4 декабря в Законодательном Собрании Карелии состоялся «правительственный час» на тему «Устойчивое развитие сельских территорий», на котором захотелось побывать и мне: тема-то какая интересная!

Что прежде всего бросилось в глаза: только наполовину заполненный народом малый зал парламента. На заседание были приглашены представители четырех министерств: сельского хозяйства, здравоохранения, образования и культуры. От общественности республики была одна, случайно узнавшая об этой встрече, Сукотова. Не присутствовали главы районов, не было ни одного главы сельского поселения. С кем же работал «правительственный час»? А работал он, как мне показалось, сам с собой,  чиновники  бодро рассказывали о положении на селе полупустому залу. Присутствующим немногочисленным депутатам Законодательного Собрания явно было неинтересно, именно по этой причине к выступающим от них почти не появилось вопросов, да и бюджет на 2018 год практически сверстан (как всегда в ущерб селу), чего тут копья ломать. Словом, славный вышел междусобойчик!

Министр сельского хозяйства Карелии Владимир Лабинов. Фото: Валерий Поташов
Министр сельского хозяйства Карелии Владимир Лабинов. Фото: Валерий Поташов

Выступление министра сельского хозяйства РК Владимира Лабинова произвело сильное впечатление, оказывается, карельские села строятся и развиваются. Если бы я сама не жила в деревне, у меня бы сложилось впечатление, слушая его, что так хорошо мы еще не жили. А задать уточняющие вопросы главному аграрию Карелии некому: от села-то никого.

Министр не представил присутствующим явного положения дел: хотелось бы услышать в цифрах и фактах, каков на сегодняшний день удельный вес сельского хозяйства в экономике республики, улучшится ли состояние сельхозугодий и животноводческих ферм, как живется крестьянину, в чем он нуждается, какая у него заработная плата. Ведь это «правительственный час», посвященный развитию села!

Крестьяне – ценные люди. Они, не только кормят и одевают нас, но сохраняют народные обычаи, традиции, историю, песенное и хореографическое наследие.

Обратимся к документам. Доля сельского населения резко снижается по всей республике, по причине неустроенности: закрываются аптеки и фельдшерские пункты, почта, детские сады, школы, дома культуры, библиотеки, практически отсутствуют дороги, а как следствие, и общественный транспорт.

Крестьяне – ценные люди. Они, не только кормят и одевают нас, но сохраняют народные обычаи, традиции, историю, песенное и хореографическое наследие. Фото: Алексей Владимиров

По данным Президента Российской сельскохозяйственной академии  Геннадия Романенко, Россия по объему продукции сельского хозяйства отброшена на 48 лет назад, только поголовье крупного рогатого скота снизилось до уровня 1948 года, производительность труда упала на 35 %. В течение последних тридцати лет страна теряет ежесуточно 113 деревень с населением 115 человек. Село явно стало жертвой грубой и неграмотной  сельскохозяйственной политики!

Наша республика – не исключение: за последние тридцать лет перестало существовать 154 населенных пункта. Деревня обезлюдела. Особенно большие потери в животноводстве: поголовье крупного рогатого скота сократилось в 9 раз, а свиней – в 16.

России без деревни не прожить и не стать благополучной страной, особенно когда мы увязли в санкциях. Возникла крайняя необходимость разработки Федерального Закона о сельском хозяйстве, направленного на защиту интересов села и его жителей. А сегодня российское село, и Карелия наглядно это подтверждает, – зона бедствия. Нищета, тяжелые бытовые условия, низкая заработная плата, отсутствие медицинской помощи – список могу продолжать и продолжать.

России без деревни не прожить и не стать благополучной страной, особенно когда мы увязли в санкциях. Возникла крайняя необходимость разработки Федерального Закона о сельском хозяйстве, направленного на защиту интересов села и его жителей. Фото: Татьяна Смирнова

И ученые-то российские какой термин придумали про деревню: территория устойчивой бедности.

Обратимся к истории. Каких-то сто лет тому назад Олонецкая губерния была житницей Русского Севера. Крестьяне выращивали рожь, овес, ячмень… Заонежье (территория Медвежьегорского района) считалась хлебородным районом. Крупные крестьянские хозяйства кормились своим хлебом круглый год, излишки продавали. В Шуньгской волости в незначительных количествах культивировали даже пшеницу, горох, гречиху. Во всех волостях были созданы сельскохозяйственные общества. В Шуньге  председательствовал крестьянин Иван Васильевич Гайдин. Он лично содержал племенное стадо и участвовал во всех сельскохозяйственных выставках, его опыт работы изучали специалисты.

Летом 1911 года Повенецкое земство организовало на базе образцового хозяйства Гайдина шестинедельные курсы по животноводству. Отзывы были положительными. Ежегодно в Шуньге земство проводило выставки скота. Было чем гордиться! За высокие показатели в развитии животноводства только Иван Васильевич Гайдин был награжден одной золотой, четырьмя серебряными, одной бронзовой медалями, пятью похвальными листами и многими денежными премиями.

В 1912 году Повенецкое земство утвердило Племенную книгу! В нее вошли 27 племенных быков и 86 коров.

Опытом работы заинтересовали финские животноводы. 12 июня 1912 года туда были направлены по обмену опытом шуньгские крестьяне И.Гайдин, М.Антропов, П.Хотеев, И.Федоров и другие.

Повенецкое земство гордилось такими людьми! И работали-то они под тем же солнцем и тем же небом, на тех же скудных почвах. И только нынешняя власть называет эту землю «зоной рискованного земледелия».

Наши предки и не задумались, какая эта зона, работали не покладая рук от зари до зари. А выращенный лен какого качества был! Именно изделия из заонежкого льна получили признание на зарубежных выставках. В 1890 году за участие в Парижской Всемирной выставке искусств крестьянка Авдотья Павлова за качество льняного вышитого полотенца была награждена большой серебряной медалью.

С грустью я слушала министра сельского хозяйства Лабинова на правительственном часе 4 декабря 2017 года. Слушала и вспоминала, как летом этого года с голоду умирало элитное стадо коров Медвежьегорского молокозавода. Голодный рев содрогал воздух на несколько километров вокруг! Бедные коровы стоять уже не могли, падали, но лежа все таки звали людей на помощь. Никто не помог. Причина-то «уважительная»: нет  кормов. Где было министерство сельского хозяйства, правительство республики, администрация района и предприятия, депутаты Законодательного собрания от Медвежьегорского района, в том числе руководитель ГТРК «Карелия» Лариса Жданова, которая в предвыборную кампанию так много обещала? Кто ответит за это? Никто не наказан!

Элитное стадо на ферме в Брюхово погибло от голода, только малую часть коров удалось развести по хозяйствам. Фото: Татьяна Смирнова

Мы, общественность, узнав о голодоморе на ферме в Брюхово, вместе с членом Общественной палаты Викторией Шараповой рванули в Фоймогубу, там всегда прекрасный травостой. «Да мы хоть сейчас трактора заведем и начнем косить, – говорят нам деревенские мужики, – но должны быть указания руководства». Обращаемся в Медвежьегорск, к главе администрации района. «Этот вопрос так не решить, нужна лицензия, надо  тендер выиграть». А когда, спрашиваем? Не раньше ноября, отвечает…

Вот это да! Стадо коров умирает с голода, в поле стоит некошеная трава, а тут речь о каком-то тендере. Элитное стадо погибло, только малую часть коров удалось развести по хозяйствам. Специалисты говорят, что эти буренки уже потеряли свою ценность, вследствие тяжелого голода развились болезни, надо начинать все с нуля.

Когда я озвучила эту позорную для власти историю на «правительственном часе», министр Лабинов недовольно спросил: «Это что, упрек?» Это – ваша работа, между прочим, Владимир Витальевич. Стыдно людям в глаза смотреть за такую власть.

А как, по мнению представителей правительства, обстоят дела в сельском образовании, медицине и культуре? Точно так же как и в сельском хозяйстве – все хорошо, проблем нет. А чиновники-то с депутатами как стараются, из кожи лезут, сил не жалеют! Не зря ведь собрались такую важную тему обсудить «Устойчивое развитие сельских территорий», где уже, как выяснилось, все есть. Разве только, по словам депутата Анны Лопаткиной, осталось устойчивую интерент-связь наладить. И все будет в ажуре…

Удивляет и то, что на такой встрече, касающейся будущего села, не было уполномоченного по правам ребенка в Карелии Геннадия Сараева. Выяснилось, что его не приглашали. А у самого Геннадия Александровича, видимо, нет интереса к проблемам сельских детей, у которых в процессе оптимизации отнимают последнее: детсады, культурный и познавательный досуг, качественные медицинские услуги. А зачем? Выборы-то прошли, кандидатуру его утвердили, можно жить спокойно.

Лихо по итогам мероприятия рапортовала на камеру ГТРК «Карелия» первый заместитель председателя ЗС РК Ольга Шмаеник: «Работа на селе идет интересная, перспективная, творческая. А мы, депутаты, следим, предлагаем, советуем!»

Смотрит по телевизору деревня на это вранье, и понимает, что не будет ни помощи, ни поддержки, ни заботы, ни внимания… И продолжает тихо умирать. А кого упрекнешь? У нас все хорошо! Устойчиво развиваемся…

Предыдущая статьяПочему премьер-министр Чепик забыл съездить в Валдай?
Следующая статьяСочувствую Алиханову
Валентина Сукотова
Председатель Карельской региональной общественной организации «Заонежье»