Вероника Федотова

Вероника Федотова

Собиралась стать археологом, но помешали первые "труды", опубликованные на странице "Звонок" кемской районной газеты. Диплом журфака Ленинградского госуниверситета открыл двери районных редакций. Была собкором "Молодёжной газеты" по северу, как-то умудрилась (до сих пор сама не верит) в одно лицо выпускать газету "Местное время". Интересы разносторонние: была депутатом первого созыва ЗакСобрания республики и внештатным инспектором по работе с условно осужденными, председателем районного общества "Русский Север". Дипломант творческого конкурса СМИ Северо-Запад за лучшую публикацию в области криминально-правовой журналистики, победитель творческого конкурса "Октябрьский экспресс" к 70-летию Победы и прочая. В последние годы занимается изучением темы политических репрессий.

30 октября — День памяти жертв политических репрессий. Этот день должен был бы быть днем всеобщего траура, потому что страна пережила национальную трагедию, отголоски которой ощутимы до сих пор. В мирное время люди лишались жизни или изымались из нее на длительный срок. Нравственные и физические мучения коснулись не только самих репрессированных, но и их родных и близких — отцов, матерей, жен, детей. В Карелии в этот день люди приезжают в известный Сандармох в Медвежьегорском районе или в Красный бор под Петрозаводском, однако, в истории республики много «белых пятен», связанных с годами политических репрессий. Одно из таких страшных мест – лагпункт Вегеракша в Кеми.

Немногочисленные  кемляне  приходят к местам скорби. Таких мест немного. Памятная доска была установлена  на месте вахты Кемского пересыльного  пункта в посёлке Рабочеостровск. Там же —  памятная доска на кладбище  Кемперпункта. Приходят  к  двум крестам  на старом городском кладбище, куда перенесли человеческие останки с пулевыми отверстиями  в черепах  с места  массового расстрела, обнаруженного  в  гравийном  карьере  на 8-м километре трассы Кемь-Калевала. В Поминальных списках  Карелии значится немало имён  расстрелянных  в  окрестностях Кеми. В 1937 году 81 человек. Это были заключённые БелБалтЛага — дочери дворян и священников, офицеры  царской  армии. В 1938 где-то в кемских  болотах  оборвалась жизнь 253-х  мужчин и женщин, местом рождения 151 из них которых записана Финляндия.

Поклонный крест на Вегеракше. Фото: Вероника Федотова

Нечасто, но приходят жители города на Вегеракшу. Зажигают свечи, приносят цветы. Здесь находился  один из лагерных пунктов, входящих в Кемское отделение  Северных лагерей.

ЖИЛИЩЕ ВЕДЬМ

Не знаю точно, сами ли зеки прозвали место  своего заточения жилищем ведьм,  или это название пошло гулять по свету с лёгкой  руки  А.И.Солженицына…Топоним vegara  имеет финские корни. Учёные  рассматривают  такие  варианты перевода, как  лука, рог, крючок. Все они подразумевают изогнутую кривую форму. Вегеракша находится в  северо-восточной части  города. Левый берег одноименной реки здесь и в самом деле выглядит кривым, он весь иссечён мелкими заливами.

Берег Вегеракши. Фото: Вероника Федотова

Это место имеет жуткую ауру  и страшную историю. В годы политических репрессий здесь находился концентрационный лагерь. Официальное его название  Девятый лагерный пункт «Вегеракша».

Вот как описывал место своего заключения   профессор Владимир Чернавин: «Вегеракша  … со стороны суши охвачена  высоким забором из колючей проволоки… со всех сторон стоят деревянные вышки для часовых. За проволокой длинными рядами выстроились  стандартные для концлагерей 2-этажные бревенчатые бараки для заключённых. Дорога к баракам и вся болотистая почва под ними  представляет собой сплошную топкую грязь, так что  вдоль бараков  настланы узкие  деревянные тротуары — «линейки». Дальше, по направлению к берегу, беспорядочно настроено ещё много домов, самых разных размеров  и конструкций: кухня, баня, две лавки, типография, хлебопекарня,  электрическая  станция, больница.  В середине выделяется массив  двухэтажных бараков, занятых цехами Пошивочно-обмундировочной фабрики, переброшенной в 1931 году с Соловков  и значительно расширенной в связи с нарастающим  количеством концлагерей…   …На территории лагпункта были также  каптёрки, вещевые склады с обмундированием  для заключённых «Вегеракши», здания канцелярии  лагпункта и два сарая. В одном  иногда — за плату — для заключённых демонстрировались фильмы, в другом была оборудована электростанция…По направлению к городу по шоссе располагались постройки Сельхоза, здание зональной  станции Академии наук, Мебельная фабрика  и следственный изолятор 3-го отдела управления СЛАГ, почти граничащий с первыми домами города. Большие склады концлагеря  для принятия грузов прямо с железнодорожных вагонов на станции  «90-й пикет» завершали постройки  Лагпункта № 9 вне проволоки».

Швейное производство. Фото: appeenrannan.livejournal.com

Трудно поверить, но заключённые работали и на фабрике игрушек. Об   упоминает генерал  А.Е.Снесарев: «Старый Новый год прошёл в организации ударника. Ста­рики часа 3 занимались перетаскиванием игрушек  из  мастерских в амбар».

Численность заключённых  Вегеракши   колебалась в пределах  трёх тысяч человек. Почти половина из них были женщины, работавшие на пошивочной фабрике. ( Среди них была и моя бабушка — простая ленинградская домохозяйка, мать четверых детей, прихожанка костёла Святого сердца Марии, осужденная за помощь епископу Антонию Малецкому  на 5 лет лагерей).  По годовому плану на 1935 год эта фабрика вырабатывала 20 миллионов  ватных комплектов ( телогрейки и брюки), столько же гимнастёрок и лёгких брюк и столько же комплектов белья). Заключённые мужчины работали  на строительно-ремонтных работах, в Сельхозе, на подсобно-хозяйственных работах, в том числе  в канцеляриях, на электростанции, пекарне, кухне.

Вот как описывал  жизнь заключённых Н.И.Киселев-Громов, бывший чекист, бежавший за границу:    » На «Вегеракше  все заключённые спят  вповалку на двухярусных нарах в бараках  с низкими потолками. На каждого из них приходилось по 50 сантиметров спального места на голых досках. Основная пища состоит  из чёрного  и всегда сырого хлеба и пшена, из которого утром готовят кашу, а вечером суп. В суп через день кладётся  вяленая вобла, иногда головки солёной воблы. Изредка в суп попадает картофель, но почти всегда сырой и мёрзлый… В пищу кладётся  микроскопическое количество  подсолнечного масла, не более  2-х грамм на человека. Сахару заключённый получает 400 грамм в месяц. Чаю он не получает и пьёт только белый кипяток. Не полагаются ему  и табак-махорка.»

На работах в городе Кеми и Сельхозе  работали заключённые краткосрочники, главным образом, уголовники и бытовики, которые выходили за проволоку без конвоя.»Нерасконвоированных (они не получали пропусков, так как чекисты боялись их побега), долгосрочников и политзаключённых  водили под конвоем на Мебельную фабрику, которая, как и Лагпункт, была окружена  проволокой с вышками. Остальные, которых совсем не выпускали, сидели весь срок на пятачке концлагеря Вегеракша. В списочном составе  лагпункта также числились заключённые работники  Управления СЛАГа, жившие в городе в общежитии, и городская  пожарная команда, состоящая из заключённых  и жившая в пожарном депо.

В 1930 году прибывшая в Кемь комиссия  коллегии ОГПУ  под руководством  А.М.Шанина отметила как повсеместное явление жалобы на отсутствие нормированного рабочего дня и выходных дней, непосильную тяжесть «уроков» ( заданий),недовес пайка как следствие злоупотреблений обслуживающего персонала, плохое медицинское обслуживание ( на 57000  человек населения лагерей имелось всего 28 врачей), чрезвычайно высокий процент выбытия заключённых из строя, тяжёлые жилищные  условия, зачастую преступный до побоев и истязаний режим. На Вегеракше  было получено свыше 20 жалоб на истязания.

В том же 1930 году на открытом партийном собрании коммунистов станции Кемь, города и парторганизации Управления Соловецких лагерей выступил с докладом начальник УСЛОН товарищ Ногтев. Некоторые  цифры доклада, как писал корреспондент, вызвали «шёпот удивления в изумлённом зале», так как цифры роста «почти фантастические». Подневольный труд заключённых  поднял до недосягаемых вершин показатели  роста производства.  Он до неузнаваемости изменил патриархальную Кемь.

УЗНИКИ  ВЕГЕРАКШИ

«…неисчислимые дети трагической родины… Отчего им уготована такая судьба?»

     А.Снесарев

Владимир Свитальский.

Свитальский  Владимир  Александрович — художник-график, силуэтист, поэт. Автор иллюстраций  к произведениям А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Д.И.Фонвизина, Д.Н.Мамина-Сибиряка, Уильяма Шекспира. Арестован  накануне первомайских праздников 1930 года. Три года ссылки в Кемь за нарушение режима  заменили отправкой   на Соловки. Считается, что именно во время  соловецкого заключения художник обратился  к  технике силуэта. Оставил  два рисунка  Кеми.

 Смирнов Алексей Петрович — хранитель отдела иконописи Русского музея. Как знаток  старого русского искусства, был восхищён архитектурой  Успенского собора в Кеми. Умер через несколько дней после перевода в Кемь.

Скрибанович Фёдор Фёдорович — доктор философии, заведующий отделением Библиотеки Академии наук. В 1929 году был приговорен по так называемому «академическому делу» к  10 годам. В лагере стал инвалидом. Мольбы его  жены в Комитет помощи политическим заключённым  результата не дали. Осенью 1937 года  Ф.Ф.Скрибановича перевели  на тюремный режим, 20 ноября приговорили к высшей мере наказания.

Андрей Сенсарев

Снесарев Андрей Евгеньевич — русский и советский военачальник. Занимался изучением и военно-географическим описанием  Среднего Востока. В годы Первой мировой войны  — начальник штаба  2-й Казачьей сводной дивизии, командир 1-й бригады 34-й пехотной дивизии, участник Брусиловского прорыва. В годы гражданской войны — начальник  Западного района обороны, командующий Западной армией, 1919-1921 г.н. — начальник  академии Генштаба РККА.7 января 1930 года  арестован, был дважды приговорён к расстрелу, который по указанию Сталина заменили ИТЛ. Писателем А. Н. Толстым он выведен под своим именем в качестве персонажа в повести «Хлеб».

Эммануил Фурман

Фурман Эммануил Бернгардович — один из первых российских детских врачей, профессор  Государственного института медицинских знаний. Приговорен  к 10 годам заключения  вместе с сыном — студентом Академии художеств — по «академическому делу». Профессор Фурман был назначен  в санитарный взвод лагерного пункта Вегеракша.

 

Владимир Чернавин

Чернавин Владимир Вячеславович — профессор-ихтиолог, осуждён «вредительство». Прошёл Соловки, Вегеракшу, трудился в «Рыбпроме» УСЛОН (г.Кемь).Под его руководством были обследованы  прибрежные тони «Рыбпрома»( более 500 км),обнаружил в Белом море несколько видов  рыб,  до того неизвестных науке. Летом  1932 г. вместе с женой и 13-летним сыном совершили побег, добрались до Финляндии. В 1934 году в Париже  вышла его книга «Записки вредителя».Чернавин исполнил свой моральный долг»говорить от лица тех, кто погиб молча».

Что стало с Вегеракшей? Сегодня здесь почти ничто не напоминает о страшных  временах. Порой местные жители найдут то клеймо Швейпрома, то  мотыгу для обработки полей, и отнесут в музей. Как-то  незнакомый таксист рассказывал: стали очищать выданный участок под строительство, наткнулись на истлевшую одежду и кости. В ужасе убежали. Археологические раскопки здесь никогда не проводились. Территория активно  застраивается.

Руины швейпрома. Фото: Вероника Федотова.

Недавно вывезли последние руины. Стоит по-прежнему Горка Любви (так её прозвали зеки), поклонный крест на ней да недостроенная часовня в память о мучениках.

 Продолжение следует…