Юлия Шевчук

Юлия Шевчук

Историк по образованию - окончила Петрозаводский госуниверситет. Журналист по призванию. В первую редакцию устроилась в 1992 году случайно, отец был редактором и взял корреспондентом. Более 25 лет работала в районных газетах Карелии ("Диалог", "Новая Кондопога"). Получила несколько уроков от власти. Первый: не жди справедливости, но работай ради нее. Второй: гни свою линию. Третий: сомневайся во всем, старайся быть честной. Наверное, есть что-то более интересное, чем журналистика, но не для меня. Член Союза журналистов России.

Сегодня в Кондопожском городском суде состоялось заседание по иску о признании права собственности на квартиру в доме № 99 по Октябрьскому шоссе площадью 53,5 кв. м. Два года семья работника Кондопожского ЦБК отстаивает свое право на жилье, построенное в смутные времена развала СССР, перестройки и начала приватизации. Современные реалии таковы, что предприятие с уставным капиталом почти в 7 миллиардов рублей  не только производит бумагу, но и выступает в роли риелтора, играя на рынке коммерческой недвижимости провинциального карельского городка. Для этого оно стремится оспорить право на приватизацию квартир в своих домах. И кто попал под раздачу? Семьи кадровых работников ЦБК, более 20 лет проживающих в честно заработанных квартирах в «комбинатовском» доме. Вполне себе капиталистическая история, никого такой нынче не удивишь. То, что рушатся судьбы людей, для которых эта нешикарная недвижимость – родной дом, то, что они теряют последнее здоровье, живя в состоянии постоянного стресса, руководителей акционерного общества, судя по всему, не трогает. Ничего личного, только бизнес. Социальная ответственность? Да, что-то такое слышали. Только это не тот случай, теперь это не про Кондопогу. Тут другая история.

Кондопожский городской суд. 17 января 2019 года. Судья Александр Дмитриев рассмотрел иск семьи к Кондопожскому ЦБК о признании долевой собственности на 2-комнатную квартиру, которую получили в 1995 году. Истцы считают, что имеют право на приватизацию, так как жилье было предоставлено как государственное. Позиция ответчика сводилась к тому, что никакого права на это жилье у семьи нет, так как дом построен на частные средства и принадлежит акционерному обществу.

Подробнее остановимся на этом решении. Какие аргументы были у сторон? Почему судья Дмитриев удовлетворил иск Шутовых?

Дом начали строить в январе 1993 года, в списке дольщиков было несколько предприятий, в том числе АО «Кондопога».

Судом установлено, что дом строился за счет средств юрлиц, спорную квартиру после завершения строительства передали АО «Кондопога», она не является муниципальной или государственной собственностью или ведомственным жильем.  

Согласно списку распределения квартир, утвержденному совместным решением администрации предприятия и профкома 30 августа 1995 года, семье дали квартиру улучшенной планировки в построенном доме на Октябрьском шоссе. Основание – выделение жилой площади работникам ОАО «Кондопога», работающим в АО «Кондопожстрой» по договору.

Здесь нужно вспомнить, что в те годы квалифицированных специалистов различных специальностей приглашали на работу в «Кондопожстрой» не просто так, а под обещание предоставить квартиры. Те, кто нуждался в улучшении жилищных условий, соглашались на перевод с комбината сроком на три года, даже с уменьшением заработной платы и с изменением графика работы, чтобы в будущем получить заветные квадратные метры. И конечно, когда предприятие позвало, многие откликнулись, чтобы поддержать его, ведь тогда руководству комбината верили, никто и в страшном сне не мог представить, что свои права потом придется отстаивать в судах.

В распоряжении редакции есть список квартир, выданных работникам, которые были переведены в «Кондопожстрой» и получили затем жилье. Многие из них до этого жили в комбинатовских квартирах, которые при заселении в новый дом вернули, хотя имели право на его приватизацию. У семьи, о которой мы сегодня рассказываем, реализовать свое право на приватизацию квартиры в доме № 36 по улице Новокирпичной не было возможности. Почему? Да просто дом был признан неподлежащим приватизации в связи с износом более 60 % (распоряжение администрации Кондопоги от 13.01.1995 № 34-р). На этот момент можно обратить внимание, потому что в будущем семью упрекнут в том, что она не воспользовалась своим правом на приватизацию. Эту квартиру в аварийном доме ЦБК впоследствии передал администрации города.

По законодательству, которое действовало в то время (Жилищный кодекс РСФСР), жилье предоставлялось по договору социального найма. Жилые помещения в домах, находившихся в ведении предприятий, предоставлялись по решению администрации и профкома гражданам, состоящим на учете нуждающихся в жилых помещениях по месту работы, с последующим утверждением такого решения органом местного самоуправления и выдачей ордера установленной формы.

Ордер на спорную квартиру в д. 99 по Октябрьскому шоссе.

Суд отметил, что неоднократно направлял на комбинат запросы о предоставлении договора о переводе главы семьи на работу в «Кондопожстрой» (есть запись в трудовой книжке), а также сведений о постановке семьи на учет как нуждающейся в улучшении жилищных условий. Из ответа следует, что документы не сохранились. Этот факт удивил судью, который в решении отметил: «Суд исходит из добросовестности процессуального поведения ответчиков, между тем полагает, что правовые последствия в связи с ненадлежащим хранением документов по предоставлению жилого помещения лежат на ОАО «Кондопога», АО «Кондопожский ЦБК».

В решении читаем, что суд не сомневается: семья имеет право на приватизацию спорной квартиры, так как «истцы, переселяясь из жилого помещения, право на приватизацию которого они имели, сохранили данное право в отношении жилого помещения, предоставляемого в доме, построенном частично за счет государственных средств». Именно это оспаривается юристом ЦБК, который утверждает, что в строительство дома вложены только частные деньги.

Также ответчик ссылается на то, что семья получила квартиру ПОСЛЕ акционирования, в связи с чем не имеет права на приватизацию. Судья посчитал этот довод несостоятельным, поскольку истцы до предоставления им спорного жилья проживали в квартире государственного жилфонда.

ЦИТАТА из решения суда:

«Фактически позиция ответчиков сводится к тому, что истцы добровольно выехали из занимаемого по договору социального найма жилого помещения для вселения в квартиру по договору коммерческого найма. Суд полагает данные доводы несостоятельными, поскольку на тот момент оба жилых помещения находились в ведении ОАО «Кондопога», являвшегося работодателем (ФИО главы семьи). Приведенная ситуация свидетельствовала бы о злоупотреблении должностными лицами ОАО «Кондопога» своими должностными полномочиями с целью намеренного ухудшения жилищных прав истцов. Между тем суд исходит из добросовестного поведения всех участников спорных правоотношений».

Кондопожский городской суд иск семьи удовлетворил и признал за членами семьи право общей долевой собственности на эти квадратные метры.

***

12 апреля 2019 года. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия рассмотрела апелляцию АО «Кондопожский ЦБК» на решение Кондопожского городского суда.

В доводах представителя комбината не появилось ничего нового. Он считает, что спорная квартира является собственностью юридического лица, не могла и не может быть передана в порядке бесплатной приватизации. В квартиру заселились на условиях коммерческого найма. До этого жили в муниципальном жилье, находившемся в пользовании государственного предприятия ПО «Кондопогабумпром», преобразованного в АООТ «Кондопога», затем в АО «Кондопога». Вселение жильцов в 1995 году в спорное помещение «не свидетельствует о надлежащем исполнении администрацией обязанностей по обеспечению истцов жилым помещением, поскольку квартира была передана исключительно в целях коммерческого найма».

Верховный суд с выводами суда первой инстанции согласился. В решении читаем, что к моменту начала строительства дома № 99 по Октябрьскому шоссе предприятию, согласно договора купли-продажи госимущества от 28.01.1993, были переданы «собственные источники финансирования капвложений» в сумме 245 846 руб. То есть аргумент о том, что дом был построен полностью на средства предприятия, несостоятелен.

Также суд отметил, что действующее на тот момент жилищное законодательство «предусматривало обеспечение госпредприятиями своих работников, нуждающихся в улучшении жилья, жилыми помещениями по договорам найма (социального найма), а не коммерческого найма (ст. 30, 43, 50 Жилищного кодекса РСФСР)». Суд, учтя обстоятельства предоставления истцам спорного жилого помещения, отклонил довод комбината о том, что вселение не основано на договоре соцнайма и квартира частного жилфонда приватизации не подлежит. «Факт заключения между сторонами договоров коммерческого найма в отношении жилого помещения не свидетельствует об ошибочности выводов суда и наличии оснований для отмены судебного акта».

Верховный суд Карелии оставил апелляционную жалобу без удовлетворения, решение суда оставил без изменения.

***

А вот теперь удивительная часть нашей истории. Вспоминается поговорка: закон что дышло — куда повернул, туда и вышло.

25 февраля 2020 года. Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ. Решение Кондопожского городского суда и  апелляционное определение Верховного суда РК отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Судьи в Москве приняли сторону Кондопожского ЦБК и отклонили все доводы, изложенные в мотивировочной части решений карельских судов. Верховный суд посчитал, что раз семья проживала в квартире по договору коммерческого найма, да еще в частном жилом фонде, то приватизация невозможна. Суд решил, что дом построен только за счет средств предприятия, и сослался на разъяснения Пленума Верховного суда РФ от 24 августа 1993 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ», согласно которому, «если правопреемники, изменившие форму собственности… на свои средства построили… жилое помещение, которое впоследствии явилось предметом спора о приватизации, такое жилое помещение не может быть передано в собственность граждан в порядке названного закона».

Факт, рассмотренный карельскими судами, — о том, что дом № 99 был сдан ПОСЛЕ того, как государственное предприятие стало частным, Верховный суд страны интерпретировал с точки зрения этого самого частного предприятия. «Построив дом за счёт собственных средств, ОАО «Кондопога»в силу положений пункта 1 статьи 218 Гражданского кодекса РФ приобрело право собственности на спорную квартиру». Верховный суд не указал, почему не принял во внимание передачу предприятию бюджетных средств, о чем свидетельствуют материалы дела (более 240 тысяч рублей в ценах 1993 года).

Вопрос, на который Верховный суд РФ не ответил и который возникает при прочтении решения: а на каком основании Совет народных депутатов в 1995 году, когда уже было образовано частное предприятие АООТ «Кондопога», выдало ордер на квартиру? Ведь ордера выдавались только на государственное жилье. Если есть собственник, то какое отношение к распределению частного жилфонда имел исполком? В решении ВС РФ читаем: «23 сентября 1995 года (ФИО) исполнительным комитетом Кондопожского городского Совета народных депутатов был выдан временный ордер на право занятия (ФИО) в составе семьи из трех человек квартиры по адресу…»

Можно сделать вывод, что право кондопожан на приватизацию нарушено, семья, по мнению высшей судебной инстанции страны, не имеет права на квартиру, которую честно заработал ее глава. О какой же социальной справедливости может идти речь, когда суд рассматривает дело, не учитывая всех обстоятельств? Зато, вероятно, учитывая интересы крупного бизнеса.

***

Сегодня Кондопожский городской суд под председательством судьи Маргариты Бахориной, согласно определению Верховного суда РФ, вновь рассмотрел иск семьи к АО «Кондопожский ЦБК». Представители сторон подтвердили свои позиции. Адвокат истца заявил ходатайство об истребовании в ЗАО «ПИ Карелпроект» документов по проектно-сметной документации на строительство дома № 99 по Октябрьскому шоссе, однако судья его не поддержала.

Кондопожский городской суд отказал семье в удовлетворении исковых требований. Судья посчитала, что социальная справедливость выглядит вот так — калькой с решения Верховного суда РФ и отказался от своей собственной позиции годовой давности. В интервью «Чернике» истец рассказал, что несмотря на все переживания и отчаяние, он будет подавать апелляцию. В этой ситуации какую позицию изберет Верховный суд Республики Карелия? Если на уровне республики семью вновь поддержат, то будет ли это для Кондопожского ЦБК сигналом, чтобы остановиться?

А пока на очереди те жильцы дома, у которых аналогичная ситуация. Желание АО «Кондопожский ЦБК» оспорить право жильцов на приватизацию квартир, поддержанное Верховным судом Российской Федерации, а теперь и Кондопожским городским судом, будет неудержимо. Как поведет себя собственник: будет ли продлевать договора коммерческого найма, если да, то на каких условиях, будет ли выселять семьи и продавать недвижимость?

С моральной точки зрения ситуация усугубляется тем, что часть жильцов успела «проскочить» мимо сроков и теперь дышит свободно. А вот этой семье не повезло… Чем же они так провинились… Зачем поверили прежним руководителям комбината и в трудные 90-е годы не стали выкупать квартиру, как было предложено? Но ведь тогда, когда первые взносы уже были сделаны, им сказали: получите деньги обратно, никуда квартиры не денутся… Но что теперь, как говорится, слова к делу не пришьёшь… В гробу переворачиваются, наверное, те, кто это говорил, если видят то, что происходит…

«Черника» следит за развитием ситуации.