«Черника» рассказывала, как на окраине Петрозаводска экологические активисты нашли незаконную свалку опасных медотходов класса «Б». Надзорные органы вынуждены были начать реагировать на опасную для жизни и здоровья людей проблему только после многочисленных публикаций в СМИ. Описанная свалка, к сожалению, в окраинах карельской столицы не единственная. Общественники обнаружили еще одну, где все также разбросаны ампулы с кровью и складированы мешки красного цвета с уже, чрезвычайно опасными медицинскими отходами класса «В». Об этом активисты сообщили в редакцию «Черники» не надеясь на реакцию властей.

Фото: Алексей Владимиров

Медицинские отходы класса «В»: В соответствии с требованиями СанПиН 2.1.7.2790-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к обращению с медицинскими отходами» (п.2.1) к отходам класса В (чрезвычайно эпидемиологически опасные отходы) относятся:

  1. материалы, контактировавшие с больными инфекционными болезнями, которые могут привести к возникновению чрезвычайных ситуаций в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения и требуют проведения мероприятий по санитарной охране территории;
  2. отходы лабораторий, фармацевтических и иммунобиологических производств, работающих с микроорганизмами 1 — 2 групп патогенности;
  3. отходы лечебно-диагностических подразделений фтизиатрических стационаров (диспансеров), загрязненные мокротой пациентов, отходы микробиологических лабораторий, осуществляющих работы с возбудителями туберкулеза.

Сбор и хранение медицинских отходов класса «В» требует особой тщательности в соблюдении нормативов. Такая щепетильность к медицинским отходам и утилизации данной группы связана с тем, что к ней относятся материалы, имевшие контакт с инфекционными источниками (пациенты, лабораторные анализы, прочее). Здесь могут быть предметы, зараженные туберкулезом, другими не менее опасными инфекциями.

Хранение и утилизация таких отходов в конкретном случае предполагает использование мягких, не прокалываемых упаковок красного цвета или с такой биркой. Одноразовые пакеты закрепляются на специальных стойках.

Класс «В» требует обязательной дезинфекции. Процедура обеззараживания должна производится в рамках организации. Отходы хранятся и транспортируются только в герметично закрытых емкостях, на них наклеивается бирка с пометкой «Класс В», названием учреждения откуда вывозятся.

«Недавно представители природоохранной прокуратуры Карелии побывали на этом проблемном участке – рядом с заброшенными боксами на Онежском разъезде, — рассказал корреспонденту «Черники» общественник Вячеслав (имя изменено – прим. редакции). – Это место мы уже показывали журналистам. После посещения надзорным ведомством территории мы решили проверить: сдвинулось ли что-то с мертвой точки? Как оказалось – нет. То есть, те отходы, которые хранились в боксах и про которые рассказывали журналисты, вывезены, но на площадке рядом с ними невооруженным глазом видно, что здесь неимоверное количество пакетов с медотходами. Опять нашли пробирки с кровью, они датированы 2016-2017 годом.

Фото: Алексей Владимиров

Но, пожалуй, самая шокирующая находка – это пакеты  с чрезвычайно опасным медицинским мусором класса «В». Как нам разъяснили специалисты, такие отходы могут привести к возникновению чрезвычайных ситуаций в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения. А здесь, как мы выяснили, проживают люди без определенного места жительства и не факт, что они не копаются в мусоре и не разносят инфекцию среди людей в городе.

Жилище людей без определенного места жительства. Фото: Алексей Владимиров

Тем не менее, мы не увидели ни ограждения вокруг смертельно опасных отходов, ни сотрудников МЧС или других служб в спецкостюмах и противогазах, опрыскивающих дезинфицирующими средствами эту незаконную свалку. Создается такое впечатление, что сотрудников надзорных ведомств нужно водить за руку и тыкать носом: здесь опасные отходы, и здесь тоже. Обращались мы и в Роспотребнадзор Карелии. Письменно сообщали о том, что ГУП «Медтехника» не перерабатывает медотходы, а банально их выбрасывает в контейнеры с ТБО. В ответ получили лишь отписку, что все в порядке, наше сообщение не подтвердилось. Ладно. Тогда мы сами все выясним, соберем доказательства и придадим гласности. Возникает тогда вопрос: а зачем они – эти надзорные организации тогда вообще нужны? Расходовать наши налоговые деньги и создавать имитацию работы? За них все делают неравнодушные к вопиющей ситуации с экологическими преступлениями граждане».

***

Недавно ГУП «Медтехника» сообщило СМИ о том, что скандальная свалка на Южной промзоне ликвидирована. Часть отходов сожжено, а часть в стадии ликвидации.

Тем не менее, по словам сотрудников «Медтехники» — это не так. Опасные для жизни и здоровья людей  медотходы до сих пор хранятся в гараже «Медтехники», их спрятали подальше от глаз общественников и журналистов. Заявление директора «Медтехники» о том, что мусор вывезен в другой регион для сжигания, не соответствует действительности.  На данный момент установка по измельчению мусора на предприятии сломана и что-то перерабатывается на самопальной установке, а часть отходов прячется в черные мешки и по ночам выбрасывается в контейнеры ТБО.

Машина обеззараживания медотходов «Стеримед» в ГУП «Медтехника» на данный момент сломана. Фото: Алексей Владимиров

Затем все вывозится на обычную свалку. Общественникам удалось изъять содержимое таких «твёрдых бытовых отходов» из контейнера, находящегося на территории «Медтехники». Все это активисты передали в распоряжение редакции «Черники», а мы, в свою очередь сдали на лабораторные исследования. Результаты будут обязательно опубликованы. Продолжение следует…

Предыдущая статьяКарелы в Республике Карелия: «Сохраним, что разрешили!»
Следующая статья«Эхо над ягелем»: мистический мир духов Владимира Лукконена
Алексей Владимиров
По его словам, в журналистику попал случайно, но как-то затянуло. Сотрудничал и сотрудничает с Агентством журналистских расследований (Санкт-Петербург), газетой «Совершенно Секретно» и другими федеральными СМИ. Лауреат четырнадцатого профессионального конкурса журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Золотое перо» в номинации «Лучшее журналистское расследование» за 2008 год.