«Пропадает, рушится уникальный дом», или как пост корреспондента «Черники» привлек внимание тысяч жителей России

0
821
Дом Дубровина. Фото из соцсетей

За последние несколько лет в старинных деревнях Карелии мне довелось повидать десятки настоящих шедевров деревянного домостроения, чудом уцелевших после войн, коллективизации и укрупнения колхозов, пожаров и прочих катаклизмов, прокатившихся за минувшее столетии по нашему краю. Большинство украшенных резьбой изб уже никому не нужны и тихо-смиренно доживают свой век, словно одинокие старики на завалинке. Некоторые надолго западают в душу. Мучительно хочется помочь им пожить еще немного, чтобы снова шлепали по широченным половицам детские босые ножки, вечерами хозяева собирались за большим столом и пели народные песни, а в русской печи томились щи и румянились пироги…

Минувшим летом по воле случая появился на моем пути еще один удивительный терем – дом Дубровина в исторической карельской деревне Большая Сельга Куйтежского поселения Олонецкого национального района. Вместе со специалистом аппарата Уполномоченного по правам человека в Карелии Сергеем Прудниковым мы приехали в Куйтежу по жалобе местных жителей, которые сопротивлялись решению районной власти закрыть в деревне детский сад. Об этой истории «Черника» писала не раз, однако нашлись в поселении и другие темы

– У нас есть еще одна проблема, возможно, вы сумеете помочь, – с этими словами глава поселения Людмила Хейнонен разложила на своем рабочем столе несколько пожелтевших страниц с напечатанным на пишущей машинке текстом. – Надо срочно спасать дом Дубровина, который признан памятником регионального значения. Он находится на балансе поселения, отдадим в надежные руки, только бы сохранить…

Глава Куйтежского поселения Людмила Хейнонен показывает документ на дом Дубровина. Фото: Татьяна Смирнова

Даже не лучшие по качеству фотографии, которые нашлись в документах главы поселения, впечатлили, передав величие и сказочное убранство дома. По легенде его построил в конце 19 века приехавший в Большую Сельгу с Вологодчины мастер-мебельщик Дубровин, который сумел прижиться в сообществе местных карелов, даже незнакомый язык стал понимать. С тех пор в крестьянских домах здешних жителей появились добротные и нетипичные для этих мест предметы мебели, которую мастерил Дубровин.

Скриншот со страницы Татьяны Смирновой в соцсети в Контакте

Обратившись тогда же, в середине июля, через соцсеть к руководителю Управления по охране культурного наследия Карелии Юлии Алиповой, я выяснила, что уникальному строению грозит серьезная опасность. «Дом Дубровина действительно является памятником, – прокомментировала руководитель управления. – Он находится в собственности Куйтежского поселения и по закону обязанности по содержанию объекта несет его правообладатель. Более десяти лет назад в рамках международного проекта в Большой Сельге при поддержке наследников Дубровина на доме были проведены некоторые поддерживающие работы, включая восстановление резных элементов, прошел летний лагерь школьников и студентов из Петрозаводского строительного техникума, приезжали для изучения деревни специалисты из Флоренции и Финляндии. Предполагалось, что на базе объекта будет создана площадка Олонецкого краеведческого музея. Однако для музея предпочли приобрести не такой презентабельный, но (по всей видимости) менее проблемный дом. Этим летом я встречалась с главой Куйтежской администрации, предложила выставить объект на приватизацию под условием его оперативной реставрации или сдать на тех же условиях в аренду за 1 рубль (для памятников такая схема предусмотрена законом). Также мы переговорили с Минсельхозом на предмет передачи дома начинающей фермерской семье с участком, пригодным для выпаса скота. Такой вариант был бы привлекателен с точки зрения поддержки малого бизнеса. Однако в Минсельхозе мне сказали, что беседа с главой Куйтежи результата не дала…»

Фото: Татьяна Смирнова

Далее Юлия Алипова уточнила, что если найдутся желающие, то ее управление готово подключиться к работе по сбору спонсорских средств на восстановление дома. «Кстати, это хозяйство можно будет подтянуть к турмаршрутам, оборудовав 1-2 комнаты для приема туристов и демонстрации натуральной продукции с мастер-классами (в этом направлении тоже есть меры поддержки из бюджета республики), – сообщила она. – Сельский туризм интересен, есть хороший пример мини-хозяйства в Маньге (там и бычков выращивают и нескольких желающих на постой берут). Обращайтесь, готовы работать вместе».

В официальный источниках о Большой Сельге можно прочитать здесь.

Однако поиски начинающих фермеров в Куйтежском поселении не увенчались успехом – по словам местного депутата Кристины Петровой, этому виду деятельности развиваться здесь не дали, были желающие, но вскоре отказались от этой затеи. Прижилась в поселении только большая таджикская семья, которая взяла в аренду бывшие сельхозугодья разоренного Куйтежского зверосовхоза-миллионера как раз в окрестностях Большой Сельги, так что и полей для фермерства свободных там сейчас нет.

В разговоре с прежним главой Куйтежского поселения Аленой Ниловой выяснилось, что спасти от разрушения дом Дубровина пытались и раньше, более того, она – сама родом из тех мест, из Малой Сельги – призывала местных жителей не увлекаться реконструкцией и осовремениванием своих родовых домов, не покрывать, к примеру, стены сайдингом, чтобы сохранить облик исторической деревни. Не все ее услышали…

– В 2003 или 2004 году, я тогда еще работала заместителем директора по воспитательной работе в Куйтежской школе, мы совместно с минобразования Карелии организовали в Большой Сельге лагерь «Пешком к прошлому», в котором участвовали школьники Петрозаводска и наши куйтежские ребята, – вспоминает Алена Нилова. – Мы занимались благоустройством территории вокруг дома Дубровина и часовни в Большой Сельге. Ребята собирали этнографический материал у селегских бабушек. Учились строить заборы «ласточкин хвост» – их делать тоже надо уметь и учиться этому мастерству, пока еще есть, кому учить. Правда, очень красиво. Впоследствии мы использовали их для фотозон в Ильин день – это престольный праздник в Большой Сельге. Кстати, в деревне нашей пекут очень вкусные пироги, там сохранились старинные яблоневые сады и  неиссякаемый источник с очень вкусной колодезной водой, на озере растут белые кувшинки, вокруг него найдены краснокнижные растения, а местные жители отличаются особым чувством юмора. Вот только все меньше их становится, умирают вместе со стариками и их домами традиции карелов-ливвиков…

В 2007 году известный кинорежиссер Виктор Мережко выбрал дом Дубровина для съемки сцен каторги сериала «Сонька Золотая ручка» – с его балкона осматривал окрестности Большой Сельги актер Дмитрий Нагиев.

Кадр из фильма. Источник фото здесь.

Наверно уже от отчаяния, что устроить в надежные руки памятник архитектуры не получилось, и понимания, что очень скоро дом если не рухнет, то сгорит, поздно вечером 25 сентября на своей стене «ВКонтакте» я написала пост: «Пропадает, рушится уникальный дом Дубровина в деревне Большая Сельга Куйтежского поселения Олонецкого национального района! Дом 19 века является памятником регионального значения, находится в собственности волости, желающему отдадут за 1 рубль! Конечно, надо приложить руки и деньги. По финансированию – есть шанс получить средства из республиканского бюджета (при условии софинансирования) и поддержку Министерства сельского хозяйства Карелии, если дом возьмут для ведения хозяйства и развития сельского туризма фермеры…»

И что тут началось! Из разных концов России (видимо, прикрепленные к тексту фотографии дома Дубровина просто покорили пользователей соцсети) мне начали писать люди, которые были готовы хоть завтра выехать в Большую Сельгу и познакомиться с домом. Стала отсылать их к Юлии Алиповой, которая, похоже, совсем не ожидала такого поворота событий.

Из обращений:

  • Наталья Борисенко, Москва: «Здравствуйте, Татьяна. Очень интересное предложение для нашей семьи про дом Дубровина. Дети учатся в колледже на реставраторов. Я работаю в гимназии. Организовала музей. Помогали волонтерскими выездами сохранить дом со львом в Саратовской области… Давно ещё фермерствовали в Тверской области. Вернулись из-за школы для детей. Теперь все выросли. Снова ищем, куда уехать…»

 

  • Наталья Олейник из Санкт-Петербурга: «Здравствуйте, Татьяна. Я была бы заинтересована в таком доме, я о таком давно мечтаю. Но я не фермер… могу только приглашать в этот дом людей творческих с Питера или многодетные семьи. Я сама занимаюсь мозаикой и раньше занималась кино. Мой муж, возможно, смог бы отремонтировать дом. Как вы думаете, может ли администрация согласиться. А поля вокруг сколько стоят? Пасека это тоже интересно…»

 

  • Валерий Митечкин из Вологодской области: «Татьяна, готов купить, скиньте контактный номер телефона».

Восемь тысяч просмотров (на сегодняшний день) поста о доме Дубровина – моя стена в соцсети получила небывалую популярность благодаря терпящему бедствие памятнику деревянного зодчества. Постарались и коллеги из карельских и федеральных СМИ, обнаружившие пост. Карельское телевидение, назвав меня почему-то «местной жительницей», рассказало одним из первых о готовности передать памятник за 1 рубль. Упомянули о памятнике «Карелия-ньюс» , «Руна», другие интернет-ресурсы.

2 октября в Большую Сельгу съездил депутат Законодательного собрания Карелии Андрей Рогалевич, который не скрывает своего интереса к народным промыслам и сам с успехом их осваивает. Увиденное (состояние памятника) его огорчило, но и навело на размышления и даже на по-своему сенсационное признание:

Фото: Андрей Рогалевич

– Большая Сельга, при определенной заинтересованности республиканских и местных властей, имеет возможность стать карельской Витославлицей. И начало этому может положить реставрация дома Дубровина, который расположен в этой деревне, имеющей статус исторического поселения, в котором проживали южные карелы. При этом, полагаю, здесь появится не «мертвая» музейная, а живая и жилая деревня в которой, по большей части, можно воссоздать исторический, бытовой, культурный образ жизни карел. Не все забыто местными жителями, а самое главное, как мне показалось, у них самих есть желание сохранять и развивать свою деревню. Теперь к самому дому, публикация о котором вызвала много информационного шума. Я посмотрел на состояние памятника 19 века. Хотя, если честно, памятником это уже сложно назвать. Разрушающееся здание, находящееся в аварийном состоянии. Местами обваливаются стены, отсутствие полов на первом этаже. Частичное отсутствие элементов резьбы на фасаде. К сожалению, осмотреть дом внутри не было возможности именно по причине его неудовлетворительного состояния. Из увиденного: считаю, дом-памятник можно, важно и нужно реставрировать. Работы должны выполнить организации, имеющий такой опыт работ, максимально охранив и восстановив элементы убранства дома. Это будет дорого, но лично я готов приобрести этот дом, искать инвесторов, которые смогут вложиться в реставрацию, тем самым сохранив не только памятник для республики, но и использовать его в дальнейшем как туристический объект, имеющий не только выгодное местоположение. При этом, озвучивая свое намерение, я должен понимать и заинтересованность властей. Не продать этот дом за рубль, тем самым переложив всю ответственность на плечи нового собственника, а вкладываться в реставрацию. По-моему, это называется государственно-частным партнерством. Каким образом, какие механизмы участия республики можно предусмотреть, полагаю, это необходимо обсуждать с Министерством экономического развития Карелии. Сам же проект того, что можно сделать в Сельге, будет направлен мной и главе Республики Карелия с возможностью обсуждения и с ним ряда вопросов по реализации и развитию этого предложения.

В разговор с главой Куйтежского поселения Людмилой Хейнонен удалось выяснить, что после случившегося «бума» интереса к дому Дубровина она приступила к подготовке документов для проведения аукциона – земля, на которой стоит дом, и небольшой прилегающий участок будут оценены по рыночной стоимости, но назвать цену сотки Людмила Алексеевна не смогла – в Куйтеже землю еще не продавали.

Между тем в Управление по охране памятников культурного наследия все еще идут звонки и письма от заинтересовавшихся домом в Большой Сельге. «Татьяна, добрый день! Благодаря вашей помощи к нам поступают обращения от желающих приобрести дом Дубровина. Сейчас есть несколько реальных (на мой взгляд) претендентов… После выяснения позиции Куйтежской администрации будем решать вопрос как готовить эскизный проект. Вас проинформирую, – написала мне в «личку» 2 октября Юлия Алипова. Радостно читать такие весточки от чиновников. Но, главное, один памятник в Карелии точно найдет нового хозяина.

История с «устройством» дома Дубровина прибавила оптимизма, ведь подобных этому памятнику уникальных построек, как я уже говорила, в Карелии множество. Предлагаю составить народную опись с вашей, уважаемые читатели, помощью. Присылайте фотографии и описание, на ваш взгляд, достойных охраны построек с указанием населенного пункта, пока Карелии они еще есть.

По праву автора начну сама.

Деревня Сибово Великогубского поселения Медвежьегорского района. Дом Березкиных. У него есть хозяева, но нет почти никакой перспективы – рушится и погибает. Фото сделано минувшим летом.

Дом Березкиных. Фото: Татьяна Смирнова

Дом в деревне Дубовская Кривецкого поселения Пудожского района. По рассказам местных жителей, здесь когда-то располагалась больница, школа, детский лагерь. Вокруг огромные поля.

Дом в деревне Дубовская. Фото: Татьяна Смирнова

Дома в деревне Кубовская Кубовского поселения Пудожского района на реке Водле – здесь минувшим летом прошел первый Фестиваль плотницкого искусства («Черника» писала о нем), организованный местной жительницей Зульфией Шевченко с участием волонтеров, которые помогли починить несколько старинных строений.