Зачем Карельской епархии госимущество?

1
420
Епархиальное управление в Петрозаводске занимает историческое здание на набережной Онежского озера. Фото: eparhia.karelia.ru
Епархиальное управление в Петрозаводске занимает историческое здание на набережной Онежского озера. Фото: eparhia.karelia.ru

Республиканское министерство по вопросам национальной политики, связям с общественными и религиозными организациями распространило накануне пресс-релиз, который в отсутствие каких бы то ни было комментариев со стороны временно исполняющего обязанности главы Карелии Артура Парфенчикова стоит рассматривать как официальный ответ карельских властей на резонный вопрос общественности, почему врио губернатора одним росчерком пера отдал в собственность Русской православной церкви архитектурный памятник в Петрозаводске, который ей никогда не принадлежал. Речь идет бывшем корпусе глазного отделения губернской земской больницы, расположенном в квартале исторической застройки карельской столицы. Это здание, имеющее ныне статус объекта культурного наследия регионального значения, было построено в 1909 году по инициативе и на деньги известного петрозаводского врача Ильи Шехмана, который заведовал глазным отделением губернской земской больницы. Церкви архитектурный памятник приглянулся в начале «нулевых», когда РПЦ понадобилась резиденция Патриарха Московского и Всея Руси Алексия Второго, который стал бывать не только на Валааме, но и на Кижах, и в Карелии появилось Спасо-Кижское патриаршее подворье. Собственно, для размещения в Петрозаводске административного здания подворья РПЦ и попросила передать ей бывшее здание глазной клиники в безвозмездное пользование.

В карельском Миннаце совершенно справедливо отмечают, что историческое здание было отреставрировано на собственные средства РПЦ и деньги меценатов. И, судя по всему, этих денег было столько, что Спасо-Кижское патриаршее подворье планировало даже построить рядом с архитектурным памятником целый храмовый комплекс, под который была обнесена забором огромная территория на набережной Онежского озера. Однако подворью пришлось умерить свои аппетиты, потому что архитектурная общественность карельской столицы встретила эти планы в штыки. Петрозаводские зодчие увидели в них попытку возвести некое подобие Соловков, которое способно нарушить целостность архитектурного ансамбля самого живописного уголка города.

Патриаршее подворье планировало возвести на набережной Онежского озера огромный храмовый комплекс. Фото: tovrest.ru
Патриаршее подворье планировало возвести на набережной Онежского озера огромный храмовый комплекс. Фото: tovrest.ru

«Когда мы строим что-то в историческом городе, нам нужно в первую очередь решать градостроительную задачу. Мы должны ощущать связь того, что строим, с тем, что уже было построено до нас. Нельзя руководствоваться желанием переплюнуть своих предшественников. Когда в среду исторического города вставляется красивая игрушка, которая никак не связана с существующими традициями – это идеологическая ошибка, которая способна убить исторический город», – заявил тогда академик Российской академии архитектуры и строительных наук Вячеслав Орфинский.

Удивительно, но к мнению карельских архитекторов десять лет назад прислушались, и о былом громадье церковных планов сегодня напоминает лишь забор, который по-прежнему уродует вид городской набережной Онежского озера. А после кончины Патриарха Алексия Второго руководство Русской Православной церкви вообще утратило интерес к размещению в Петрозаводске своей резиденции, и Спасо-Кижское Патриаршее подворье вскоре было ликвидировано как юридическое лицо. Его имущество вместе с архитектурным памятником досталось Карельской епархии РПЦ, и в бывшем корпусе глазного отделения губернской земской больницы обосновалось епархиальное управление, которому, по всей видимости, и захотелось получить историческое здание в собственность.

Ничуть не оспаривая вклад РПЦ в сохранение объекта культурного наследия, я, тем не менее, не могу понять, почему государство должно безвозмездно отдавать это имущество в собственность религиозной организации, которое никогда ей не принадлежало, но которым она и так безвозмездно пользуется. Внятных объяснений этому ни от врио главы Карелии Артура Парфенчикова, ни от республиканского Миннаца до сих пор не прозвучало. К тому же, законность этой передачи ни у одного меня вызывает сомнения.

Временно исполняющий обязанности главы Карелии Артур Парфенчиков. Фото: Илона Радкевич
Временно исполняющий обязанности главы Карелии Артур Парфенчиков. Фото: Илона Радкевич

В своем распоряжении врио главы республики Артур Парфенчиков ссылается на Федеральный закон от 30 ноября 2010 года «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», который, действительно, дает право религиозной организации получить в собственность государственное имущество, которое находилось у нее в безвозмездном пользовании, но речь в этом законе идет об имуществе религиозного назначения. И если внимательно читать статью закона, определяющую понятие «имущество религиозного значения», то становится очевидным, что бывшая глазная клиника никак в него не попадает, поскольку здание было построено исключительно для нужд губернской земской больницы.

«Сегодня в здании епархиального управления проходит множество публичных мероприятий, на которые приглашаются представители власти и общественности, – говорится в пресс-релизе карельского Миннаца. – Здание епархиального управления гармонично вписывается в ансамбль набережной Онежского озера. Сотрудники епархии регулярно проводят уборку прилегающей территории, которая является излюбленным местом отдыха горожан и гостей столицы Карелии. Деятельность Русской Православной Церкви по праву можно назвать социально ориентированной. Духовенство республики ведет комплексную работу с населением в больницах и тюрьмах, активно взаимодействует с молодежью, оказывает помощь нуждающимся, участвует в мероприятиях по патриотическому воспитанию граждан».

Интересно, а если бы историческое здание не было передано в собственность РПЦ, а по-прежнему оставалось в ее безвозмездном пользовании, это как-то мешало бы Карельской епархии вести свою «социально ориентированную деятельность»?