Александр Степанов

Александр Степанов

Журналист и блогер. Успел побывать - рабочим нижнего склада Олонецкого леспромхоза, солдатом Группы советских войск в Германии, машинистом котельной, учителем истории, корреспондентом газеты "Олония", помощником депутата Жореса Алферова, депутатом Законодательного Собрания Карелии двух созывов.

Вчера члены комитета по законности и правопорядку карельского парламента обсуждали вопрос о бродящих собаках. Официально, в повестке дня, он выглядел так: «Информация о ситуации в муниципальных образованиях, связанной с нарушением владельцами собак требований при выгуле собак, а также о принятии мер должностными лицами органов внутренних дел и органов местного самоуправления по привлечению к административной ответственности…».

Обсуждение вышло крайне сумбурным. Потому что нарушение хозяином правил выгула собаки – это одно, а стая бездомных псов – это совершенно другое. Но каждый говорил о своем.

Представитель республиканского МВД сообщил, что полицейские составили 301 протокол по фактам нарушений при выгуле собак, и что в полицию по этому поводу можно обращаться письменно, устно и в электронной форме, прикладывая в качестве доказательства фото, видео или показания свидетелей. При этом, конечно, не так все просто, нужно выявить именно хозяина животного, так как в законе нет понятия «арест и задержание собаки». Но как отмечали другие присутствующие, полиция далеко не всегда реагирует на такие заявления.

Столичные парламентарии больше говорили о бесконтрольном выгуле домашних животных в центре Петрозаводска. По словам вице-спикера ЗС РК Ольги Шмаеник бродячие собаки часто гадят даже у здания карельского парламента. Как оказалось, в столице Карелии есть всего одна площадка для выгула собак, которая располагается на территории парка «Зеленый берег», в районе улицы Софьи Ковалевской. Между тем, по новому законодательству, владельцы домашних животных обязаны «не допускать выгул животного вне мест, разрешенных решением органа местного самоуправления для выгула животных». Причем выгуливать нужно обязательно на поводке, обеспечивая уборку «продуктов жизнедеятельности» на территориях общего пользования. То есть штрафовать собачников поводы возникают часто, но эта строгость закона как обычно компенсируется необязательностью их исполнения. Ведь у полиции и органов местного самоуправления полно других забот.

А выступавших представителей местного самоуправления из сельских поселений гораздо больше беспокоила проблема стай бродячих собак. И в этой связи, как прозвучало на заседании комитета, серьезные последствия несет новый федеральный закон «Об ответственном обращении с животными», который был принят в конце прошлого года.

Известный петрозаводский зоозащитник и специалист по бродячим животным Владимир Рыбалко подверг резкой критике ряд его положений, заявив, что он может привести к настоящей катастрофе. Впрочем, парламентарии эти острые моменты обсуждать не стали, ограничившись тем, что приняли информацию к сведению.

Владимир Рыбалко. Фото из личного архива.

После заседания, в комментарии «Чернике», Владимир Рыбалко пояснил, что беда нового закона о животных – «в смеси нормального и совершенно безумного» и противоречий в его тексте масса. Такое произошло потому, что не были учтены все мнения экспертов и зоозащитников. Например, согласно этому закону хозяин обязан не выкидывать животное на улицу, а передавать новому владельцу или в приют. То есть несоблюдение подобной нормы можно формально «подвести» как основу под статью 245 УК РФ, как жестокое обращение с животным, могущее повлечь его гибель. Но это теоретически, однако в условиях отсутствия регистрации и идентификации и «узаконенной бездомности» отследить и наказать за это будет практически невозможно.

Фото из соцсетей

Основные же возражения зоозащитников вызывают положения статьи 18 («Организация мероприятий при осуществлении деятельности по обращению с животными без владельцев») и статьи 16 («Приюты для животных»). Владимир Рыбалко подготовил письменные предложения по корректировке федерального законодательства. В них он пишет:

«…Безнадзорность животных, прежде всего собак, создает ряд угроз и конфликтных ситуаций, зачастую служит источником заметного социального напряжения. Одна часть населения выражает недовольство существованием собачьих стай, другая часть — жалеет, подкармливает и желает им лучшей участи. И в одном, и в другом случае, наличие таких животных вызывает недовольство существующим положением вещей и желание, чтобы государственная и местная власти помогли решить эту проблему…»

 «В частности, единственным способом регулирования численности безнадзорных собак фактически объявлен метод их отлова, стерилизации, однократной вакцинации против бешенства и возврата обратно на «места обитания», то есть на улицы населенных пунктов (метод ОСВВ). Приюты также должны принимать всех собак и кошек, от содержания которых отказываются их владельцы. Все собаки и кошки, не подлежащие возврату на улицы, должны содержаться в приютах до передачи таких животных новым владельцам или наступления «естественной смерти». Любое усыпление животных запрещено, за исключением случаев несовместимой с жизнью болезни».

Зоозащитники считают, что эти требования федеральных законодателей просто нереализуемы. При этом они ссылаются на примеры из отечественного и мирового опыта. Например, как показывает московская практика, даже при вложении огромных усилий, не удается достичь стерилизации всех бездомных самок, и значит оставшиеся продолжат размножение и восполнят численность. Поэтому применение ОСВВ часто сопровождается не уменьшением, а ростом числа бездомных собак…

Еще очень важный, и как мне кажется, требующий внимания аспект: «Возникает угроза нецелевого использования бюджетных средств и мошеннических схем (например, возврата обратно нестерилизованных собак, помеченных как стерилизованные; или перевоза и выпуска отловленных собак в другой населенный пункт и т.д.). Действенных мер контроля эффективности расходования средств при ОСВВ не существует…».

Другое основное требование вновь принятого закона — полный и немедленный запрет усыпления — вообще не имеет прецедентов в мировой практике. Таких произвольных требований нет даже в самых благополучных странах мира. То есть, как указывают, зоозащитники, приюты будут обязаны принимать и пожизненно содержать тысячи и десятки тысяч животных. Однако это будет способствовать безответственности владельцев, знающих, что разводимое ими ненужное потомство всегда можно будет «сдать», скинув с себя всю моральную ответственность.

Фото: Алексей Владимиров

Между тем, в Карелии действует закон от 24 октября 2013 года N 1731-ЗРК «О мероприятиях по отлову и содержанию безнадзорных животных». По мнению Владимира Рыбалко, «Закон послужил началу создания системы приютов для безнадзорных животных на территории Карелии и, соответственно, стимулировал появление и развитие зоозащитных организаций на местах. Приюты разной формы собственности существуют в городах: Петрозаводск, Суоярви, Медвежьегорск, Кондопога, Сегежа, Костомукша, Олонец, Питкяранта, а также в поселке Чална. Ряд приютов, грамотно применяя комплексный подход (в том числе и работу с населением, например, льготную стерилизацию домашних животных) в сочетании с исполнением муниципальных контрактов по отлову животных, уже вполне успешно решают проблему безнадзорности. Например, в несколько раз сократилось количество бездомных собак в Суоярви, Медвежьегорске, Костомукше. Снизилось число бездомных собак в Петрозаводске. Животные активно передаются из приютов новым владельцам, причем взрослые – обязательно стерилизованными. Усыпление проводится только по показаниям, предусмотренным законом, число случаев его применения заметно уменьшается по мере снижения численности бездомных собак.

 Но, после вступления в силу нового федерального закона и внесения соответствующих изменений в республиканские акты, положительные достижения последних лет в Карелии и перспективы улучшения ситуации столкнутся с тяжелейшей угрозой. Процесс снижения численности бездомных собак прекратится, так как их придется выпускать обратно. Борьба против «самовыгула» и меры по регистрации и идентификации домашних собак будут крайне осложнены и не дадут долгосрочных результатов из-за невозможности действенного контроля в условиях постоянного смешения бездомных и безнадзорных владельческих собак на улицах…».

Фактически, по мнению специалистов и их выкладкам, через какое-то время Карелия будет вынуждена тратить десятки, если не сотни миллионов рублей на все эти приюты. А так как такое в реальности невозможно, то местными властями или руководством приютов в виде подрядных организаций будет осуществляться совсем не гуманные меры избавлению от избыточного поголовья: перевоз и выпуск животных за город, допущение повышенной смертности молодняка от инфекций, те или иные методы умерщвления…

Какова же альтернатива надвигающемуся кризису? Зоозащитники предлагают, в частности, предоставление регионам права самим определять порядок регулирования численности животных, в зависимости от сложившихся на местах условий. Также в законе нужен исчерпывающий перечень возможных случаев применения умерщвления животных в приютах. Необходимо создать правовую базу для введения обязательной регистрации и идентификации домашних животных, собак и кошек.

И также, как пишет Владимир Рыбалко в пояснительной записке, «Вместо всё возрастающих расходов на бесполезные мероприятия ОСВВ и создание «неусыпительных мегаприютов», значительно меньшие суммы на уровне регионов можно пустить на важнейшие меры по профилактике безнадзорности: программы льготной стерилизации для владельцев животных, в том числе малоимущих; программы просвещения и образования в сфере обращения с животными, особенно для подрастающего поколения; поддержка общественных инициатив по созданию общественных приютов, сетей поиска владельцев для бездомных животных и т.п. Эти меры при меньших затратах дадут реальное, а не декларативное снижение смертности и страданий животных, оказавшихся «лишними».

Прислушаются ли законодатели к этим советам?