Православный Советский Союз?

521
Источник фото: iamruss.ru

Пофигизм — как национальная идея россиян

С 2014 года российское телевидение самым безжалостным образом обкатывает информационные технологии на гражданах великой державы. Есть несколько ключевых, опорных точек, от которых отталкиваются политтехнологи для обработки общественного мнения. Но самое интересное состоит в том, что эти ключевые точки являются взаимоисключающими, как, например, массовое «обращение» граждан России в православие, культ религии во всех сферах и областях жизнедеятельности (от школы до космоса) и такое же агрессивное внедрение в массовое сознание культа СССР.

С первым все понятно: изначально, испокон веков религия была и остается инструментом подавления личности и средством сдерживания народа в узде. Главные религиозные постулаты, утверждающие, что «любая власть от бога» и любое противление власти есть грех, что народу в целом и любому человеку в отдельности надо ежедневно бояться гнева божьего и воспринимать все тяготы и лишения жизни (в том числе и организованные правящей верхушкой) исключительно, как кару божью за неправедный образ жизни.

Учитывая, что абсолютно у каждого человека есть свой «скелет в шкафу» и масса вероотступнических проделок и проступков, нетрудно предположить, что в массовом религиозном сознании людей укрепляется понимание собственной вины за все происходящее не только с ним лично, но и со всем государством российским.

Однако, тот смелый информационный эксперимент, на который пошли российские политтехнологи, превзошел самые смелые ожидания и предположения: в массовом сознании российского обывателя телевизионщикам удалось укоренить и накрепко спаять две совершенно несовместимые вещи: православие и СССР.

Православный президент Путин, в котором как в кривом зеркале отражаются все изгибы и изломы российского общества; тот самый президент, что смиренно стоит со свечкой в храме на Рождество и Пасху, одновременно на всю страну заявляет, что «развал СССР является крупнейшей геополитической катастрофой 20 века».

С тех пор пошло и поехало: СССР в России реинкарнируется в самых уродливых, но и в самых зрелищных образах. На экраны страны массово вываливаются скороспелые фильмы и сериалы, воспевающие жизнь в СССР, в социальных сетях массово создаются группы ностальгирующих по Советскому Союзу обывателей, молодежи усердно вбиваются в головы «преимущества» советского образа жизни, романтика брежневской эпохи, героика сражений Великой Отечественной войны, которая ничего общего с реальной, а не выдуманной историей не имеет.

При этом большинству россиян совершенно ясно и понятно, что никто из них завтра не проснется в СССР. Возрождение Советского Союза невозможно даже частично, даже фрагментарно и эпизодически ни в стране, ни в отдельно взятом городе, ни в отдельно взятой российской семье. Единственное место, где СССР действительно может «жить» — это виртуальное пространство. Ну, разве что еще в воспаленном сознании людей, мечтающих о возврате в советское прошлое.

По последним данным социологов 66% населения России не прочь вернуться в Советский Союз. Цифра, конечно, внушительная. Но она демонстрирует, скорее победу ловкости рук над человеческим разумом, чем осознанный выбор людей. Если эти 66% наложить на более чем 70% (по разным источникам информации) православных россиян, мы получим весьма устрашающую картинку состояния общественного сознания в России, где половина населения истово верит в бога и одновременно жаждет попасть в систему ценностей, исключающую бога, как такового.

Странно, правда? Я верю в бога, хожу в церковь, ставлю свечки и мечтаю жить в СССР, где за религиозную пропаганду можно было загреметь в тюрьму или психушку, где расстреливали попов и сжигали храмы?

Было бы наивным полагать, что СССР — это только трехкопеечная газировка в автоматах, бесплатные пионерлагеря и профсоюзные путевки в Крым, хлеб по 20 копеек, вкусное молоко в бутылках и пирамидках, и всеобщее равенство нищеты. Советский Союз — это еще и гонка вооружений, архипелаг ГУЛАГ, гонения любой религии и любого инакомыслия, отрицание всего «не социалистического», подавляющая и агрессивная идеология «строителя коммунизма», жесточайшая дедовщина в армии, переполненные тюрьмы и зоны и еще много того, что кратно перевесит любую газировку и добрые детские мультики.

И, тем не менее, это работает. Зачем и для чего это делается? С культом религии все понятно — чтобы держать народ в послушании и богобоязни. Но вот в вопросе с СССР все становится понятно, когда мы упираемся в целевую аудиторию, которая бурно поддерживает идею возврата в Советский Союз. Эта аудитория — последние поколения родившихся в СССР, которые еще что-то помнят с тех времен, но уже достаточно созрели, чтобы ощутить приход зрелости взамен беззаботных детства и юности. Которые успели уже хлебнуть болезней и жизненных разочарований, несправедливости бытия и разбитых сердец. И в то же время, сегодня это именно та социальная прослойка российского общества, на которую опирается все остальное население; которая всем руководит, управляет и рулит в стране. Следовательно, чаяния и безудержные мечты этой социальной группы являются сегодня доминирующими в российском обществе.

Там, в СССР, вместе с детством и юностью остались их здоровье, первая любовь, первые ощущения и переживания. И сейчас, с высоты прожитых (не всегда самых лучших) лет все это кажется таким добрым, светлым, хорошим и… достижимым. Даже всеобщий дефицит и бедность совка им кажется сегодня каким-то теплым, вкусным кусочком детства, они отчаянно скучают по кильке в томате, конфетам «Подушечки» и конькам на валенках.

Бред, конечно. Но все эти мастурбации на СССР создают мнимую картинку возможности возвращения туда, в молодость, где ничего не болело, не ломалось, не рушилось под напором пресловутого быта и социалки.

В соцсетях нередко наталкиваешься на крики души сорока-пятидесятилетних, рожденных в СССР: «Не надо мне той страны, не надо тех продуктов и той экономики, верните мне человеческие отношения времен СССР!». Да-да, в массовом сознании внедрен тезис, что в СССР были какие-то суперски честные, добрые и теплые отношения между людьми. А сейчас они другие, сейчас все жадные до денег, живут обособленно, озлобленно и не делят «хлеба горбушку пополам».

Всегда в таких случаях хочется сказать: ау, оглянись, вокруг тебя живут те же Тани и Вани, что были в твоем советском детстве, просто вы все разом выросли. Они, наверное, тоже мечтают о «тех человеческих отношениях», так что же вам с Танями и Ванями мешает их воссоздать в этой жизни? Отвечаю: вы просто стали взрослыми, у Тань и Вань есть свои семьи и свои дети и внуки, и корку хлеба они поделят между ними, а не с теми, с кем тридцать лет назад играли в прятки во дворе и сидели в песочнице.

Психоз под названием «Возвращение в СССР» в стране нарастает. Но для действующей власти, которая эффективно научилась управлять массовым сознанием посредством телевизора, это только на руку. Чего проще — усадить полстраны перед телевизором за просмотром очередного «киношедевра» от Мосфильма советской эпохи, а потом отправить всю эту массу в социальную сеть «Вконтакте» выпускать пар в советских пабликах, многочисленных «подслушках» и группах по вышиванию крестиком.

Это и есть контроль над массовым сознанием. Людям просто не дают очнуться и вернуться в реальную жизнь: с утра до позднего вечера им в голову втемяшивают то религию, то возврат в СССР, то все вместе, густо сопровождая эту информационную кашу новостями о том, как жутко плохо «у хохлов» и как неправильно живет и загнивает Европа со всем остальным миром.

Как-то спросил у одного своего ровесника, как ему видится его православный и праведный образ в СССР, к возрождению которого он стремится, безо всякого преувеличения, всей душой, как он собирается совместить несовместимое? Ответ был классический и чисто русский: «Да, пох… как!»

Вот именно в этом все дело: в неубиваемом российском пофигизме. Обывателя совершенно не беспокоит здравый смысл, ибо весь его жизненный цикл изначально был лишен здравого смысла. Большинство россиян живут исключительно сиюминутным ощущением жизни: пофиг, что было вчера, пофиг и то, что будет завтра. Хочу в СССР и пофиг, как совмещать несовместимое и как будут уживаться с теми реалиями его дети и внуки.

Россиянам вообще свойственно гордиться своей исключительностью. Не той исключительностью, в результате которой появляются великие открытия, достижения и шедевры литературы, искусства и кинематографа, а той, которая отличает их от нормальных людей, с нормальными устремлениями и чаяниями. Мы гордимся своей безбашенностью, непредсказуемостью, готовностью пустить под откос не только свою жизнь, но и все, что попадется на пути.

Под видом «своего собственного пути развития» скрывается всеобщий пофигизм и неуклонное движение к деградации общества и страны. Ведь как не прикрывайся мнимой идеей «своего собственного пути», существуют всего два вида движения общества и государства — вперед и назад. Невозможно двигаться в будущее по диагонали или какими-то зигзагами и обходными путями. Невозможно выстроить дом, начав его сооружение со второго этажа, не имея ни фундамента, ни строительных материалов для всего дома, ни проекта, ни умения держать в руках топор и молоток. Никакая вера в бога и в возврат в СССР не помогут.

На фоне укрепляющейся, разбухающей на коррупции и затягивающей гайки вертикали власти, деградирующее российское общество, мечущееся между церквями и мечтами о совке, выглядит уже даже не реинкарнацией Советского Союза или крепостничества, нас все глубже засасывает средневековье. Чем темнее и тупее народ, чем больше в него экспортировано ложных, никогда не достижимых ценностей, тем легче этим народом управлять. В конце концов, много вкладывать в него не надо: дай ему гордость за прошлое и за страну, дай прожиточный минимум, телевизор и социальные сети, почаще наполняй стакан — и дело в шляпе. На выходе мы получим ту самую пофигистическую массу, которая не в состоянии отвечать ни свою жизнь, ни, тем более, за свою страну. Все ее будущее зависит от того, кто нальет стакан наутро.

Задача власти упрощается до минимума: заставлять хоть сколько-то народ работать, вылавливать тех, кто, в силу своих личных данных, всплывает из серой массы наверх, одних сажать на нары, других продвигать по социальному лифту и держать при этом наготове хорошую такую дубину, которая вмиг вернет народ в стойло в случае пьяного дебоша или попытки отрезветь и осознать свои права и свободы.

В чем власть безошибочно преуспела, так это в целеуказании для россиян. В Советском Союзе было целеуказание на коммунизм, которого мы в общих чертах должны были достигнуть в 80-х годах прошлого столетия. Когда оно не оправдалось, общество разочаровалось и государство рухнуло. Теперь же целеуказание раздвинуто и во времени, и в пространстве, вплоть до Царствия небесного и Советского Союза, оставшегося в далеком прошлом. К одной несбыточной цели россиянин стремится всю свою жизнь, уповая на смерть и избавление, а вторая несбыточная цель дает ему уверенность в том, что вся его прошлая жизнь не прошла даром, что она имела великий скрытый смысл и только ему понятное значение. Так и живем — между крестом и серпом с молотом. Да и двуглавый российский орел, заимствованный с византийского герба — самый актуальный сегодня имперский символ: куда бы эти головы не смотрели — главное в том, что они друг друга не видят.