Сегодня состоится заседание правительства Карелии, на котором должна быть рассмотрена реализация региональной программы капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах региона. В 2013 году, как депутат Законодательного собрания Карелии, я была автором альтернативного законопроекта о капремонте.

Правительство выбрало хорошую дату для своего заседания, ведь исполнилось ровно семь лет, как большинством голосов наш парламент принял республиканский закон о капремонте. Тогда вокруг принятия этого документа в Законодательном Собрании кипели нешуточные страсти. Зато сейчас – тишина, как будто нынешним депутатам данная тема почти не интересна.

За последние годы фонд капремонта просто «пухнет» от тех средств, которые исправно собираются с владельцев квартир. Но эффективно их потратить руководство фонда не в состоянии. По информации на 1 ноября 2020 года, на счетах фонда капитального ремонта скопилось 1 миллиард 63 миллиона рублей. Причем эта сумма все время растет: на 1 января 2019 года на счетах фонда лежало 600 миллионов рублей, на 1 января 2020 года – 749 миллионов рублей.
Это значит, что планы по капремонту постоянно срываются, они не выполняются даже наполовину!

Происходящее объясняют тем, что в Карелии оказалось мало подрядных организаций, которые хотят и могут участвовать в ремонте жилья. А те, что есть, срывают все сроки, вдобавок есть претензии к качеству выполненных ими работ. Но ведь об этом еще семь лет назад предупреждали! Но тогда, в 2013 году, закон о капитальном ремонте принимался в большой спешке. Мнение многих специалистов учтено не было, общественность вообще не подключили к законотворческому процессу.

Результаты голосования в 2013 году

Я тогда была инициатором альтернативного законопроекта. В нем была статья, предлагающая безвозмездное софинансирование государством работ по капитальному ремонту в домах, которые на начало приватизации уже нуждались в капремонте. Там же была прописана методика расчета объемов софинансирования. Ведь никто не отменял закон о приватизации, где было четко сказано, что в таких домах обязанность по капремонту сохраняется за государством. Нами предлагалось, чтобы депутаты республиканского парламента публично согласовывали проект бюджета регионального оператора и утверждали его отчеты, а также было четко записано: «Генеральный директор регионального оператора несет персональную ответственность за сроки и качество выполнения работ по капитальному ремонту общего имущества в многоквартирном доме».

Вспомните, сколько сменилось генеральных директоров в фонде капремонта Карелии. Его в разное время возглавляли Анатолий Пекерман, Михаил Баранов, Михаил Крюков, Виталий Берлогин. Сейчас исполняющим обязанности руководителя является Алексей Селютин. Пять человек сменилось менее чем за семь лет, это ведь ненормально. При этом с фондом связано немало скандалов, в 2018 году было даже возбуждено уголовное дело по фактам мошенничества с использованием служебного положения, но до суда оно так и не дошло.

Семь лет назад я писала о региональном операторе, что это, по сути, очень странная коммерческая структура, которая сначала собирает средства с населения, а потом сама решает, как эти средства впоследствии распределить.

Согласно Жилищному кодексу региональный оператор может открыть счет в российских кредитных организациях. Также регионам было дано право своими законами предусматривать открытие счета региональным оператором в территориальных органах Федерального казначейства или финансовых органах субъектов РФ. В Карелии региональный оператор почему-то открыл счет в Управлении федерального казначейства по РК. При этом на средства, собираемые с граждан, не начислялись никакие проценты. И только совсем недавно, после вмешательства руководства федерального фонда содействия реформированию ЖКХ, от которого поступила недвусмысленная рекомендация разместить неиспользуемые суммы на банковских депозитах, деньги хотя бы частично защитили от инфляции. Но кто ответил за обесценивание собранных с граждан средств? Никто…

Еще одна скандальная тема – это обследование и ремонт ветхого жилья. Согласно действующего жилищного законодательства из данных средств нельзя было тратить деньги на проводимые обследования домов. На запрос в прокуратуру по данному поводу я получила ответ, в котором прокуратура согласилась со мной в том, что законом это действительно не предусмотрено. Но тут же встала на защиту регионального оператора, заявив, что нет же прямого запрета.

Четыре года назад большинство депутатов карельского парламента отклонило наш последний законопроект о том, чтобы не включать в перечень домов, подлежащих капремонту, дома с физическим износом более 70 % и дома, стоимость ремонта в которых превышает предельную стоимость, и разработать по ним отдельные программы. Думаю, никому не нужно объяснять, что ремонтировать дома с износом более 70 % просто бессмысленно. Граждане, проживающие в таких домах, не расплатятся за ремонт, который будет проведен за счет собственников других домов. Я много раз приводила примеры расчетов по старым деревянным домам, которые сейчас ремонтируются. Самый маленький срок, который потребуется их собственникам для того, чтобы расплатиться с ремонтом, исходя из действующего тарифа, это около 70 лет, а чаще всего – почти 100 лет. Всем ведь понятно, что при отсутствии финансирования со стороны государства жильцы более благополучных домов, выступающие сейчас в качестве спонсоров, останутся ни с чем. А на их деньги просто немного подновят те развалюхи, которые ремонтировать уже нет смысла, их нужно просто расселять.

Законопроект отклонили. В итоге сотни фактически аварийных домов оказались в программе. И вот совсем недавно, в октябре 2020 года, аудитор Счётной палаты Светлана Орлова на круглом столе в Совете Федерации заявила, что недопустимо, когда подлежащие сносу и расселению аварийные дома включаются в программу капитального ремонта. В качестве примера она привела и нашу Карелию. А сейчас фонд занимается тем, что массово признает дома непригодными к ремонту.

И, пожалуй, самый большой вопрос заключается в том, что плата за капремонт постоянно растет. В 2014 году она была установлена в размере 6,30 рубля за квадратный метр общей площади, в 2019 году – 8,25 рубля в месяц. В 2020 году мы платим уже 8,9 рубля за квадратный метр. Во-первых, ее рост в последние годы превысил уровень официальной инфляции. Во-вторых, зачем брать с беднеющего населения «лишние» деньги, если фонд капремонта не может их освоить?

Это вопрос к правительству и лично к губернатору Артуру Парфенчикову, ведь решение о размере платы за капитальный ремонт принимает именно карельское правительство. Можно лишь поддержать уже прозвучавшие предложения о том, чтобы не менять в 2021 году размер платы за капитальный ремонт в Карелии. Можно даже снизить ее размер, пока не разобрались с расходованием уже собранных средств. Тут, конечно, нужен общественный контроль.

Мы можем лишь констатировать, что очередная «реформа» с ремонтом жилья пока терпит крах, о котором семь лет назад исполнительную власть республики предупреждали. Так и вышло, по известному выражению: «хотели, как лучше, а получилось – как всегда».

Предыдущая статьяКарельская прокуратура помогает полиции «палки срубать» за нарушение масочного режима
Следующая статьяДАЁШЬ КИЛОВАТТЫ! Проект модернизации энергосистемы северо-западного региона страны реализуют в Карелии
Лариса Степанова
Общественный деятель, блогер, экс-депутат парламента Карелии.