Андрей Туоми

Андрей Туоми

Журналист, родился в деревне Вокнаволок Калевальского района. В журналистике начала 90-х гг. Был редактором районных газет «Новости Калевалы» (2008-2012), «Северные Вести» (2000-2002 г.г.). Издал четыре книги: две - повести и рассказы «Только не умирай» (2002 г.), «Слезы Ангела» (2009 г.), два сборника стихов – «Первый виток» (1998 г.) и «Как много в жизни пройдено дорог» (2012 г.).

Как стало известно, 27 мая губернатор Карелии Артур Парфенчиков внес на рассмотрение республиканского парламента проект регионального закона о старостах сельских населенных пунктов. Как следует из законопроекта, старост предполагается назначать «для организации взаимодействия органов местного самоуправления и жителей сельского населенного пункта при решении вопросов местного значения».

Очередная законодательная инициатива главы республики уже вызвала массу кривотолков и обсуждений в социальных сетях. И действительно, первый вопрос, который приходит на ум — зачем? Зачем на селе создается еще одна «прокладка» между селянами и властью? «Прокладка», не имеющая к тому же никакой реальной власти и никаких реальных полномочий?

Ведь согласно буквы законопроекта, старостам будут определены формальные и символические полномочия, как то: участие в сходах и собраниях местных жителей, передача принятых ими решений в органы власти и местного самоуправления, содействие органам местного самоуправления в организации и проведении общественных слушаний и общественных обсуждений, а также в обнародование их результатов в сельском населенном пункте.

Однако, за этим законопроектом видится несколько иная задача. Появление старост в карельских деревнях и богом забытых рабочих поселков, коих в республике десятки и сотни, вовсе не будет случайным. Это лишь небольшое звено в цепочке событий, которые происходят в связи с прошедшей в 2017 году «реформой» местного самоуправления.

Именно оттуда, с поправок, внесенных Думой в печально известный «сто тридцать первый закон» о местном самоуправлении, началась в республике свистопляска с объединением администраций муниципального района и титульного поселения. Оттуда же пошел процесс укрупнения сельских поселений с ликвидацией сельских администраций.

Еще одним звеном в цепочке происходящих событий является так называемая оптимизация (а точнее ликвидация) населенных пунктов Карелии, которые, с точки зрения власти, необходимо упразднить. В том же русле во всей республике ударными темпами создаются ТОС (территориальное общественное самоуправление), коих на текущий момент времени в Карелии создано уже 110 штук, причем о существовании некоторых ТОС в населенных пунктах местные жители даже не подозревают.

Для чего это делается и почему это происходит, понятно совершенно отчетливо: чтобы постепенно, шаг за шагом, отстранить население республики от хотя бы мало-мальского участия в управлении районом, городом, поселком, деревней. Полностью упразднить всякого рода выборы местных органов власти и создать между властью и народом своего рода барьер, прокладку, промежуточную инстанцию, через которую власть и будет вести с народом диалог.

Вот для этой цели и создаются ТСО и будут выбираться (точнее, как всегда, назначаться) старосты деревень и сел. ТСО будут играть с государством в «проектную лотерею», добиваясь, чтобы поселению подкинули деньжат на какую-нибудь заявленную в конкурс фигню, типа детской или тренажерной площадки. Играть, даже не подозревая, что им подсовывают в лотерею то, чем государство ОБЯЗАНО обеспечивать КАЖДОЕ поселение по умолчанию.

Старосты будут собирать с умным видом «народное вече» и доносить «глас народа» до муниципальной власти, которая, затем будет решать — прислушиваться к гласу вопиющих в пустыне, или нет. А если прислушиваться, то в каком объеме.

В общем все довольно оптимистично (для вертикали власти), предсказуемо и закономерно. К следующим выборам президента страны муниципальная Россия будет освобождена от тяжкого бремени избирать и быть избранным в местные органы власти. Они попросту будут целиком и полностью назначаемы сверху. Как в старые, добрые времена. Без шума, пыли и суеты. А народу российскому оставят право избирать Думу и Президента. И уж с этими-то выборами вертикаль легко справится. Как справлялась до сих пор.

Типичное проявление оккупационной сути всей вертикали российской власти. Вертикаль самоукрепляется и баррикадируется от собственного народа. Скоро, совсем скоро, в карельских деревнях появятся старосты, деятельность которых будет финансироваться из средств оккупационных властей местного уровня, потом по улицам пойдут казачки с повязками и нагайками, а там глядишь и губернаторов краев, областей и глав республик переименуют в гауляйтеры. Полное дежавю.

Плохо, очень плохо вертикаль власти знает собственный народ. Интересно, кто придумал вывести определение «староста» на просторы одноэтажной России? Он вообще, понимал, что вслед за старостами народ сам тут же определит и назначит и комендатуры, и полицаев, и гестаповцев, и эсэсовцев, и гауляйтеров.

Оказывается, для оккупации не всегда нужны танки, пушки, бомбежки и вражеская армия. Она может быть не только внешней, но и внутренней…