Юлия Шевчук

Юлия Шевчук

Историк по образованию - окончила Петрозаводский госуниверситет. Журналист по призванию. В первую редакцию устроилась в 1992 году случайно, отец был редактором и взял корреспондентом. Более 25 лет работала в районных газетах Карелии ("Диалог", "Новая Кондопога"). Получила несколько уроков от власти. Первый: не жди справедливости, но работай ради нее. Второй: гни свою линию. Третий: сомневайся во всем, старайся быть честной. Наверное, есть что-то более интересное, чем журналистика, но не для меня. Член Союза журналистов России.

Сегодня Верховный суд Республики Карелия рассмотрит очередное дело о праве на бесплатную приватизацию квартиры Кондопожского ЦБК.  На примере одной семьи «Черника» расскажет о ходе процессов, которые идут уже много лет. Вся Карелия свидетель, как «социально ориентированный» крупный бизнес с миллионными оборотами за копейки распродавал имущество предприятия-банкрота, в том числе социальные объекты (например, детский лагерь «Сосновый бор», творческий центр). А нынче с завидным упорством унижает своих кадровых работников, отбирая у них честно заработанные по договорам с производственным объединением «Кондопогабумпром» квартиры.

«Черника» рассказывала историю о том, как семья кадровых работников Кондопожского ЦБК с осени 2018 года судится с АО «Кондопожский целлюлозно-бумажный комбинат» за квартиру в доме № 99 по Октябрьскому шоссе в Кондопоге. Суды пошли по кругу: 5 июня Кондопожский городской суд, согласно определению Верховного суда Российской Федерации от 25 февраля 2020 года, повторно рассмотрел иск и отказал семье в праве на приватизацию жилья. Теперь дело за Верховным судом Республики Карелия, куда семья обратилась с апелляцией на решение Кондопожского суда.

Журналист «Черники» ознакомился с двумя томами дела и обнаружил в материалах достаточно доказательств того, что семья имеет право на приватизацию спорной квартиры в д. 99 по Октябрьскому шоссе. Эти обстоятельства справедливо были учтены при рассмотрении дела Кондопожским городским судом и Верховным судом Республики Карелия в 2019-м и начале 2020-го. Почему Верховный суд РФ не считает важными те аргументы, которые позволили карельским судам вынести решение в пользу семьи?

Новых документов нет

Один из основных вопросов, который обсуждался судами на всех этапах: является ли спорная квартира государственной (муниципальной) или же относится к частному жилому фонду? Какие нормы закона должны быть применены при разрешении спора, ведь на начало 90-х годов приходится период, когда менялась страна, в том числе жилищное законодательство, и разобраться в нём трудно. Именно от ответа на этот вопрос зависит, распространяется ли на семью право на приватизацию. Потому что если квартира находится в частном жилом фонде, то есть построена ТОЛЬКО на средства предприятия после его приватизации, то, собственно, о чём разговор? Частная собственность неприкосновенна и охраняется законом. Эта позиция отражена в отзыве Кондопожского ЦБК на исковое заявление, апелляционной и кассационной жалобах предприятия.

В комментарии для «Черники» источник на предприятии заявил, что решение ВС РФ было в пользу ЦБК, потому что открылись некие обстоятельства, которым суд дал правильную оценку. Поэтому первое, что хотелось посмотреть в материалах дела: есть ли какие-то новые документы, предоставленные Кондопожским ЦБК, повлиявшие на ход рассмотрения. Почему высшая судебная инстанция вынесла вердикт, противоположный решениям карельских судов?

Первое решение принимал Кондопожский городской суд.

Однако в деле фигурируют только те документы, которые уже были рассмотрены. Значит, Верховный суд РФ по-иному оценил уже установленные судом первой инстанции обстоятельства, что позволило ему отменить решения карельских судов и вернуть дело на новое рассмотрение в Кондопожский городской суд.

Существенный момент – приватизация комбината

Судья Дмитриев в январе 2019 года скрупулезно проанализировал все поступившие от сторон документы, оценил их совокупность и вынес решение в пользу семьи. Для тех жильцов дома № 99 по Октябрьскому шоссе, которые продолжают судиться с Кондопожским ЦБК, будет небезынтересно посмотреть документальную базу, которая имеется у стороны ответчика по их искам.

Кондопожский ЦБК настаивает на том, что квартиры в доме – частная собственность акционерного общества и права на приватизацию квартир люди не имеют, так как дом начали строить в январе 1993 года, когда комбинат уже был приватизирован.

Однако закон (ст. 18 ФЗ № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в РФ» от 4.07.1991 в редакции от 23.12.1992) указывает, что переход государственных предприятий в иную форму собственности не влияет на жилищные права граждан, проживающих в домах таких предприятий, в том числе на право бесплатной приватизации жилья. Гражданину не может быть отказано в приватизации жилого помещения и в том случае, если изменение формы собственности предприятия имело место до вступления в силу ст. 18. Однако тут есть важная оговорка: это положение не должно применяться, если правопреемники госпредприятия на свои средства построили жилье, которое является предметом спора.

Вот мы и пришли к главному: вкладывало ли государство какие-либо средства в строительство дома № 99 по Октябрьскому шоссе? Карельские суды убеждены – да. Верховный суд РФ считает – нет. А вы, уважаемые читатели? Посмотрите документы и сделайте вывод сами.

Проект — за счет государства

При подготовке к приватизации ЦБК, которая состоялась в октябре 1992 года, прошла оценка имущества предприятия.В материалах дела есть «Акт оценки стоимости имущества ПО «Кондопогабумпром» по состоянию на 1 июля 1992 года» с приложениями, подписанный заместителем председателя Госкомитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом П.П. Мостовым.

В целом объекты незавершенного капитального строительства оценивались в сумме 252 тысячи 906 рублей. Посмотрим, что конкретно входило в эти траты. В частности, об этом расскажет приложение № 2 «Акт оценки стоимости незавершенного капитального строительства… по состоянию на 1 июля 1992 года».

На первой странице акта видим, что три из четырех объектов незавершенного капитального соцкультжилстроительства (социально-культурно-жилищного) располагались в 6-м микрорайоне, где находится дом № 99.

Из документа следует, что к 1 июля 1992 года, то есть ДО приватизации, государство и предприятие, бывшее на тот момент государственным, уже вложили в проектирование 70 тысяч рублей (типовой проект 6-го микрорайона), а в статическое испытание свай для жилищного строительства – 16 тысяч рублей, также в дорогу – более 600 тысяч рублей (в ценах 1991 года).

На 72-й странице дела, когда изучаем приложение № 4 к плану приватизации «Перечень объектов и стоимость незавершенных строительством объектов ПО «Кондопогабумпром» по балансу на 01.07.1992», натыкаемся на стоимость проектно-сметной документации в целом на шестой микрорайон – 614 тысяч рублей, а также отдельной строкой выделены средства на проект 97-квартирного дома (в будущем – д. 99 по Октябрьскому шоссе) – 244 тысячи рублей.  

Итого: по данным ЦБК, по состоянию на 1 июля 1992 года, то есть ДО приватизации, только на подготовку ПСД дома № 99 по Октябрьскому шоссе государство и предприятие, бывшее на тот момент государственным, потратили 244 тысячи рублей. А раз выполнение ПСД является непременной частью строительства, то можно утверждать, что дом построен ЧАСТИЧНО за счет государства.

Строительство третьей очереди

ПО «Кондопогабумпром» подало заявку на разрешение проектирования в декабре 1991 года. 14 февраля 1992 года исполком горсовета и мэрия Кондопоги разрешили предприятию заниматься проектированием группы жилых домов 3-й очереди в 6-м микрорайоне. ПСД на дом утверждена директором по строительству ОАО «Кондопога» в декабре 1992 года.

Отсюда следует, что подготовлена проектно-сметная документация была гораздо раньше. Никак не за два месяца, которые прошли с момента приватизации комбината в октябре 1992 года до утверждения ПСД в декабре этого же года. То есть тогда, когда ЦБК еще был государственным предприятием. На это указывает и документ от июля 1992 года, приведенный выше. Поэтому никак нельзя утверждать, что государство не вложилось в дом и он построен ТОЛЬКО на частные средства.

Хотя справедливости ради отметим, что пропорция между теми средствами, которые вложены в строительство государством и акционерным обществом, вероятно, говорит в пользу общества. Суды не оспаривают то, что дом принадлежит ОАО «Кондопога», однако точно также невозможно оспорить право семьи на бесплатную приватизацию квартиры, выделенной по очереди на улучшение жилищных условий.

Как токарь 5-го разряда пошёл в бетонщики

Семья проживала в деревянном полублагоустроенном доме № 36 по улице Новокирпичной 1950 года постройки и, конечно, мечтала о том, чтобы улучшить жилищные условия. В то время сделать это каким-то другим способом, кроме как получить по очереди, было невозможно. И тут ЦБК кинул клич: требовались рабочие руки на строительстве десятой бумагоделательной машины.

Как рассказывает глава семьи, его вызвал начальник, у которого была разнарядка – нужно было 4 человека. Так квалифицированный рабочий – токарь 5-го разряда заключил договор с ПО «Кондопогаумпром» и перешел бетонщиком 1-го разряда в СМУ-1 треста «Кондопожстрой».

Запись в трудовой книжке о переводе в трест «Кондопожстрой» плотником-бетонщиком 1-го разряда.

Глава семьи согласился на существенное изменение условий труда, в том числе уменьшение заработной платы, другой график, жесткие условия нормирования. И все это – ради семьи, ради квартиры, которые каждый, кто отработает положенный срок, должен был получить во вновь строящемся доме № 99 по Октябрьскому шоссе (строительный № 8, московская серия).

Типовые «Договорные обязательства», которые печатались под копирку и заключались со всеми, кто переходил с основного производства на строительство 10-й буммашины.

К сожалению, глава семьи, как добропорядочный человек, сдал договор на комбинат, когда его об этом попросили. «Мы же думали, что если что понадобится, то придем, попросим и нам дадут, — с горечью рассказывает наш собеседник, – что мы могли тогда, по 20 лет нам было. Кто же знал, что такие трудности вдруг могут возникнуть и никто не даст документов».

Даже суд не смог получить от Кондопожского ЦБК договор с главой семьи. Мол, не сохранился. Как нет в наличии и документов о постановке семьи на очередь на улучшение жилищных условий. Документы не сдавали в районный архив, поэтому получить их не представляется возможным.

Сами виноваты – добровольно отказались

Для Верховного суда Российской Федерации не стало важным обстоятельством то, что семья в случае, если проиграет суд, не сможет воспользоваться правом на бесплатную приватизацию. Вот вы, уважаемый читатель, вспомните: приватизировали ли квартиру? Как думаете, если вы имеете право бесплатно получить недвижимость в собственность, но вас его лишают, справедливо ли это?

Карельские суды первоначально учли, что семья более 20 лет живет в спорной квартире, это постоянное место ее проживания. Кроме того, судья Дмитриев отметил в своем решении, что не может подозревать комбинат в обмане. А такой вывод напрашивался, так как представитель ЦБК в суде утверждал, что семья сама, мол, не воспользовалась правом приватизации квартиры в доме, где ранее проживала. Но, помилуйте, как можно было приватизировать полублагоустроенное жилье, которое годилось под снос и было признано аварийным?

Глава семьи вспоминает, что с комбината чуть не каждый день звонили, требовали сдать ключи, а также отремонтировать квартиру. «Сдал квартиру как игрушечку, даже обои новые купил и деньги заплатил, чтобы поклеили для новых жильцов», — говорит он. В материалах дела есть справка, из которой следует, что приватизировал данное жилое помещение совсем другой человек. Каким образом он мог приватизировать квартиру в ветхом жилфонде, имеющем на тот момент износ 60 %, непонятно.

Судья Дмитриев делает вывод о том, что «истцы, переселяясь из жилого помещения, право на приватизацию которого они имели, сохранили данное право в отношении жилого помещения, предоставляемого в доме, частично построенном за счет государства».

Сарай 1950 года постройки

Журналист «Черники» нашел дом № 36 по улице Новокирпичной. Он до сих пор не снесён и пугает «соседей» по микрорайону убийственным сарайным имиджем. Как ни странно, это строение числится в плане капремонта на 2022 год, но в администрации Кондопожского района сообщили, что 12 мая 2020 года дом признан аварийным. Все системы дома – тепло-, водо-, газо-, электро- и теплоснабжения, инженерные коммуникации, крыша, фасад — легче уничтожить, чем отремонтировать.

По логике юристов комбината, которые утверждают, что семья добровольно отказалась от бесплатной приватизации квадратных метров в доме № 36 по улице Новокирпичной, вероятно, наши герои должны были предпочесть «деревяшку» квартире улучшенной планировки в новом доме?

«Заполучить квартиры бесплатно«

Может ли кто-то из нынешних руководителей похвастаться таким уровнем доверия в коллективе, которое было к директорам ЦБК раньше? Это время безвозвратно ушло, а те социальные обязательства, которые перешли от ПО «Кондопогабумпром» к ОАО «Кондопога», похоронены под разговоры о банкротстве, современных рыночных реалиях и роли градообразующего предприятия. Цинизм нынешних управленцев и не снился «красному» директору Виталию Федермессеру.

В неформальных беседах представители ЦБК (от руководителей до специалистов), только речь заходила о квартирах, не раз произносили одни и те же слова: какая ваша цель – вы хотите уничтожить предприятие? Алло, ребята! Задает вопросы журналист, а не диверсант. С вами судится семья ваших не самых плохих кадровых работников, а не посланцы из космоса. Вы делаете бизнес в городе, жители которого время от времени задыхаются от вонючего воздуха, толпами ездят в онкологию и лечат своих детей. Они всю жизнь рядом с промышленным гигантом. Работники комбината это те люди, которые делают вашу жизнь такой, какая она есть, и от проблем которых вы так далеки. «Я понимаю стремление людей заполучить квартиры бесплатно, ради этого они пойдут на всё…», — так сказал один. «Только бизнес…», — заученно сказал другой. Остаётся продолжить: ничего личного…

Они верили Федермессеру…

Листая подшивку заводской газеты «Авангард», наткнулась на статью редактора Татьяны Поляковой «Ритм нормальный» в номере от 1 мая 1992 года.

Газета «Авангард» от 1 мая 1992 года.

Рассказывая о том, как двигается строительство десятой буммашины, журналист берет интервью у бумажников, которые переквалифицировались в строителей (это те, кто ради квартир временно ушел с основного производства, как наш герой). Послушайте этот диалог:

«А как же работается нашим бумажникам, ведь некоторым из них впервые пришлось столкнуться со строительным делом…

— Трудно вам здесь?

— Да нет, почему же? Люди на стройке работают всю жизнь и ничего, привыкают, многим даже нравится. Другой вопрос – сколько им платят. С головой окунувшись в их профессию, мы убедились, что платят строителям за их нелегкий труд очень и очень мало.

— Вы сравниваете их зарплату со своей?

— С зарплатой своих товарищей, которые трудятся в тех цехах, откуда мы пришли на стройку. Правда, первые месяцы мы получали среднюю заработную плату и выходило неплохо. А сейчас получаем столько, сколько заработаем, то есть как строители.

— И вы огорчены?

— Безусловно. Но жизнь заставляет нас так поступать – нам всем, как воздух, нужны квартиры. Хотя изо дня в день большинство из нас мучает сомнение: а не изменится ли что за эти годы в нашей стране, в нашем городе, не будет ли введен новый порядок распределения жилья? Ходят, к примеру, слухи, что в 1994 году не будет никакой очереди на получение жилья. Конечно, мы верим Федермессеру и надеемся на его поддержку – это-то и придает нам силы…»

Новый поворот: обеспечить квартирой должен муниципалитет?

Если предприятие не согласно, что семья имеет право реализовать свое право на бесплатную приватизацию квартиры в доме комбината, то тогда кто должен обеспечить жильем эту семью?

Кассационная жалоба Кондопожского ЦБК в Верховный суд РК, август 2019 года.

В кассационной жалобе АО «Кондопожский ЦБК» в Верховный суд Российской Федерации говорится, что квартира в доме № 36 по улице Новокрипичной, где ранее проживала семья, являлась муниципальной. Юристы предприятия полагают (страница 57 дела): «признание истцов нуждающимися в улучшении жилищных условий относится исключительно к компетенции Администрации Кондопожского муниципального района, либо Кондопожского городского поселения, которые и должны были обеспечить истцов благоустроенным жилым помещением, размером не менее ранее занимаемого, на условиях социального найма. Вселение истцов в спорное жилое помещение, принадлежащее на праве собственности ОАО «Кондопога», не свидетельствует о надлежащем исполнении администрацией своих обязанностей по обеспечению истцов жилым помещением, поскольку квартира   по адресу: Кондопога, Октябрьское шоссе, д. 99, была передана исключительно в целях коммерческого найма».

То есть теперь, если суд встанет на сторону предприятия, семье, по мнению представителей ЦБК, нужно судиться с муниципалитетом?

Дела одинаковые, а исход разный

А между тем в июле 2018 года Верховный суд Республики Карелия вынес определение по точно такому же делу, о котором мы сегодня рассказываем. Семья С. отсудила свое право на бесплатную приватизацию квартиры в доме № 99 по Октябрьскому шоссе. Решение по неизвестной нам причине не было оспорено комбинатом и вступило в законную силу. Именно после него наша семья тоже пошла в суд.

Так вот, рассматривая дело семьи С., Верховный суд Карелии оставил решение Кондопожского городского суда без изменений, а апелляционную жалобу ЦБК без удовлетворения. Обстоятельства были точь в точь такие, ка у нашей семьи, просто один в один. Глава семьи работал в ПО «Кондопогабумпром», был принят по переводу на работу в СМУ -1 треста «Кондопожстрой», затем продолжил работу в ОАО «Кондопога». Между ним и ПО «Кондопогабумпром» в лице директора Виталия Федермессера заключено соглашение, согласно которому ПО «Кондопогабумпром» обязалось сохранить за работником постоянное место работы и предоставить благоустроенное жильё после трех лет работы в тресте «Кондопожстрой». Действующее на тот период времени жилищное законодательство предусматривало обеспечение государственными предприятиями своих работников, нуждающихся в улучшении жилья, жилыми помещениями по договорам найма (социального найма), а не коммерческого найма (ст. 30, 43, 50 Жилищного кодекса РСФСР).

«Из списка распределения 96-квартирного дома, утвержденного совместным решением администрации АО «Кондопога» и профкома, усматривается, что жилая площадь выделяется работникам АО «Кондопога», работавшим в АО «Кондопожстрой» по договору. АО «Кондопога», являясь правопреемником ПО «Кондопогабумпром», предоставило … жилое помещение, выполняя условия соглашения… Соответственно, жилое помещение предоставлено бессрочно, истцы вправе получить его в собственность», — говорится в определении ВС РК.

Фемида на стороне ЦБК

Дом № 99 по Октябрьскому шоссе в Кондопоге. Фото: Юлия Шевчук.

В доме № 99 живут разные люди, в основном работники предприятия, ветераны производства. Каждый из них так или иначе решал свой квартирный вопрос. Десятки дел прошли через суды в Карелии и практика была такова, что суд вставал на сторону жильцов, которые по истечение срока подачи кассационных жалоб вступали в права собственности и могли спать спокойно. Однако в один прекрасный день ЦБК вдруг стал подавать кассации на решения Верховного суда Республики Карелия. Как говорят юристы, решения карельских судов на уровне Верховного суда РФ  «сломали» и практика изменилась.

На примере семьи, о которой мы рассказываем, видим, как трудно приходится тем, кто судится с комбинатом за квартиры. Когда тебе за шестьдесят, тяжело осознавать, что весь твой труд на этом предприятии ничего не значит. И что обещания, которые были даны руководством ЦБК о том, что квартиры останутся у людей, также ничего не стоят.

Те жильцы, которым еще только предстоит пройти суды по второму кругу, ждут решения Верховного суда Республики Карелия по делу своих соседей. В каждом деле, конечно, есть свои ньюансы, но плетью обуха не перешибешь. К сожалению, последние решения ВС РФ говорят о том, что Фемида на стороне ЦБК.

«В канале утоплюсь…»

Теперь жители, которые уже успели приватизировать жилье по решению карельских судов, получая кассационные жалобы от ЦБК, хватаются за сердце. Особенно тяжело тем кадровым работникам предприятия, кто одинок – на старости лет страшно повиснуть в воздухе, не зная, сможешь ли спокойно дожить свой век в комфортном жилье. По рассказам соседей, одна из ветеранов труда, всю жизнь отработавшая на ЦБК, в минуту отчаяния сказала, что утопится в канале, если у нее отберут квартиру. Кто-то из соседей уже поплатился здоровьем за те волнения, которые сопровождают судебные тяжбы с градообразующим предприятием.

Все работники комбината, которые получили квартиры в этом доме, честно их заработали. Кто-то успел выкупить квадратные метры, не послушав руководство комбината. Ведь многие семьи начали выплачивать деньги за квартиры, и даже погасили половину суммы или больше, но потом получили деньги обратно, ведь заместитель гендиректора по соцвопросам стал приглашать новоселов на разговор и настоятельно советовал прекратить выплаты: мол, никуда квартиры не денутся, останутся у вас.

Кто-то в смутные девяностые годы продал акции комбината и на вырученные приличные средства купил себе жилье в других домах. А наши герои даже этим не воспользовались — акции бесплатно сдали на ЦБК, потому что верили: нужно поддержать предприятие. В итоге сегодня они не имеют другого жилья, могут лишиться квартиры, которую заработали.

И что дальше?

Квартира Кондопожского ЦБК в д. 7а по улице Комсомольской в Кондопоге выставлена на продажу 30 июля. Информация об этом размещена конкурсным управляющим ОАО «Кондопога». Фото: Юлия Шевчук.

Если Верховный суд Карелии, а затем и России встанет на сторону предприятия, то чего ожидать семье? Выселения? Будет ли комбинат выставлять квартиру на продажу? Такой опыт у предприятия есть. Если посмотреть в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве, то можно увидеть объявление о торгах, размещенное 30 июля. Среди прочих лотов есть лот № 62 о продаже за 990 тысяч рублей квартиры № 4 площадью 43,2 кв. м в доме № 7а по улице Комсомольской, принадлежащей ОАО «Кондопога» на праве собственности.

Запрос, каким образом ЦБК предполагает распоряжаться квартирой, если выиграет суд, редакция «Черники» направила гендиректору АО «Кондопожский ЦБК» Виктору Толстову и конкурсному управляющему ОАО «Кондопога» Олесе Шестаковой. С ответами мы ознакомим читателей.

******

Обида на предприятие, которое отказывается от своих социальных обязательств и судится с работниками за квартиры, даже не чураясь взимать с пенсионеров тысячи рублей судебных расходов, издержек и госпошлину, прочно поселилась в сердцах жителей дома № 99. Люди чувствуют свою незащищенность, полное безразличие к их судьбе. Они отчаялись и не верят в то, что на предприятии не сохранилось никаких документов, свидетельствующих о постановке на учет в связи с улучшением жилищных условий и о том, что дом начали строить ранее, чем прошла приватизация. Изменившаяся судебная практика вызывает только горькую усмешку. Все понимают, какие решения ожидать после того, как Верховный суд РФ вынес свой вердикт, и решение Кондопожского городского суда об отказе в приватизации это только подтверждает. Но в силах руководства Кондопожского ЦБК сделать всё, чтобы люди жили спокойно. Будет ли так, покажет время.

«Черника» расскажет о том, чем завершится рассмотрение дела в Верховном суде Карелии и будет следить за развитием ситуации.