Сегодня Людмила задает только один вопрос: если бы у нее был пулемет, было бы ей легче решить свою проблему?

Она говорит, что хочет сложить из документов костер и спалить их, чтобы ничто не напоминало о годах борьбы с системой. Она устала, но все еще находит силы и стучится.  Может, совесть у тех, от кого зависит решение ее вопроса, все ж таки проснется? Вместе с Людмилой Репиной мы обращаемся к главе республики Артуру Парфенчикову, чтобы он поднял переписку и вспомнил о том, что в самом начале своей карельской карьеры обещал этой семье жилье.

Должны были расселить до 1995 года

«Наш дом в Суоярви по ул. Советская, 11 был признан (аварийным. – Ред.) первый раз еще в 1994 году и шел под снос, всех, кто там еще проживал, должны были расселить до 1995 года. И постановление было, и списки расселяемых, не было только на руках этих документов у жителей дома.

Естественно, все переиграли и никого не расселили. Так мы и жили до 2006 года в этом разваленном грибковом доме с такой же протечной крышей, как и везде во всех домах в этом городе».

«Второй раз дом признали (аварийным. – Ред.) уже в 2007 году. Но опять же не спешили никого расселять. И вот в 2015 году в местной газете опубликовали списки жильцов, кто вошел в целевую программу по переселению из аварийного жилья, признанного до 2012 года».

Дом № 11 по улице Советской. Фото из архива Людмилы Репиной.

От редакции. На тот момент Людмилу вместе с 75-летней мамой попросили переехать из аварийного дома, потому что он мог обрушиться в любую минуту. И временно предоставили половину брусчатого дома на Суоярвском шоссе, в котором тогда был самый обычный… общественный туалет. Ни ремонта. Ни элементарных удобств. Сказали, что рядом озеро, там можно и постираться, и помыться. Шутки такие.

Как потом окажется, временное – самое постоянное, уже и мама умерла, а Людмила так и живет здесь до сих пор.

Забегая вперед, скажем, что в 2018 году дом № 11 по улице Советской наконец-то снесли. Прописанным в нем остался ее сын, который и сохраняет право на жилье по программе расселения, а его интересы по доверенности представляет в Суоярви Людмила. Ведь он несколько лет живет и работает в Петрозаводске, снимает жилье, у него несовершеннолетняя дочка, которая ходит в школу, а также нуждается в медицинском наблюдении. Возвращаться в Суоярви нет никакого смысла – ни работы, ни жилья. Однако попытки получить квадратные метры именно в столице натыкаются на нормы закона, который, хоть и дышло, но повернуть его в сторону человека очень трудно.

Подождите годик – получите новую квартиру в новом доме

«Собрались мы к нашему главе Петрову Р.В. …просить, чтобы выделил квартиру (хотя бы вторичную) для моего сына, так как жить негде семье, с 2004 года скитаются по квартирам съемным. На что Петров стал нас уверять, что не имеет он права давать ему вторичное жилье, не имеет право он нарушать законодательство и что не хочет он нести за это беззаконие наказание.

Потерпите, говорит Петров, еще всего один год, построят новый дом, и он получит в новом доме квартиру. Ну, мы согласились, что ж там один год, когда почти четверть века уже прождали.

В августе 2016 года дом и правда начали строить по ул. Лесной. В ноябре этого же года стройка уже была заморожена. И так и стоит этот недострой до сих пор».

Дом для переселенцев по улице Лесной. Фото из архива Людмилы Репиной.

От редакции. Об этом доме знает вся республика. Скандал со 117 миллионами, которые были выделены на его строительство, так и не закончился. Потому что суоярвцы, не получившие здесь квартиры, до сих пор не могут понять – куда делись средства, которые были выделены из Фонда содействия реформированию ЖКХ?

Самая последняя информация об этих деньгах прозвучала 31 января на встрече в Суоярви из уст заместителя министра строительства РК Павла Банковского.

Встреча 31 января 2020 года в Суоярви. Видео из группы «Наш город Суоярви» в сети «ВКонтакте».

Получается, что средства подрядчик не получил. Но тогда «где деньги, Зин?» — вопрошают жители Суоярви.

Если они остались в бюджете и освоены, то где же плоды – почему в Суоярви никто не заметил какой-то положительной динамики, не получил новых квартир, не радует глаз новая стройплощадка. Где все это? В другом волшебном месте? Суоярвцы продолжают настаивать на том, что в истории со 117 миллионами имеют место злоупотребления.

Видео — конец ноября 2016 года. Строительство дома на улице Лесной, куда обещали расселить жильцов из аварийных квартир, в том числе сына Людмилы Репиной.

Под «личным контролем» главы республики

«Я писала (неоднократно) губернатору Парфенчикову А., чтобы дали квартиру в Петрозаводске, так как мама (ветеран ВОВ) нуждалась в квалифицированной медицинской помощи. Вот его ответ от 7 августа 2017:

«Здравствуйте, Людмила Алексеевна! Спасибо большое за обращение! Дом № 11 по ул. Советская в г. Суоярви включен в Региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда на 2014-2017 годы. Вашему сыну будет предоставлено жилое помещение в строящемся многоквартирном доме по ул. Лесная в г. Суоярви. Строительство данного дома я взял под свой личный контроль! Предоставить Вашему сыну жилое помещение в г. Петрозаводск не представляется возможным, поскольку денежные средства, выделенные на расселение жилого помещения № 5 вышеуказанного дома, направлены на строительство дома».

Три года писала и в Минстрой об этой просьбе и ОНФ, которое мне обещало, что если дом не будут достраивать, то у нас 100 % получить в Петрозаводске жилье, так как там идет много строек. Но, увы…»

От редакции. Строительство дома по улице Лесной в Суоярви было взято под личный контроль главы республики. Каков итог? Дома нет, в этом году собираются снести этот недосторой, что когда-то символизировал расселение в Суоярви. Причем ответ Людмиле Репиной о том, что новый дом будет построен, приходится на то время, когда строительство уже несколько месяцев как замерло.  То есть стройка практически не велась, а новый на тот момент руководитель региона заверял в обратном.

При этом он знал, что «подрядчик не исполняет свои обязательства», а компания ООО «Альфа Менеджмент Групп», которая и строила дом на Лесной, допускает значительное отставание от графика. «Я переформатирую систему контроля. Состояние тревожное», — сказал 11 апреля 2017 года на совещании в правительстве, посвященном программе переселения, врио губернатора Артур Парфенчиков. Он «подверг резкой критике» темпы выполнения программы при предыдущем главе Карелии.

Кроме того, 2 июня 2017 года Арбитражный суд Республики Карелия вынес решение о привлечении ООО «Альфа Менеджмент Групп» к административной ответственности по части 1 статьи 9.5 Кодекса об административных правонарушениях — фирма приступила к возведению домов для переселенцев, не имея на руках разрешения на ведение строительных работ, тем самым нарушив федеральное законодательство. Суд назначил для ООО минимальный штраф в размере 0,5 млн рублей. Затем компания, вслед за Александром Худилайненым, ожидаемо исчезла из Карелии, бросив недостроенные здания.

Почему же глава республики в августе 2017-го демонстрировал такую уверенность в том, что дом в Суоярви будет построен? Зачем вводил в заблуждение Людмилу Репину? Не знал о ситуации с расселением в республике, в частности, в Суоярви? Сомнительно, ведь именно на этой теме «погорел» предыдущий губернатор. Или обманывал сознательно? Женщину, которая отчаянно просила о помощи, надеялась на справедливость. А может, готовился к сентябрьским выборам 2017-го и просто раздавал обещания?

На одной из встреч с населением Артур Олегович справедливо отметил: чтобы что-то сделать, надо не только хотеть, но еще и мочь. Немощность нашей власти уже становится общим местом. Не может, но так красиво говорит об этом.

А не пошли бы вы… на Кайманова

«А в 2018 году администрация прислала приглашение посмотреть в Суоярви вторичное жилье и подписать договор соцнайма. Сказать, что у меня был ШОК, это мягко сказано. Помня, как он (Петров. – Ред.) нас уверял, что не может по законодательству предлагать вторичное жилье, чтобы его не наказали, а теперь сам предлагает. Ну, конечно же, пошли, посмотрели. Шок был еще больше от увиденного. Подъезды с пятого по первый этаж все в подтеках, запах такой, будто ты находишься в мусорном сборнике, сырость, плесень».

«Немного времени было пообщаться с жильцами, пока ждали, когда придут представители администрации и откроют двери квартиры. Оказывается, там второй десяток лет аварийная крыша (что является основным и первым признаком для принятия дома аварийным). И на пятом этаже у людей в сезон таяния снега и дождей по всей квартире стоят тазики, с потолка течет вода по всему потолку.

Все лоджии текут также с пятого по первый этаж. Но там местные умельцы из УК монтажной пеной залили все щели на лоджиях (видимо, новая технология). На нижнем этаже люди задыхаются от зловония, идущего из подвала, так как все канализационные стоки сливаются в подвал, пошел грибок, также плесень на стенах, грибок. Я прожила уже в таком доме с 1989 года по ул. Советской и знаю, что такое грибок. Врагу не пожелаешь».

«Когда мы попали наконец в квартиру, то первое впечатление: сарай. Это вместо комфортного, добротного и качественного жилья (как завещал Путин) мы попали туда, откуда четверть века пытались переселиться. Там даже не потрудились вынести и вымести кучи мусора. На мой вопрос представительницам администрации: это что такое, и что тут ремонта тысяч на 300, это так, визуально, а там, может, и больше, — они ответили: мол, сами сделаете ремонт, какой вам надо.

Акт осмотра и выявленных дефектов наотрез отказались подписывать. Они даже не представились. Я в этот же день написала отказ от этого жилья. А на другой день администрация подала иск в суд о принудительном выселении (из дома на Суорвском шоссе. – Ред.) с предоставлением этого безобразия (на улице Кайманова. – Ред.).

В суде судья тоже была поражена фотографиями, которые мы сняли. В основном там полы самые главные дефектные, все прогибаются и качаются, там не было ремонта вообще, видимо, с самого рождения дома. Я все-таки настояла, чтобы была судебная экспертиза, судья дала добро.

7 часов эксперт работал в этой квартире, выяснилось, что техническое задание совершенно не соответствует тому, что там на самом деле. Что там нужно менять полы, выравнивать стены и оклеивать обоями, заменять разбитые стекла и т.д. Но тем не менее суд принял сторону администрации. Ну, в этом никто и не сомневался даже».

Нецелевое использование бюджетных средств?

Итак, в конце 2017 года администрация Суоярви купила на аукционе квартиру площадью 49,5 кв. м за 1,059 млн руб. для переселенцев из аварийного муниципального жилья.

Не дороговато ли? Людмила Репина считает, что два года назад за 1 миллион можно было купить 3-комнатную квартиру в хорошем «непротечном» доме и с евроремонтом. А уж 2-комнатная, да еще не соответствующая техзаданию и в практически аварийном доме, миллиона точно не стоила. «Наверное, соседи были правы, что эта квартира продалась всего за 400 тысяч рублей. Потолок «двушкам» у нас и сейчас с евроремонтом 800 тысяч», — пишет Людмила.

Приобретенная квартира находится в доме, состояние которого вызывает большие вопросы. Жильцы постоянно обращаются с жалобами.

Если в доме более 10 лет течет крыша, грибок, проблемы с канализацией, в квартире не сделан ремонт, она не соответствует техзаданию, то зачем администрация потратила бюджетный миллион на приобретение некачественного жилья? Не является ли это нецелевым и неэффективным использованием бюджетных средств?

Почему квартиру на Советской по сути «расселяют» дважды? Сначала бюджетные средства выделяют на строительство нового жилья. Затем, в декабре 2017-го, заключают муниципальный контракт на покупку уже на вторичном рынке. Цена нового жилья несоизмерима с ценой на вторичке, вам так не кажется?

Неужели переселение в дом, который фактически аварийный, но не имеет пока этого статуса, это то самое решение проблемы? Нет, конечно. Не разумнее ли было потратить этот миллион более рационально и решить наконец жилищную проблему конкретной семьи и не заставлять ее ходить по кругу.

Прокуратура заставляет сделать ремонт, а зачем?

«В этом же 2018 году дом наш аварийный (на ул. Советской. – Ред.) снесли, еще не расселив всех жильцов, и нас в том числе. И опять затишье, пока я не написала вторично в республиканскую прокуратуру и в ЛДПР.

Почему-то спектакль вокруг этой квартиры (на ул. Кайманова. – Ред.) продолжается уже третий год. Вместо того, чтобы провести расследование по нарушению законодательства, совершенного раз за разом администрацией, и обязать выделить новое жилье по закону и целевой программе, прокуратура почему-то берется за исправление выявленных дефектов в почти аварийном доме.

Так как я знаю точно, что из Фонда (Фонд содействия реформированию ЖКХ. – Ред.) деньги выделялись именно на строительство малоэтажного МКД или закупку у застройщиков квартир в таких новых домах».

«И наш прокурор подал иск на администрацию, чтобы устранили все, что выявлено экспертизой. И суд присудил администрации сделать ремонт и устранить все недостатки. А до этого еще администрация подавала иск на хозяйку этой квартиры, чтобы она устранила все дефекты согласно экспертизы. У нее была выкуплена эта квартира по аукциону. Администрация ее купила и подписала акт приемки не глядя. Так как из моих наблюдений никто из членов комиссии (липовой) там не был ни разу. Все они стали посещать эту квартиру только тогда, когда я пригласила эксперта. Я написала второй отказ от этой «добротной» квартиры».

И это всё бесконечно

«Знаете, я вот сижу который день и думаю. Ну, почему я бегаю 27 лет, доказываю то, что совершенно очевидно, зачем в судах что-то опровергаю, говорю, что систематически нарушаются все законы, права человека и жилищные права… И это все бесконечно. Все, что пишут чиновники в своих отписках, все противоречит всему законному, да и сами себе противоречат.

Зачем мне требовать какого-то ремонта дома, если в него никто не собирается вселяться? Вот, правда, просила всех, умоляла: ПОМОГИТЕ! Очень плохо было, ведь ни одна сволочь чиновничья не вошла в мое положение.

Все ложь кругом какая-то была сплошная. И деньги выделялись на строительство дома, и потом суд должен взыскать с «Альфа-Менеджмет» был деньги, которые выделяли на строительство подрядной организации. И где эти деньги опять, в каких карманах? А я должна до сих пор бегать, слушать их сказки. Если б вы знали, как я жалею, что у меня нет пулемета. Простите, уже так наболело.

Единственное, что очень хочу, глядя в глаза губернатору, спросить: где деньги, о которых ты мне говорил, что выделены на строительство нового дома для моего сына. И показать все мои печальные просьбы к нему, а ведь писал, что поможет всем, кто будет нуждаться, в тяжелой ситуации — и с жильем, и с переездом».

Людмила Репина прожила 18 лет в аварийном доме 1970 года постройки, который дважды признавали аварийным и снесли только в 2018 году, так и не расселив всех жильцов. Следующие 12 лет прошли во временно предоставленном доме, вернее, в половине дома, куда Людмила перебралась вместе с мамой, навела в нем порядок. Теперь и мамы уже нет, и сын в поисках работы уехал в Петрозаводск. Его сначала кормили обещаниями о новом жилье, а сейчас пытаются вселить в квартиру, которая находится в доме, где множество нерешенных коммунальных проблем. А то обстоятельство, что человек перебрался в Петрозаводск, никого не волнует.

Бег по кругу, иногда кажется, так и закончится ничем… Отчаяние и безысходность в последнем письме Людмилы в редакцию: «Я так устала унижаться… Ничего, кроме тошноты, не вызывает воспоминание о наших «властях».

Три поколения семьи Людмилы Репиной потратили 27 лет на поиски правды и справедливости. Есть ли она в Карелии? Будет ли новоселье в этой семье? Или внучка Людмилы Репиной, когда подрастет, обречена встать в эту отчаявшуюся «очередь» и будет биться с системой, пока ее отец мается по съемным квартирам, а бабушка доживает свой век в неблагоустроенном жилье?

Правительство республики заявляло о том, что проблемы расселения аварийного жилья в Суоярвском районе стоят очень остро, от того, насколько успешно поработают здесь, будет зависеть судьба переселенцев по всей Карелии. Опыт Людмилы Репиной показывает: повода для оптимизма нет — будущее целевой программы расселения внушает серьезные опасения. Ведь пока не расселены даже те семьи, которые уже давно должны были выйти из зоны НЕкомфорта.