Александр Степанов

Александр Степанов

Экс-депутат парламента Карелии, блогер.

На днях Российское военно-историческое общество (РВИО) заявило о готовности снова организовать экспедицию в Карелию, чтобы провести очередные раскопки в урочище Сандармох, где захоронены жертвы репрессий 1937 года. Напомним, что в прошлом году экспедиция РВИО проверяла гипотезу о том, что в Сандармохе захоронены убитые финнами в годы Великой Отечественной пленные красноармейцы. Поисковики нашли пять человеческих останков, но толком так ничего и не установили.

Конечно, эта новость способна вызвать очередной скандал, причем на пустом месте. Пусть в Сандармохе или около него действительно может быть погребено некоторое количество погибших красноармейцев. Но это не отменяет реальных и печальных событий 1937 года. И возникает ощущение, что РВИО просто пытается оправдаться за свою постыдную эпопею с установлением памятной доски кровавому, без всяких преувеличений, генералу Маннергейму, чьи войска участвовали в блокаде Ленинграда. Но организация Мединского просто не знает – как это сделать. Отсюда и этот показной интерес к Карелии и жертвам финской агрессии.

Хотя ведь с Сандармохом действительно очень много неясностей, только совсем иного свойства. И, по моему мнению, что РВИО, что «Мемориал», не сильно-то желают объективно разбираться в этих вопросах. Взять хотя бы численность захороненных там людей. Каждый может покопаться в интернете и увидеть следующие версии:

— Сергей Веригин на основании виденных им документов в одной из публикаций заявлял о 3,5 тысячах расстрелянных;

— В последних публикациях СМИ появилась цифра в 6 тысяч;

— Правда до этого они же писали о 7 тысячах, а чаще всего – 9,5 тысячах. Последняя цифра фигурирует даже в википедии;

— Некоторые политики либерального толка заявляют о том, что их было больше 10 тысяч;

— А если суммировать опубликованные данные жертв по национальностям (2 154 русских, 762 финна, 676 карелов, 493 украинца, 212 поляков…) выходит около 4,5 тысяч;

Извините, но разброс цифр – в два с лишним раза! Кто прав? А если окажется, что количество расстрелянных сознательно завышали — зачем это делалось, с какой целью?

Даже на этом примере видно, что утверждение о том, что тема Сандармоха полностью изучена «Мемориалом», истина установлена и никаких новых исследований не нужно, по меньшей мере спорно. Вопросов остается огромное количество, и исследования нужно проводить дальше. Ведь до сих пор единого, пронумерованного списка расстрелянных в Сандармохе нет. Есть лишь какие-то обрывки. Почему?

Есть и второй, крайне сложный и неоднозначный вопрос. Начну издалека, даже очень издалека:

25 мая 1926 года в Париже Шаломом Шварцбардом прямо на улице был убит руководитель украинских националистов Симон Петлюра. Шварцбард трижды выстрелил в него из револьвера, после чего спокойно дождался подоспевшей полиции, сдал оружие и объявил, что он только что застрелил убийцу. Со стороны защиты выступило 180 свидетелей, подробно рассказавших об ужасах еврейских погромов на Украине при власти петлюровской Директории. В итоге Шварцбард был полностью оправдан большинством французских присяжных…

В Сандармохе есть памятник «Убиенным сыновьям Украины», 5 августа к нему приходят люди с тем самым «жовто-блакитным» флагом, который был знаменем Петлюры. И списки расстрелянных в Сандармохе украинцев тоже в интернете попадаются. Так вот, заметная их часть — это офицеры бывшей петлюровской армии и даже министры украинской Директории. То есть украинские националисты, так или иначе причастные к геноциду еврейского населения Украины в 1919-20 году. Но у нас не французский суд — они все скопом считаются «невинными жертвами».

Нет, я вовсе не хочу сказать, что все расстрелянные в Сандармохе люди виновны в каких-либо преступлениях. И невиновных там погибло много. Но в целом история сложнее, чем это кажется на первый взгляд. И памятник «Убиенным сыновьям Украины» в Сандармохе — он ведь поставлен и тем, кто сам убивал, и много убивал, не так ли?

Для примера можно еще посмотреть списки, например, бывших русских офицеров, которые как утверждается, тоже похоронены в Сандармохе. Там офицеры врангелевской армии, деникинской контрразведки. Или комендант Читы при Колчаке: «Андерсен Николай Христофорович. Из дворян. Бывший полковник царской армии. В армии Колчака — пом. нач. гарнизона г. Читы и комендант города». Для тех, кто немного знает историю колчаковского террора в Сибири, вряд ли нужно объяснять, что значила эта должность — «комендант города». Тут можно дать слово абсолютно нейтральному свидетелю, американскому генералу Гревсу: «В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как это обычно думали. Я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого человека, убитого большевиками, приходилось 100 чел. убитых антибольшевистскими элементами.» 

 Понимаете, всю историю Сандармоха и вообще репрессии 1937 года можно рассматривать лишь в комплексе с событиями гражданской войны, прежде всего с белым террором. Да, можно говорить, что у петлюровцев или белых была «своя правда», но всякий человек, изучавший реалии гражданской войны, понимает, что эти люди тоже убивали и отдавали соответствующие приказы. Они никак не попадают в категорию «безвинных жертв».

Иначе получится как в известной истории с блогером Денисом Карагодиным, который расследовав историю своего репрессированного в 1938 году прадеда, объявленного японским шпионом, вызвал бурное восхищение либеральной блогосферы. Правда, внимательное изучение всех опубликованных документов из жизни прадеда выявило просто замечательные подробности. Ибо этот гражданин в 1918 году с оружием в руках действительно помогал японцам, а после взятия Благовещенска принимал участие в арестах сторонников Советской власти, более 20 человек, которых Карагодин с товарищами передали японским интервентам. Для жестокой расправы. Конечно, предъявленное Степану Карагодину обвинение в сотрудничестве с японской разведкой в 1938 году было скорее всего надуманным. Но для потомков убитых при его непосредственном участии людей данный факт вряд ли будет очень значимым и важным. На гражданской войне всегда все очень сложно и запутанно.

А пока в изучении истории политических репрессий в России у нас налицо циничные двойные стандарты. Вот, например, в прошлом году было 100-летие Выборгской резни. Событие, по масштабам жертв вполне сопоставимое с Сандармохом. Кто вспомнил о нем из официальных лиц? Никто. Или может то же РВИО подключилось? Нет, с его стороны тоже молчание и полное игнорирование. А ведь там погибли и безвинные русские люди! Впрочем, та же самая картина наблюдается и по Катыни. Это название знают все, хотя история эта тоже спорная и запутанная, многие факты не укладываются в господствующую версию. А вот слово «Тухоль» — почти никто не знает. При том что поляки в районе этого города заморили больше наших сограждан, чем даже по официальной версии расстреляли польских офицеров в Катыни.

Что касается Сандармоха, было бы, наверное, правильно, провести в Карелии круглый стол на эту тему. Чтобы все заинтересованные стороны могли аргументировано высказать свою точку зрения и подискутировать. Без ругани и закатывания истерики. На фактах.