«У вас был шанс, а теперь ваш палец подождет…»

0
2034
Заслуженный врач Карелии Антонина Тимонина оперирует в Детской республиканской больнице. Коллаж: Черника
Заслуженный врач Карелии Антонина Тимонина оперирует в Детской республиканской больнице. Коллаж: Черника

Такую фразу из уст врача Детской республиканской больницы Никитина услышала мама двенадцатилетнего мальчика (по просьбе женщины мы не публикуем имен ее и сына), у которого в результате обращения к врачам этой клиники на большом пальце ноги развился некроз тканей. «На одном из этапов лечения этот доктор отказался сделать перевязку моему ребенку, когда лечащий врач был на вызове, и сын после физиопроцедуры сидел без перевязки около трех  часов, что способствовало инфицированию раны», – рассказывает женщина. И это лишь малюсенький эпизод пережитого семьей кошмара.

Лечение вместо считанных дней длилось несколько месяцев и превратилось в пытку, потрачены немалые средства, измотана семья, долгое время не мог полноценно учиться сам мальчик, которому действия врачей принесли немало боли и переживаний. Тем временем руководители здравоохранения и представители страховой компании стоят стеной – «виноватым» они попытались сделать… аппарат УВЧ, лечение которым было прописано врачом-хирургом и который, получается, сам нанес ребенку «ожог». При этом ни до случая с мальчиком, ни после ни разу другие дети ожогов не получали, и аппарат продолжает успешно лечить детей…

11 апреля из рук врио главы Карелии Артура Парфенчикова главный врач Детской республиканской больницы Инга Леписева получила награду – почетное звание «Заслуженный врач Республики Карелия». Происшествие, о котором мы вам расскажем, вряд ли подтверждает высокий профессиональный уровень медучреждения и его руководства. Но обо всем по порядку.

Награждение главврача ДРБ. Фото: gov.karelia.ru
Награждение главврача ДРБ. Фото: gov.karelia.ru

Маме трудно рассказывать о том, как «лечили» ее сына. Временами ее голос дрожит, на глазах слезы. Все началось в конце октября прошлого года с обычного осмотра, куда петрозаводчанка привела сына для консультации: у ребенка появился дискомфорт при ходьбе – ноготь большого пальца стал расти неправильно. В Детской республиканской больнице мальчика приняла заведующая отделением гнойной хирургии Антонина Тимонина, неожиданно для мамы и ребенка решившая провести операцию «резекция ногтя на большом пальце левой стопы», после чего произошло осложнение: некроз мягких тканей пальца и затем – гранулирующая рана пальца, как следствие некроза.

– Я привела своего ребенка на консультацию, а доктор сделала операцию, не предупредив об этом ни меня, ни моего сына: он зашел в смотровой кабинет и вышел оттуда уже с прооперированным пальцем. Единственный вопрос, который задала мне врач Тимонина: «У ребенка есть реакция на лидокаин?». Я ответила: «Не знаю». После операции врач рекомендовала мне спуститься в приемное отделение и «на пару дней» оформить ребенка на дневной стационар, где уже постфактум я подписала все «информированные» согласия, – рассказывает женщина. – На следующий день ребенку была назначена процедура УФО и УВЧ. В ходе процедуры сын пожаловался на сильную боль – на внутренней стороне пальца образовался пузырь, который был вскрыт врачом Тимониной. По словам медперсонала, проводившего УВЧ, палец моего сына был почерневшим перед началом процедуры, и они решили, что это синяк и процедура назначена для его рассасывания, а после УВЧ появился пузырь.

В смотровой кабинет на перевязки родителей не пускают (к слову, в московской клинике, куда родители впоследствии возили мальчика на консультацию, никому и в голову не приходит запрещать присутствие на перевязках родителей, ведь они – законные представители несовершеннолетнего), поэтому состояние пальца мама не видела, а врач Тимонина характеризовала его как удовлетворительное, не вызывающее никаких опасений и прогнозировала выписку ребенка в ближайшие дни. На вопрос, почему лечение затягивается, когда обещали всего «пару дней», врач ответила: «Потому что вы такие».

Результат "лечения" в ДРБ. Фото из личного архива пострадавшей семьи
Результат «лечения» в ДРБ. Фото из личного архива пострадавшей семьи

– Мы ежедневно с 25 октября до 2 ноября приводили ребенка на процедуры и перевязки к врачу Тимониной, которая говорила нам о положительной  динамике лечения и скорой выписке, – вспоминает мама мальчика. – А 3 ноября утром повязка случайно спала, и мы с мужем увидели действительное состояние пальца: оно было ужасающим. Фактически отсутствовала половина подушечки пальца, который частично был черным и развороченным. Страшно испугались за здоровье сына и чего только не передумали. Лечащий врач Тимонина на приеме подтвердила, что у ребенка на пальце началось отмирание тканей и добавила, что она не лечила некрозы ранее. На мое предложение купить в аптеке необходимые современные медикаменты для лечения и вызвать для консультации специалистов, доктор ответила отказом…

Понимая, что ситуация с лечением ребенка требует консультации опытных врачей, мама сама обратилась к профессору кафедры детской хирургии ПетрГУ Игорю Григовичу, который пришел к выводу, что некроз вызван неправильным введением анестезии. По его словам, без сомнения, игла попала в сосуд и тем самым было вызвано отмирание тканей, которые этот сосуд питал. Это же сказал и начмед больницы Олег Савчук, на осмотр к которому на втором месяце лечения 2 декабря родителям с трудом удалось пробиться.

Профессор Игорь Григович. Фото: rep.ru
Профессор Игорь Григович. Фото: rep.ru

А в тот же ноябрьский день, когда профессор Григович провел консультацию и сообщил маме о причине некроза и о прогнозе на длительное лечение, врач Тимонина предложила выписать ребенка с дневного стационара и просто приводить мальчика к ней на перевязки в любое удобное время, но мама от этого отказалась, почувствовав подвох. Вскоре доктор ухала на заранее запланированную учебу на месяц. А позже, уже в январе 2017 года, когда маме удалось увидеть историю болезни сына, оказалось, что в ней до 3 ноября не было никаких данных о развившемся некрозе и его лечении, равно как и о повторной операции 25 октября. То есть врач, предлагая маме «выписать ребенка», заранее хотела закрыть историю болезни «красиво», не указав в ней осложнений.

Новый лечащий врач Гольденберг взялся за дело с оптимизмом. Он сообщил маме мальчика, что время пребывания на дневном стационаре ограничено, и настоятельно рекомендовал для скорейшего выздоровления провести пластическую операцию путем снятия ткани с ягодиц ребенка и наложения на палец, а также сшить края раны.

Тут у женщины снова сработало «шестое чувство» – она отказалась от пластической операции и самостоятельно в интернете стала искать специалистов для консультации в Москве. А когда записалась на прием в Российскую детскую клиническую больницу, столкнулась с активным нежеланием администрации ДРБ показать ей полную историю болезни сына. Женщине пришлось написать два заявления на имя главврача Леписевой, чтобы получить разрешение хотя бы прочитать и сфотографировать этот документ.

Главврач ДРБ с федеральным министром здравоохранения. Фото: Минздрав Карелии
Главврач ДРБ с федеральным министром здравоохранения. Фото: Минздрав Карелии

– После того, как мы сами нашли возможность получения консультации в РДКБ и записались на определенный день, я два дня пыталась получить направление у главного врача ДРБ Леписевой, так как без него прием стоит довольно дорого, – рассказывает женщина. – В Москве заведующий отделением микрохирургии РДКБ Быстров подтвердил слова профессора Григовича и начмеда Савчука о том, что некроз стал следствием неправильно введенной анестезии, добавив, что, скорее всего, было введено большое количество препарата. Поскольку рана была инфицирована, назначил лечение современными препаратами и сообщил, что на такой ране ни в коем случае нельзя делать пластику… Эта консультация позволила предотвратить нанесение еще большего вреда здоровью моего ребенка операцией, которую настоятельно рекомендовал мне врач Гольденберг.

Признают ли карельские врачи свою ошибку? Фото из личного архива пострадавшей семьи
Признают ли в ДРБ свою ошибку? Фото из личного архива пострадавшей семьи

После консультации в Москве, на время которой ребенка выписали с дневного стационара, по распоряжению главврача Леписевой принимать мальчика обратно на лечение в ДРБ отказались (как объяснила маме сама главный врач, по причине трех ее жалоб на больницу в Минздрав Карелии). Ребенку, нуждающемуся в ежедневных перевязках на открытой гранулирующей ране, предложили продолжить лечение… в поликлинике по месту жительства, где хирург принимает два раза в неделю и запись на прием осуществляется заранее по направлению участкового терапевта.

Пытаясь добиться надлежащего лечения и правды о причине некроза, мама мальчика обращалась в разные инстанции: в ДРБ, в Минздрав Карелии и России, в Росздравнадхор, территориальный фонд ОМС, страховую медицинскую компанию, прокуратуру. Уполномоченный по правам ребенка в Карелии Оксана Старшова тоже не смогла помочь родителям ознакомиться с историей болезни их ребенка…

Только благодаря помощи сотрудников Следственного комитета по РК женщина получила копию истории болезни (по устному распоряжению главного врача ДРБ Леписевой ей в этом отказывали), которая потрясла родителей количеством фальсификаций.

Карельское управление Следкома России. Фото: Валерий Поташов
Карельское управление Следкома России. Фото: Валерий Поташов

– В документе множество фактов оказались искажены, – комментирует мама мальчика. – По сравнению с 30 ноября, когда мне разрешили сфотографировать некоторые страницы истории болезни, появились приписки, а именно: «температурный лист» и «запись консультантов». К примеру, обнаружились записи, что моему ребенку делали ванны, меняли белье, наблюдали стул в дневное и ночное время, измеряли температуру, вес, предоставляли диетическое питание. На самом деле ничего этого не было: сыну не дали даже места в палате. Он все время находился на скамейке возле смотрового кабинета на пятом этаже ДРБ, либо возле кабинета физиопроцедур на втором этаже. Даже в направлении на контрольный анализ крови врачом Тимониной нам было отказано, поэтому пришлось делать его на платной основе в детской городской больнице…

Вдобавок ко всему специалисты ДРБ отказывались соблюдать назначенное московскими врачами лечение и делали перевязки по своему усмотрению. Только после жалобы мамы мальчика заместителю главы РК Улич в ДРБ согласились делать перевязки теми медикаментами, что были назначены в Москве и приобретались родителями за свой счет в аптеке. А рекомендации протокола врачебной комиссии РДКБ назначить антибиотикотерапию и для исключения остеомиелита сделать рентген были вовсе проигнорированы: ребенка выписали на следующий же день после предоставления мамой протокола комиссии РДКБ.

Руководитель карельского Фонда обязательного медицинского страхования Андрей Гравов. Фото: vk.com
Руководитель карельского Фонда обязательного медицинского страхования Андрей Гравов. Фото: vk.com

– Я убеждена, что вред здоровью моего ребенка нанесен услугами ненадлежащего качества и, прежде всего, неквалифицированными действиями врача, – говорит женщина. – Поэтому мною был написан ряд обращений в надежде на объективное расследование: сегодня пострадал мой ребенок, а завтра пострадают другие при таком отношении к делу, покрывательстве и круговой поруке. И что? Руководитель карельского Фонда обязательного медицинского страхования Гравов сообщил, что по итогам порученной ООО «СМК РЕСО-МЕД» проверки «дефектов при оказании медицинской помощи в приемном отделении и в стационарных условиях, повлиявших на исход заболевания, не выявлено». Обращения в республиканскую прокуратуру остались без ответа. Точнее, прокуратура переслала все три моих заявления в министерство здравоохранения РК. Из Минздрава Карелии пришел ответ о проведенной в ДРБ с привлечением специалиста Росздравнадзора по РК проверке, в ходе которой «нарушений порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи не выявлено», а виновным опять «назначен» аппарат УВЧ-терапии и нарушение техники проведения процедуры. Однако в акте служебного расследования, проведенного комиссией Минздрава Карелии после обращения мамы ребенка в Совет по правам человека при президенте РФ в феврале, а также ответе, полученном семьей от Следственного комитета по РК, прослеживается еще много «неточностей» и фальсификаций.

Оставшись один на один с занявшими круговую оборону недобросовестными медиками, чиновниками от здравоохранения, специалистами контролирующих организаций и правоохранительных органов, родители все же добились главного – их сын хоть и медленно, но идет на поправку. И это исключительно заслуга семьи, которая за время лечения ребенка от изначально несложной проблемы потратила около 70 тысяч рублей на медикаменты, анализы и на проезд в Москву и обратно, не считая времени и нервов, которым просто нет цены.

– Считаю, что были нарушены права моего несовершеннолетнего ребенка на здоровье, образование (сын пропускал занятия в школе, так как посещал процедуры в ДРБ, не смог продолжить обучение в художественной школе из-за большой нагрузки в связи с самостоятельным изучение школьных предметов, а также  посещать занятия теннисом, не мог заниматься плаванием), на получение качественных медицинских услуг,  которые утверждены Конвенцией ООН о правах ребенка, а также в Конституции Российской Федерации, – комментирует мама ребенка. – Не удивлюсь, если при таком отношении к детям еще не раз повторится подобное и виновных снова не окажется.

17 апреля из Следственного комитета по РК женщиной было получено письмо, в котором говорится: «В связи с тем, что в действиях должностных лиц указанного медицинского учреждения усматривались признаки преступлений, предусмотренных ст. 118, 124 УК РФ, подследственных следователям органов внутренних дел, сообщение о преступлении и материал проверки 16.12.2016 направлен в УМВД России по г. Петрозаводску для организации проведения процессуальной проверки». Названные статьи Уголовного кодекса предусматривают наказание за преступления против здоровья.  Из МВД ответа нет.

Минздрав Карелии. Фото: Валерий Поташов
Минздрав Карелии. Фото: Валерий Поташов

Выше было сказано, что в апреле главврачу ДРБ Инге Леписевой было присвоено почетное звание «Заслуженный врач Республики Карелия», а в январе такого же звания была удостоена хирург Антонина Тимонина. Именно так оценило их работу министерство здравоохранения Республики Карелия, в то же самое время получая жалобы от мамы мальчика, пострадавшего из-за некачественных услуг ДРБ. Безусловно, в этой больнице трудится много отличных медицинских работников, на которых не распространяется рассказанная нами история и которых чиновники от здравоохранения почему-то не торопятся награждать…

Как рассказали нам медики, после состоявшейся в ДРБ 11 апреля выездной коллегии Минзрава Карелии с участием врио главы республики Артура Парфенчикова, главврач Инга Леписева устроила «разбор полетов». Больше всего досталось медсестрам одного из отделений, которые надумали разогревать принесенную из дома еду в тот самый момент, когда по больнице совершал экскурсию новый руководитель республики. Главврач посчитала, что ему мог не понравиться запах котлет, как будто Парфенчиков не понимает, что живут медики небогато, по столовым не всегда имеют возможность ходить, да и рабочий график порой этого не позволяет. Очевидцы говорят, что медсестрам было адресовано обещание в следующий раз надеть котлеты на голову… Теперь медики побаиваются лишения стимулирующих выплат – такая вот «награда» им за работу причитается.

P.S. После того, как этот материал был опубликован, редакция онлайн-журнала «Черника» получила официальный комментарий пресс-службы МВД Карелии:

По фактам, изложенным в обращении, расследование продолжается

Поступившие 22.12.2016 в отдел полиции № 3 УМВД России по городу Петрозаводску сообщение о преступлении и материал проверки зарегистрированы в установленном законом порядке.

На сегодняшний день служебное расследование продолжается. По его результатам в установленные законом сроки заявителю будет направлен ответ.

Промежуточные сообщения были направлены заявителю 29.12.2016 и 24.03.2017.